?

Log in

No account? Create an account
ХУДОЖНИКИ САРАТОВА. Летняя воскресная акция
irin_krainov1

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. Театральная лаборатория
irin_krainov1


                         ВИДИМО ЛИ, ЧТО НЕВИДИМО? Часть 2
И еще две современные пьесы  показали  на театральной лаборатории.
Каждая  не была похожа на предыдущую и вызвала бурю эмоций и рой мыслей.
*К морю
Выпускник Саратовского театрального института Роман Мартынчев , ученик Александра Галко,пробуя  себя в режиссуре,  выбрал пьесу Алекса Бьерклунда "Машина едет к морю".
Человек театра, сам играющий, придумал себе псевдоним и  написал   проникающий до самой селезенке  текст  об одиночестве двух никому не нужных  людей, оказавшихся за бортом жизни: слепой, потихоньку пьющий,  дед  и  внук-  аутист,которого интересуют только тушеная  капуста  и свои рисунки, напоминающие  граффити.
Видимо, родители Виктора   погибли в катастрофе. Что  в нашем мире  бешено  мчащихся машин и   падающих воздушных лайнеров    не редкость. Кроме  нищенской пенсии двум инвалидам рассчитывать  не на что. Я вспомнила свой первый  самостоятельный поход в  областной  молодежке, когда  на меня, девчонку, оставили самый серьезный тогда отдел – писем. Там  не столько готовили публикации, сколько разбирались  с письмами читателей, помогали чем могли.
Приехала  по письму на шестой квартал.В маленькой комнатке друг  против друга лежали две женщины: умирающая от  онкологии мать и  ее беременная дочь. У них  не было близких. И средств к существованию тоже  . Матери  из- за бюрократических проволочек  не оформили пенсию, дочь  не брали  на работу  из-за  большого срока беременности. Я принесла им хлеб,молоко, печенье и  ушла,  почти плача.Я  не знала, как им помочь.
Но в «Заре молодежи»  тогда еще  была Людмила Леонтьева, мой первый учитель в журналистике.  «За правдой»  к ней шел весь  город. Люда позвонила в Ленинский райисполком и так разнесла  бюрократов, что  пенсию больной  тут же начислили, а  дочку, уже   почти  на сносях,  устроили на работу  по специальности. Да, мы жили в другую историческую  эпоху, когда слово журналиста что-то значило, а рубрика «Газета выступила. Что сделано?» была главной.Но  урок  профессионала научил меня  не поддаваться обстоятельствам.То же я увидела  в тексте Алекса.
Пьеса «К морю» очень  личная. Автор посвятил ее  родителям и брату. Текст пробивает сразу, как и игра актеров. Виктор Мамонов - Старик, еще  крепкий, мощный, сохранивший энергию.  В темноте квартиры  он ступает твердо, хорошо изучив путь к буфету,  где хранится заветная бутылочка. Илья Ульянчев (однокурсник режиссера) - Виктор. Высокий, худой, с длинными спутанными  прядями и  нервным лицом.Дед  произносит в пространство свои длинные монологи, внук молчит, прижавшись затылком к работающему телику–ему все равно.Он   рисует  и рисует   резко выделенными силуэтами,   с акцентами черного.
-Мир катиться ко всем чертям, но тебя это не тревожит, Виктор? Скорее всего – нет! Что ты испытываешь, когда слышишь такое? Вероятно, ничего. Для тебя это ничего не значит. Слова, в которых нет смысла. Слова, которые не вызывают никаких ощущений. Ты всё видишь, но не чувствуешь. Я всё чувствую, но ничего не вижу. Мы дополняем друг друга, Виктор, - экспрессия нарастает в речах  Слепого. Как ни странно ,но за последнее время  это лучшая роль большого актера Мамонова. Да, и за три репетиции можно сделать шедевр.
У двух беспомощных  людей   есть помощник, их  добрый ангел Борис -Юрий Кудинов . Когда Виктор снял  со стены плохонькую закопченную репродукцию Троицы, чтобы заменить ее тройкой  героев пьесы, в зале возник спор «кто есть кто» на   рисунке. Все сравнения хромают, но за «Духа Святаго»  там явно  отвечает герой Юрия. Пожилой ворчливый Дворник приносит  бедолагам тушеную капусту, вареную картошку или яйца, сваренные  вкрутую (чтобы  меньше потом  отмывать их и квартиру). Убирает,  стирает. Да , на  посланника небес похож  он мало.Но  отчего-то каждый  божий день ходит  в их заросшую грязью берлогу  и  терпит  выпады томящегося  от ничегонеделанья старика,  и неожиданные истерики внука… Ангел,  который вовсе не ангел, ничего не  просит взамен. Разве что слово благодарности, но  и того  не   дождешься. Что Дворнику обидно.
Конфликт между двумя стариками достигнет вселенских  температур .Мамонов клокочет, как бурлящий вулкан. Великолепны  его партнеры: невозмутимый Внук, медленно, но верно закипающий Дворник. Кто осудит Бориса,в гневе перевернувшего  дебошира вместе с  креслом?..Но и в «безысходе»  забрезжит свет в конце туннеля.Автор  тоже учит  не поддаваться жизни. А  не осуществить ли им  авантюрную поездку к морю на старой «убитой» машине?
Поездка трех нищих, из которых один  не умеет водить машину, другой слеп, третий  не слеп, но  не адекватен…Плод воспаленной фантазии слепца? Но Виктор не только   «все видит, но ничего  не чувствует»,  он еще хорошо слышит.Он рисует море, машину , и в одно прекрасное утро  одевается совершенно самостоятельно (что   фантастично для аутиста) и произносит несколько фраз, равносильных (для такого больного тронной речи) короля.
Это и  есть свет в туннеле  для плачущего  от счастья деда. А то, что троица, нацепив солнечные очки и слегка подтанцовывая, выходит  на поклоны, вольный режиссерский финал  почти макдонаховской истории, пересаженной на русскую почву не без теплых ноток .А может, так все и было?  Это  ж очень по-русски: никаких средств и   ни капли здравомыслия… да   плевать  на всё , мы едем к морю!
«Чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст…»
*Мне скучно, бес
Московский актер и режиссер РАМТа Александр Доронин завершил июльские читки-показы   новой пьесой Дмитрия Данилова. Известный автор талантливо и смело погружает  нас в стихию постдрамы. Причем в третий раз.  На первой лаборатории всех сразил его острый текст "Человек из Подольска", который можно сравнить  по силе воздействия  только  с  «Процессом» Кафки. В прошлом году был пронзительный  "Сережа очень тупой". Обе пьесы ставятся  сейчас вовсю. Недавно версию «Сережи» представил театр-мастерская Фоменко.
Последняя пьеса  Данилова - "Свидетельские показания". Название обманчиво, никаких показаний там нет. Так не отвечают  на вопросы следователя и  так не ведут допрос. Да и следователя там  нет. Устав следить за противоречивыми «показаниями» множества лиц и  отыскивать в них  общий знаменатель, к финалу я  поняла, что «допрашивает» знакомых и сослуживцев сам герой, выбросившийся из окна.
Кому  ж его изображать, как не Александру Фильянову с его   «тонкой нервной организацией? Но его герой , скорей наблюдатель жизни, чем ее участник. Хотя  и  в жизни  он успел отметиться. Кто-то считает его малоинтересным рядовым клерком, кто-то восхитился его  воспитанностью…начитанностью… литературным  даром. Но     читали  они  тольк оего  сериальные ,крепко сработанные  детективы. И   лишь  одна женщина с ним жила и  знала о его великом романе, который он писал урывками, да так и не написал.
Женщина ушла  не оглядываясь, вспоминая его , скорей , равнодушно (Екатерина Ледяева). А он не бросился за ней, не остановил, не вернул,  наверное, потому что  она не была Маргаритой, а он не был Мастером. Хотя -  кто знает, если бы она бы его любила  чуть сильнее и верила в него чуть  больше…
«Выгорание чувств», о котором пытались говорить  на обсуждении «Горки», у Данилова более очевидно .Слово «скука» встречается в тексте десятки раз.  Если быть  до конца честным, как сказал  один зритель, просто скучно смотреть, как   разные  М и Ж ( без имени, без  каких-либо определений)  поднимаются со стульев в Малом зале  и говорят разные, одинаковые в своей безликости слова о погибшем . Актеры делают свои отрывки превосходно, выдерживая общий  уныло-бесцветный фон.Изредка  на  нем вспыхивают яркие огоньки:  Соседка – Евгения Торгашова, Отчим- Владимир Назаров, Женщина из литературного мира – Зоя Юдина, еще  одна женщина оттуда – Елена Блохина. Но   и их заела «невыносимая скука бытия».  В паузах  они подхлестывают  себя произвольными телодвижениями  под музыку.Но  и опять ,и снова, как раньше, как теперь: «Всяк тварь разумная скучает» .
«Мне скучно, бес», -  первм вздохнул   Фауст в гениальном продолжении трагедии Гёте нашим Поэтом поэтов. Мы знаем, к чему  ведет даже  «невиннейшая» скука  у Пушкина. Бес  ему в угоду  топит торговое судно. У Данилова пострадал   лишь герой: спрыгнул с подоконника на улицу. Падение с большой  высоты  его даже  немного развлекло.  Ведь и за гробом  его не ждет ничего, кроме скуки.Но  она  - не  первопричина.
«Нет, не из-за скуки, если так уж рассудить, а непонятно из-за чего. Просто как-то вот так. Необъяснимо. Если можно так выразиться. Это все непонятно от чего делается. Господин следователь, не ищите каких-то причин».
Угасание эмоций, выгорание чувств… будут  ли способны  к любви,дружбе,  простым радости жизни, к творчеству, наконец,  люди  нового века ,через  какие-нибудь  одно-два поколения? Не случайно на полстраницы финала ( как у Сорокина , где  на целые страницы романа), -  здесь  повторы, повторы, повторы:
 "М: Я ничего не могу о нем сказать.
Ж: Я ничего не могу о нем сказать.
М: Я ничего не могу о нем сказать.
Ж. Я ничего не могу о нем сказать".
Нам скучно, бес…Каждый видит, что он видит. И

видит  по-своему  то, что  не увидишь  глазами.
                                                                                                                                                                              Ирина Крайнова



САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА.Читка-показ современной драматургии
irin_krainov1
   
ВИДИМО ли,что НЕВИДИМО? Часть 1

Третий раз в Саратовской драме  прошла творческая лаборатория "Видимоневидимо" с эскизами пьес современных драматургов и    зрительским обсуждением.
   Дачные страдания
Руководитель лаборатории -  завлит театра Ольга Харитонова. Мы  полюбили  этот формат: 3-4 дня на репетиции  и  сразу  читка-показ, свежий эскиз. Ставят молодые приглашенные режиссеры. Исключение сделали  лишь для известного  писателя и драматурга Алексея Слаповского, саратовца  по  рождению.
Автор сам режиссировал первый показ только что написанной "мультимедийной комедии" "Две матери, две дочери". С большим успехом идет у нас его пьеса «Сошедший с поезда», которую Алексей  и поставил четыре года назад.
Мультимедиа, как известно, -  контент, в котором одновременно представлена информация в различных формах. Сейчас  очень модно включать в  пьесу онлайн переписку и  прочие  компьютерные штучки. В  новой пьесе  герои  общаются и таким способом,  и вживую.  Поскольку переписка в Инете стремительная, а  в эскизе   она идет параллельно диалогам героев,   не всегда успеваешь  прочитывать. Когда  будут ставить  спектакль, режиссер наверняка что-нибудь придумает.
Есть в тексте и «общие места», напоминающие сериалы: богатенький   мачо с бандитским прошлым, нагловатая подружка героини -  с поползновениями лесбиянки. Но  драматург  Слаповский как никто умеет строить интригу, придумывать диалоги, придавать динамику действию,  настаивая  его на хорошем  юморе и …лирике, которая  появится ниоткуда,  наползет, как туман,  к финалу.
Казалось бы, глухая стена непонимания  разделила  поколения: Надежду, старую учительницу, ее не по возрасту «юную» дочь Илону  (косички крендельком,  слишком короткий топик), когда-то бежавшую без  оглядки  из провинциальной «дыры», и  внучку Аглаю , которая уже  все  для себя решила: уезжает со своим «турком-немцем» учиться в Грецию. Дело  за малым - деньги.  Взять  их можно  только с продажи бабушкиной «развалюшной» дачи. А бабушка  попалась  слишком правильная, слишком упрямая,  со своими  принципами, точнее,    догмами…
И был  бы конфликт  неразрешим, но вмешивается новый бабушкин  Инет знакомый  (в сетях общаются  до ста лет),  у которого  учительница… учится настоящей мудрости. И понимает, что мир    окрашен  не   только в черный  и белый цвет…А тут   умный зять, да  и «мачо» оказывается очень и очень уязвимым…
Эскиз спектакля не  требует безошибочного  знания текста. В  этом есть своя прелесть. Актеры показывают забавные мизансцены, сходясь  спинами ,читая по бумажке.Но  это актеры психологического театра,  уже  на читке  они создают полнокровные образы. Мила, женственна ,но  тверда в  решениях замечательная актриса Тамара Джураева - Бабушка. Нетороплив, сдержан ее друг по переписке (Юрий Кудинов). Решительна, остра, обаятельна  Илона ( настоящая  «лицедейка» Татьяна Родионова). Очаровательна,  при всем юношеском  эгоизме,  внучка Аглая (Дарья Ревина). Абсолютно  «без  тормозов», в духе времени ее подруга  Ника Екатерины Локтионовой.
Ироничный муж Илоны Феликс (Александр Каспаров)  выглядит противоположностью «сверхчеловеку» Тимофею  (отлично  сыгранному Андреем Седовым). Но что-то в голове  мачо перещелкнет и он вдруг   почувствует, как дорога ему Ника.  Илона, привыкшая принимать  любовь  Феликса как должное, тоже многое понимает. Меняет  свое решение   «правильная» бабушка. А у  внучки, внезапно  увидевшей подле себя живого   иностранца -  породистого, но  слегка  заторможенного  и не слишком умного   (смешно  изображает  ее Сергей Ванин), вся  ее «любовь-морковь» кончается. Автор умеет    сделать свою    историю и теплой, и тонкой, безо всякой натяжки.
Не все приняли  финальный  happy end, посчитав  его  несколько искусственным .  Мне  так  не показалось. «Современный человек живет дважды – когда живет и когда об этом рассказывает», - стоит  в  эпиграфе пьесы. Зачастую мы не  те,   какими себя   видим. А  бываем мы  очень разными и   очень неожиданными.
Садиковский садизм
Не думаю, что  эти слова однокоренные. Но  тут  они сошлись, показав, как в стакане воды, всю мутную реку произвола, с отголосками  такого сталинизма, что мороз  по коже.  Конечно,в многослойном  тексте каждый считал то, что считал. Что именно   ему важно. Профессиональное жюри конкурса конкурсов современной драматургии "Кульминация" (есть и такой)  назвала лучшей пьесой  прошлого года "Горку" Алексея Житковского,   выпускника сценарного факультета ВГИКа. А  поставил с нашими актерами  театральный эскиз  заканчивающий Петербургскую театральную академию Андрей Богданов ( на фестивале "Уроки Табакова" мы видели его блистательную  постановку  - «Гамлет» на новый лад).
В прологе пьесы воспитательница  детсада с идиотическим названием «Сибирячок»  (почти как  «Бодрячок») Настя - Дарья Родимова  -  общается   в вайбере с родителями, про себя   комментируя происходящее: «Савва, Коля. Лёня, Гриша, Ефим, Никодим, Захарий – собаки. Иван –олень, Илья – олень, Мурат - олень.Керим, Озод- эскимосы. Девочки - все снежинки, кроме тех, кто елочки. Снежинки пишу. Снежинки все. Алена твоя тоже с Алена твоя тоже снежинка. Тупая. Хотела она елочкой. Жрать меньше надо. По две булки зараз…» Монолог ее нескончаем,  и  в нем столько  усталости и злости, что они  кажется несоразмерными тем задачам , которые она решает : всего  лишь провести    новогодний утренник и залить  горку для катания.
Скоро весь гнев Анастасии Витальевны  обрушится на мирно ожидающего  в спальне «начинающего газосварщика пятого разряда» по имени Олег  ( его симпатично   играет Дмитрий Кривоносов). Простой  добрый парень,  тот готов хоть ужин сготовить, хоть прокатить  девушку  в океане на «банане», хоть лопату для горки сварить  из титана. Да всем бы  по такому Олегу!  Его  излишне нервная  девушка еще не  знает , какие   попадаются мужские особи в «любовной лодке» быта…Потом она  в и овсе прогонит  «только вступающего в мир сварки» друга. А мы увидим жизнь «воспиталки» с окладом 15 тыщ  на  съемной квартире  во всей красе.И все  про нее поймем.
Помощница Анастасии Витальевны Ольга (Александра Коваленко)  норовит  сбежать  домой пораньше, оставив ее ждать опаздывающих родителей. Медработник  (вальяжная у   Светланы Москвиной), пропустив глисты у  детсадовского, хочет свалить всю вину  на  воспитательницу. Музработник приносит на занятия  неудобоваримые тексты и  - стучит на нее всесильной Зульфие   Фаридовне. Музработника с чудовищным конским хвостом комично  изображает Анастасия Парамонова. Зульфию Фаридовну... в  этой роли совершенно  неузнаваема   превосходная характерная  актриса Любовь Баголей.
Она так мягко стелет, так   ласково, по-кошачьи  мурлычет  и за ручку Настю берет, что у той   глаза на мокром месте  кажутся   излишними. Металл в голосе заведующей прорежется постепенно. Актрисы  сыграют сцену просто шекспировского накала.Поставить  на стул , как дошколенка, 25- летнюю женщину и заставить петь песню , которую  не могут запомнить   ее дети… Это было  бы   смешно,   если б  не было так страшно. Иезуиты  1937 года  тоже поначалу успокаивали свою жертву, чтобы потом обрушить на них  всю   адскую машину     унижения личности.   Что   для свободного человека  хуже  его уничтожения.
На обсуждении сравнивали пьесу с Шекспиром. Мне кажется ,  именно эта сцена дотягивает до подобных аналогий.Кто  бы мог подумать, что  сгусток неограниченной власти и самодурства,  пронизывающего чиновничий мир,  начинается с самого низа? С первой ступени социальной лестницы. Садиковский садизм – что может быть нелепее и ужасней?  Теперь понятен  панический страх Насти: не зальет горку, сорвет утренник  - потеряет работу, не заплатит за жилье. И  что ей  делать в маленьком городке?..
Микроб   рабской покорности  засел в нас , оказывается , куда крепче, чем мы думали.Как будто бы   общечеловеческая история -  упоение  властью над   маленьким человеком.  Но  для  нас  она слишком  острая.
«Слезла со стула. Ты все поняла? Чтобы все было идеально. И-ДЕ-АЛЬ-НО. И еще. Если ты думаешь, что я забыла про горку – ты ошибаешься… Все! Работаем. Пошла!» Можно жить после  такой сцены и как жить?..
В пьесе есть исход: героиня приводит  домой нерусского мальчика, забытого в садике.   По-русски   он научился   только просить есть. С ним  сердце  «воспиталки» оттаивает. После  трагикомичного Сна Насти  с чтением возвышенных  стихов  она готова убежать с ребенком  хоть  на край света… Но  это  еще не катарсис . А вот когда,  оставшись совсем  одна, разбив  окно и  порезав руку, она приходит  к садику  и видит, что ее помощница Оля, ее  неунывающий газосварщик и вздыхающий  по ней престарелый дворник - Валерий Ерофеев (только  эти трое , режиссер  отсекает «сознательных родителей» , прописанных автором  ) сами заливают  проклятую горку …вот  тогда  эта крупная, по-народному красивая женщина,эта превосходная актриса «прижимается лицом к решетке, садится на колени. Настю никто не видит...».Мне больше нравится такой,  авторский финал пьесы. Без    туристского"бодрячка", что , мол, здорово, что сегодня, мы, мол, собрались.
«Если путь опасный долог, будто нет ему конца; Все ж он кончится, на радость каравана, — не тужи!», -  драматург цитирует  тут Хафиза. Тоже  здорово.Но куда  деться  реальным  молодым воспитательницам  в отдельно взятом государстве под названием садик от тирании   реальных   Зульфий   и прочих  мадамов?
                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова



РАДИЩЕВСКИЙ МУЗЕЙ. В филиалах. Послевоенные художники у Кузнецова. Возвращение Мусатова в усадьбу
irin_krainov1


                        НАМ, рожденным в СССР. 24 и 24
Выставку  собрали из работ тех, кто родился в стране, которой уже нет  на карте.
Страна  эта СССР. Более  того,  авторы  - полные мои ровесники, потому что пришли в жизнь в ту же первую послевоенную семилетку, что   и я. Это Евгений Яли с его картинами, напоминающими туманные дали «первомира» фильмов Тарковского  .На противоположной от  солнечной стороны  -  трепетные тени  и  зыбкие видения Владимира Мошникова. Узнаваемые, лаконичные, равно впечатляющие пейзажи Павла Маскаева. Наполненные соками жизни  картины Вячеслава Цая. Играющая нюасировками цвета Елена Мальцева. Юрий Сурин с его неожиданной  и свободной подачей темы. Много, очень много Романа Мерцлина, его  город, все более фактурный,  с характерной ломаной линией.Некая  суховатость и точность кисти  городских пейзажей  Виктора Ситникова, незабвенная Мила Горожанина... Совершенно чуждая тому времени  беспредметная живопись Орлова и Михайлова, сильное эмоциональное высказывание  Хахановой, сполохи и переливы цвета Гуляева, сложная вязь графики Любови Горячевой, обычно всегда   верные натуре   скульптуры  Николая Бунина.
Вроде, все запрещено, кроме соцреализма, все под спудом. Но ведь  каких разных и талантливых художников подарила первая семилетка  без войны. Очень  хорошо написано о том  в пресс-релизе Дома-музея Кузнецова,  где она    открылась. Цитирую:
«Существует гипотеза, что личные и творческие качества человека формируются в детстве. И с возрастом почти не меняются, а лишь становятся ярче. Доминирующая черта художников этого поколения (они - дети победителей) — интуитивная вера в то, что если нет войны, – мир прекрасен. И поэтому поводом для вдохновения им служит старинный дворик в роджном городе и широкий разлив Волги, сообщение об освоении космоса и едущий по улице троллейбус, цветущая в «Липках» сирень и высокое крылечко деревянного дома. Но с годами на смену этой детской безмятежности приходит осознание, что ожидания отцов не сбылись ни в сороковые, ни в шестидесятые…»
Да, мы были детьми победителей. Нас очень  любили наши родители, хотели защитить от всех бед. Самой большой бедой  они считали войну. Они ее еще слишком помнили. Из тех лет пришло присловье,  которое вышучивали потом все, кому  не лень. «Лишь  бы  не было войны» , - а я до сих пор  так думаю, хотя сейчас к этой страшной беде  мира прибавились  новые и не менее опасные.
Художник пишет свою картину, не думая о каких-то важных целях. Он  просто не может жить без своего внутреннего мира и  выражает его  по -своему. Мы увидели в маленьких комнатах Дома порядка 60 картин, рисунков, скульптур из коллекции саратовского Третьякова Игоря Аскасева.И его самого, вальяжно  разместившегося  на большом панно, раблезиански
написанном,  в компании  художников. 24   самобытных  автора. Это очень  достойная экспозиция.

Любопытно, что в тот же день в другом доме художника – музее Борисова –Мусатова  - тоже открылась выставка, где фигурирует цифра 24. Но это число картин одного Мастера, Виктора Эпильдифоровича, которые обычно переезжают  из Радищевского музея в музей-усадьбу   Мусатова на летнее хранение.Подлинники живописи и графики великого художника пробудут в родных стенах  до 6 октября.
Прошлым  летом здесь выставлялось 26 картин, но две из них сейчас  уехали на большую выставку «Сады серебряного века» в царицынском музее. Директор музея-усадьбы Элеонора Белонович побывала  на вернисаже в Подмосковье,а теперь открыла  экспозицию в усадьбе художника «В гостях у Виктора Борисова-Мусатова».
Ходишь  по комнатам музея и  будто здороваешься со старыми друзьями.  Вот великолепно написанная  «Голова Лаокоона», выполненная художником   в студии живописи и рисования при Обществе любителей изящных искусств Саратова.  Вот мощный  «Бюст Каракаллы», это уже  его задание от   Академии художеств  Петербурга, так называмый  «гипсоголовной» класс .
Натюрморт «Череп и книга» тоже учебный, но умелый, он был предметом  гордости  художника и всей его семьи , которая снялась почти  в полном составе (мама и  сестры) на фоне картины сына и брата.
Как пишет Элеонора Белонович,  «свежестью, простотой и живописной убедительностью наполнены  мусатовские «Весенний этюд», «Ручеёк», «В лодке», «Капуста», «Цветы на палитре» .Живым чувством красоты и радости бытия веет  от его крымско-кавказских  этюдов. Я запомнила небольшой, с набегающей волной,  в Сочинской картинной галереи. Наверное,  он написан  одновременно с этими, в 1895  году.
С удовольствием вижу  снова «на месте» портрет сестры,  постоянной  модели художника . Набросок с натуры  угольным карандашом, где уже  угадывается загадочный тип мусатовских девушек. Эту, по словам искусствоведов, жемчужину  коллекции Радищевского вдова Мусатова Елена Александрова подарила  музею еще в 1910  году вместе с великолепным «Осенним мотивом» (давно и прочно  разместился в основной экспозиции).
Приятно увидеть в усадьбе  и два этюда мастера пейзажа Василия Поленова- учителя Мусатова  по Москве, и работы тонкого лирика  Петра Уткина – друга и соратника по Саратову.
Теперь каждую субботу в четыре часа в усадьбе будут проходить экскурсии для желающих ближе узнать  жизнь и творчество великого мастера русского модерна.По четвергам  музей работает до 8 часов.  Еще одно новшество: вечера-встречи третий четверг каждого месяца.Их проведут научные сотрудники музея-усадьбы Борисова –Мусатова. «В гостях»  у нашего знаменитого земляка всегда  интересно.
                                                                                                                                            Ирина Крайнова





АКАДЕМДРАМА.Детектив на сцене
irin_krainov1


                ВОСЕМЬ ЛЮБЯЩИХ ФУРИЙ
Вы скажете, что фурии  не могут  любить. Еще как могут! В  первую очередь - самих себя.
Ну , и еще кого-нибудь. Бабушка любит себя и свою дочь-неудачницу,  а  акциями  она ни за что с зятем  не поделится, хотя  он и приютил  их с  великовозрастной дочкой. Неудачница любит себя и полагает, что  еще  - мужа сестры,  изводя его бесконечными письмами, стихами и   разговорами. «Удачница» (ее сестра) – уверена , что  любит  своих  детей и -  собирается удрать  от  них с  любовником . Сестра мужа  искренне думает, что сочувствует  брату и … видит в нем прежде всего «дойную корову». Новая служанка  вовсю пытается соблазнить хозяина – ее  неизменная цель во всех  домах (удается ли ей, останется за скобками) . Другая служанка, всецело преданная дому , играет   по ночам в карты со злейшей «врагиней» хозяйки. И есть еще старшая дочь хозяина, которая так любит отца, что ему первому откроет  , что  она беременная, замуж  не вышла и   остро нуждается в материальной поддержке…И младшая, которая из любви и жалости к отцу всю бучу  и затеяла, сымитировав   преступление и выводя  на чистую воду  каждую из семи женщин. Любительница детективов,  да «погорячее»,  она   от  души наслаждается  увлекательной игрой с подозреваемыми.
Да вот  беда, пока  новоявленный детектив напирает, вытаскивая все  новые козыри против  сестры, матери, тетки, бабушки, служанок, а  те выкручиваются, как могут, ее  отец ( он же -  муж, зять, свояк и хозяин  дома), все  это за дверью выслушав, впадет в такую депрессию…
В детективной истории главное – финал. Не буду раскрывать  его ,  но в спектакле  «Восемь любящих  женщин» по  пьесе  Робера Тома («8 женщин») он вовсе  не такой благополучный,  как задумала  Катрин  (младшая дочь - Екатерина Локтионова).Спектакль поставлен в академдраме режиссером Николаем Покотыло.
Робер Тома - известный французский драматург, очень популярный на Западе. Его иронические детективы   и у нас  экранизированы («Ищите женщину» , «Ловушка для одинокого мужчины»). Эта  же пьеса известна   по фильму выдающегося режиссера Франсуа Озона «8 женщин», собравшего  лучших  французских актрис. Достаточно сказать, что роль Габи, «матери и красивой женщины», исполняет икона стиля Катрин Денёв, очень , между прочим, похожая с нашей прекрасной Эльвирой.
Это  не первая картина   на  сюжет пьесы. Написана в   1958 году в Ницце, а в  уже 1960 году экранизирована.  Подмостки  увидела   лишь через  год, в театре «Эдуард VII» в Париже. В России «Женщин» ставили  в Театре сатиры,  в Малом театре,  в Иркутске  и Перми, Новосибирске и Краснодаре .
Здесь  привлекает  сочетание детективной линии и  смешных коллизий , мастерки   подмешанных в нее  автором ( сразу такому количеству женщин оказаться накануне Рождества    в лесу, за высоким забором ,запертыми от внешнего мира - без телефона и  прочих средств связи,  когда метель заметает все следы  – о-о-о!.. ).
Детектив кажется самым  легким   и безотказным жанром для сцены,  ставят его нынче охотно. Хотя преимущества за  экраном .Там крупный план, динамичная камера.   В драме сцена  большая, и действие   зачастую отнесено куда-то вдаль и вбок, героини рассеиваются  по сцене, а  с ними  и наше  внимание… И в  тексте есть  длинноты , увы, режиссером не  сокращенные. Сам Тома считал  эту пьесу «не  доведенной».
Ассоциации с  «Мышеловкой» Кристи приходят сами собой (тоже снежные заносы  и   изолированность   от внешнего мира)... Но ведь какое блестящее  перо  ее создавало! Сюжет не отпускал  ни  на минуту. Дважды смотрела Кристи  с непрофессиональными актерами  (играли студийцы Сергей Щукина)  с  равным замиранием и восторгом. А в нашей премьере есть  пока пробуксовки  темпоритма.
Хороши   интерьеры  богатого  дома и  изящные  костюмы актрис (конечно же , художник Юрий Наместников) .
Они не забывают сменить наряды", даже скорбя по убитому в доме.Узнаваема  мелодия Генри Манчини ,гения своего жанра,   остро комичны  под  нее движения обитательниц загородного дома (хореография от Марины Суконцевой), а уж  игра нашей  восьмерки   просто великолепна.
Правда, немного перебирает в   комиковании Татьяна Родионова, превосходная актриса  на любые роли. Истерики лучше обозначать, чем    показывать.Здесь  мы видим ее в облике    психопатичной  старой девы с претензиями. Огюстина -  тайная ненавистница красавицы сестры, ее главная разоблачительница. Как  блистательна  она в сцене «падания в обморок»!
Появляется порой  наигрыш и в горничной Луизе - Александра Коваленко (тонкой, звонкой и  ломкой в  стильной  пластике сцендвижения) .Сюзон (Анастасия Парамонова),  напротив, выглядит  поначалу  суховатой , не  отыграв как следует смерть отца. Дальше  все  пойдет естественно.
Почти у всех  женщин  преувеличенно  броские парики : огненно-красная  длинноволосая  Луиза , с прилизанной черной   челочкой  Огюстина, вся "в барашках завитых" Шанель, а  сестра Марселя Пьеретта (Зоя Юдина) - с невообразимой  золотисто-рыжей  гривой. В ремарках автора про нее  сказано «очень красивая».
Нешуточный поединок ведут между собой эти две красавицы – сестра убитого и жена Габи (наконец  мы видим   в большой роли приму театра Эльвиру Данилину, у которой  особенно элегантные наряды и шляпки). Обе   крайне нуждаются в деньгах, а источник  у них один – наследство. Сильные,  умные,  те быстро  догадаются, что   окружающим они  «не  опасны». Зато скоро  выяснится, что  они еще и соперницы в  любви. И в голосе бывшей танцовщицы   почудится нотка  сентиментальности  - опять  не  везет.
Тактична и  точна  в роли служанки Шанель  Светлана Москвина. Заразительно подвижна и обаятельна Катрин -  маленький «детектив»  (Екатерина Локтионова). Актриса  то и дело включает «третью скорость», как будто отыгрываясь за  месяцы вне сцены (из-за травмы). Ну  и , Бабушка, звездная роль  у народной артистки России Людмилы Гришиной. Полная противоположность    доброй сибирской  бабушке, приехавшей в столицу спасать внучку из «каменных джунглей».
Старая  мадам раскрывается постепенно. Явилась   этаким «одуванчиком». Избавившись  от надоевшей  каталки и   прикладываясь тайком  к бутылочке, она  неистово защищает «бедную маленькую» Огюстину  (для матери всегда маленькую) и   -  припрятанные акции  (где? - секрет Полишинеля). Носится и танцует  не меньше своих   мобильных внучек. А какой  шикарный двойной обморок получился у них с  ее ненаглядной дочуркой...Замечательно хулиганистая  и симпатичная вышла   бабушка!
Детективы  на сцене ставить просто… обманчиво просто.И новый   спектакль  будут охотно  смотреть.  Наши превосходные актрисы что угодно   изобразят.
                                                                                                                                                              Ирина Крайнова




Культурный центр "ДОМ ГЕКТОРА БАРАККИ .Раскопки в городе
irin_krainov1
         ЧТО БЫЛО ДО и ЧТО СТАЛО
В Культурном центре «Дом Гектора Баракки» ( пока  больше, конечно, «У дома Баракки»)  прошел фестиваль «Археологический раскоп в центре Саратова». Краеведы Владимир Федосеев и отец Михаил Беликов на  лекциях рассказали ,что было  на нашей земле до Саратова и как выглядела крепость Саратов начальный , как менялась  она  в 17  и в 18 веке. А потом еще два дня читала  свои лекции   миловидная  археолог    и учила желающих поработать  лопатой, фиксации находки, зачистке, зарисовке  и прочим премудростям   полевой археологии.
 В  то  же время бравые , загорелые, обнаженные  по пояс молодцы  (ничего ,что в первый день  суровый норд дул  как скаженный  и   студил все кругом!) вели пробный раскоп в нескольких шагах  от  нас, между остатками дома, красной стеной соседнего   и проложенным в земле кабелем. Руководил раскопками  доцент Дмитрий Кубанкин, известный по Увеку археолог,  и   зарисовывал находки профессионал , так что  за грамотность работ   можно было ручаться. Возможность покопаться в культурном слое   у дома  итальянского художника (как теперь известно, крестного отца серебряного века русской живописи, зародившегося  в Саратове ) достигнута во многом благодаря  и  добровольными пожертвованиями  на проект. Что  принесло  нам  радость   встречи с замечательными  знатоками прошлого города.
На новых лавках , остроумно сооруженных из свай старых построек, под   свежим навесом,  мы прослушали  очень интересные   сообщения. Владимир высыпал на стол груду белемнитов и аммонитов,   косточки  древних животных, найденные в черте современного  города .
Белемниты — отряд вымерших головоногих моллюсков из подкласса двужаберных. Хищники, имели плавники, крупные глаза, роговые челюсти и чернильный мешок,на щупальцах -  крючки. Внутри тела   массивный карбонатный ростр, похожий на наконечник стрелы. Попросту говоря, те самые «чертовы пальцы», которые наделяют и лечебным,и магическим действием. И которые   каждый из нас   не раз находили в окрестностях города.
Аммониты – «под звучным названием скрывается животное, появившиеся в палеозойской эре. Вымерло в мезозое, то есть около 100 000 000 лет назад». Аммониты  тоже были головоногими, носили круглые раковины. Они напоминали рога, закрученные  концами внутрь.  Как и Амон – верховный  древнеегипетский Бог. Отсюда название.
Эти  симпатичные спиральки ,похожие  порой  вкраплениями на перламутровые , на «золотые», попадаются реже. И тем  приятней  рассматривать  их  на столе докладчика.Один «амон» был уж совсем большой  и тяжелый,  и вкрапления у него солидные.
Находят у нас и кости древнего шерстистого носорога, и  мамонта  . Тут почему-то вспомнилась  юмореска  студентов-физиков СГУ «Когда наш земной шарик был еще совсем тепленький, и по нему разгуливали мамонты…»( ее смешно разыгрывали  когда-то Авдонин   и Кандель). Так вот, когда Земля была «тепленькой» от очень и влажного  жаркого климата, суши на месте будущего Саратова  не было. Здесь шумело  море.  И в палеозойскаой эпохе, и  в мезозойской, и в кайнозойской ,  которая началась примерно 66 млн. лет назад и продолжается до сих пор. Саратовское море было теплым, водились  тут и динозавры. Лет  шесть назад всех  всколыхнула находка «Волжского  дракона».
Во время полевых работ  в Саратовском Правобережье   нашли кости летающих ящеров-птерозавров.Ведущий специалист профессор Александра Аверьянов полагает, что  кости относятся к представителям семейства аждархид- самым крупным летавшим   ящерам планеты, обитавшим в конце мелового периода. Размах их крыльев превышал 10 метров…
А еще мы услышали от руководителя  легендарного клуба «Не  за тридевять земель» об органической теории происхождения нефти в наших краях( есть  и  неорганическая теория)…Все  это  увлекательн
о  описал Дмитрий Худяков в книге  о древних саратовских морях.
И вот,  из  такой  баснословной древности,  мы  сразу попадаем в Саратов стрелецкий.Таким, каким  он был в самом конце 16 века, когда и был основан. Для защиты рубежей  от набегов кочевников и разбойных  людей, которые  здесь пошаливали.
Отец Михаил не  стал вдаваться в извечный ученый спор о  право-и левобережной версии основания города, а   четко и обоснованно  выдал  всю историю Саратовской крепости , кочевавшей с берега на берег по  объективным причинам. Мы  как будто воочию увидели ее в  разных
формах: деревянной постройки с   вкопанными вертикально  заостренными бревнами   - тыном, то «городней»
— (поставленные рядом срубы), то земляной, с высоким валом, глубоким рвом и  деревянными башнями. Подробный и эмоциональный рассказ  краеведа провел через самые острые моменты истории  17-18 века, когда русский бунт, беспощадный и хорошо  всем знакомый,  широко разливался по Волге , докатываясь  до Саратова.
Мы узнали название  и расположение всех башен бывшей крепости - параллелограмма , красиво  обозначенного  цветными четырехугольниками  нынешних кварталов  на ее гербе.А теперь еще  - на флаге  дома Баракки, на майках, открытках и магнитиках Культурного центра  (все  их  можно купить в поддержку проекта). К бывшей Северной башне  и направила в финале стопы экскурсия  руководителя проекта Игоря Сорокина.
Не успела  на показательные  раскопки ( а они шли два дня), но ,подойдя к забору чуть позже, увидела  фундамент разрытого погреба и мешки вынутой земли. А  на страничке Центра появились осколки расписной посуды и фрагмент  изящной   женской статуэтки. Значит, не зря  копали.
                                                                                                                                                                         Ирина Крайнова



САРАТОВСКИЕ ХУДОЖНИКИ. Ученики Владимира Мошникова в "Рубине"
irin_krainov1


             В ЛУННОМ СИЯНЬЕ САД,  ВЕСЬ ЦВЕТУЩИЙ…
Далеко «Рубин» от центра  - хорошо, что я туда все же добралась
Экспозиция  удачная  - от учеников известного  художника Владимира Мошникова. Там есть какие-то  маленькие закоулки, разделяющие зал. И  потому - свой угол  у картин Елена Шачневой, у Елены Палехиной отдельно висят работы, почти целая стена крупных плотен Марины Симоновой.
Взгляд  выхватывает их сразу. Не такие яркие, как обычно, зато много света, появилось  нечто гобеленовое. И сияют  розовые лепестки  могучей старой яблони в лунном свете – действительно  "сад серебристый". Есть  цветущее дерево, напоенное солнцем. Художница специально ездила к яблоньке   на 6-ю  Дачную , с натуры писала,  будто любимую бабушку. Маринкиных деревьев  тут  много, расположились  они на холстах  широко и  свободно. Собственное свечение  - и в розовых опадающих цветках; образуя круг,  яблонька втянута в хоровод  улетающих листьев.
Роем  кружат они   и вокруг девушки на портрете. А  вон  там совсем молодая луна с   деревом. Как корона, проглядывает  она над кроной,  запутавшимися  в ветвях светлячками мигают цветы. Розовая волна светящегося изнутри  дерева накрыла и двух  влюбленных. Маленькая работа из цикла «Синие сумерки» : крошечная , половинная , словно нарезанный сыр, луна и  веточка, расплетающаяся маленькими цветками. Или  это  хорошо  выстиранное дождем голубое  небо, веселыми  бегемотиками на нем -  облачка;   открывающие друг  за другом глазки  розовые цветы -  прямо  перед нами, крупно.
Нахожу две работы актрисы Анны Мельниковой. Как всегда,  невелики,   весьма оригинальны. Приглушенные красный, синий и зеленый  создают  красивое сочетание. У Лены Шачневой тона светлые, зелень нежная, истаивающая.  Заметен  мусатовский мотив  в  женском образе,  странно отстраненном. У Лены  Палехиной – высокие, диковинные   вспышки,сполохи цвета. Фресково глубокий и цельный  образ «древа». Своеобычный  букет , написанный тоже как на фактуре старинной стены ,  полетно  сорвались   с  него  цветы. В картине Замершее время словно вспыхнуло деревце   на солнце   и… растворилось в мареве  летнего полдня. Тень  от него,  будто иссякающий ручеек, прячет в своих глубинах светлый женский силуэт.
Отметила про себя двух молодых  людей. Роман  Пашин  по-своему толкует сюжеты  известных  художников .Особенно   любит Левитана. Его Март и Осень внешне  не похожи на картины классика  ( чьи пейзажи -  эталон жанра). Но  там есть  настроение: левитановская грусть и какой-нибудь  один,  доминирующий цвет. Рома как бы переводит художественный  язык  позапрошлого века в стилистику  века двадцатого.Здесь и богатство оттенков зеленого в упрощенных и уплощенных формах крупно поданных яблок. И красочно написанная радуга, чьи блики  на земле еще тоньше, еще изысканней. Розово-сиреневый, сиренево-голубой, розовый с салатным… В картине «по мотивам Гогена» молодой художник спорит   выразительностью   цвета с самим великим постимпрессионистом.
Александр  Ульяничев назвал картину Танец цвета. Зеленые и коричневые стебли движутся в какой-то своей  молчаливой пластике. А в той,  зеленой работе  цвет начинает лишь   слегка проступать, как  проступали переводные картинки на бумаге в нашем далеком  детстве.У Валерии Голубевой две протянутые  друг к другу ладони как бы повторяют  знаковый жест Микеланжело, но  узкие кисти с длинными пальцами проходят  рядом, и  как две параллельные прямые, не пересекаются. Стильно выглядит ее картина «все красное», где сосуды разной высоты и формы  извергают из недр огненные язычки.
Выделила бы  еще букеты Елены Былинкиной,  с  милыми подробностями  писанные на нейтральном светлом фоне, и  сдержанную гамму  осеннего натюрморта Натальи Костиной , где  неожиданно  нарядно рефлексируют яблоки  на салфетке.
Столько интересных   работ в одной  экспозиции –уже большая удача. И Владимира Александровича, и  учеников его  студии. Вернисаж сопровождался музыкой   автора диковинного самодельного инструмента, чем-то  похожего на  бандуру.
Еще одно  новое выставочное пространство освоено саратовскими художниками.
                                                                                                                                                                   Ирина Крайнова




"ИГРА" БЕЗ ПРАВИЛ. Неожиданный финал печального события
irin_krainov1


                  ЛЮБЛЮ ЧИНОВНИКОВ  ЗА  ПОВАДКУ…
Держать и не пущать – откуда есть  пошло  это выражение? Не  от Салтыкова-Щедрина, как я думала, не от Гоголя и  не  от Зощенко, хотя у  него  и есть рассказ с похожим названием.
От  писателя «второго ряда» - Глеба Успенского. Обязанности будочника Мымрецова состояли  в том, чтобы, во-первых, «тащить» и, во-вторых, «не пущать»; тащил он обыкновенно" туда, куда решительно не
желали попасть, а не пускал туда, куда этого смертельно желали".

Как отмечают  в энциклопедии, древний принцип представителей любого рода власти, вышедших из низов, - высшая степень проявления «синдрома вахтера», выраженная в желании всё запретить, никуда никого не пускать, не давать смотреть «кому  не  надо».  Если же кто-то  тем, что  другим разрешили, возмущается, вахтеры у власти разъясняют  им одной общей формулой, которую подметил ещё Войнович: разрешили-де, «кому надо».
Вспомнила еще  эпизод с Шукшиным: больничный монстр в виде Вахтерши, доведший (ая)  писателя   до сердечного приступа, и в  итоге, вскоре,  - до смерти. «Кляуза» - последний рассказ великого писателя. Рассказ был замечательно поставлен и  превосходно сыгран актерами   нашего «Балаганчика». Героиня Ирины Коротковой, монстр одной, отдельной взятой больницы, глухо отгородившаяся от остального человечества белым халатом, марлевой повязкой и злобным взглядом, вырастал до  символа отчуждения и непонимания всех всеми. Её жесткое  танго со своей  «жертвой» - уже поползновение на мировое  господство  безудержного хамства. 
И кто  из  нас не сталкивался с «синдромом вахтера»? На последнем фестивале в академдраме нас  со Светой  случайно забыли включить в список  театральных  обозревателей одного  из спектаклей.   Знающие меня как облупленную   театральные начальники тут же перестали меня узнавать, твердя  с упорством заевшей пластинки: не пущу,  нет  вас в списках, и точка !
Но   там хоть  без потасовки обошлось. Даже в дурном сне  не могло присниться, что на гражданскую панихиду -  церемонию прощания с дорогим мне человеком и актером  - могут просто-напросто «не пущать». Мы снова отличились .  Такого  не бывало  нигде и никогда…
Я замешкалась минут на пять,  пока цветочница набирала сдачу  с моей тыщи. Зная меня не один десяток  лет,  к тюзовскому  залу дежурные  меня  пропустили, только просили «тихо стать  у двери», что я и собиралась сделать.
Приоткрываю ее – тут    на меня обрушивается вся  тяжелая артиллерия чиновничьего гнева. Не пущают – не совсем точное слово, просто выдавливают,  толкают прочь, как  враждебный элемент: после, после панихиды !  - Как после, когда после?
«Я  ж с цветами…»,  - бормочу  я, окончательно  растерявшись. И,  успешно   особу мою из зала вытолкав,     вдруг сообщают, как бы между прочим:  можно  сверху  сюда  пройти! А что бы раньше   сказать  потихоньку и не устраивать «дикие  разборки» у гроба?
…Первое желание - уйти совсем. Но почему  я должна уйти? Писала   о  Мастере не раз, чтила  его как   блестящего актера , он  ко мне очень  хорошо относился… Нет, я   просто  обязана проститься. Прохожу, причем совершенно свободно, в  верхнюю дверь. Успокоившись  и приглядевшись  немного, вижу, что и в  боковую дверь, напротив  той, «заветной», народ  постепенно заходит . И  никто никого, заметьте, взашей  не  выталкивает … Понедельник, у всех  дела, проститься идут кто  и когда может.
Я простилась   за себя,  букетом  крупных полевых цветов и за Тамару ,  которая, убегая  на репетицию, просила положить  у портрета две крупные  розы. И выноса   гроба дождалась, под  долгий гром аплодисментов.  Ведь уходил  великий актер русской психологической школы. Уходила  киселевская эпоха…
Люди  на  крыльце недоумевали и спрашивали нас, выходящих: "Почему панихида была закрытая, его что,  там  отпевали?... " Тюзовцы, которые дежурили у гроба и  как будто  ничего  не замечали вокруг, с изумлением говорили: «Зачем в зал не пускали  всех,  кто хотел проститься ?! Так,  как хоронили Гришу Цинмана, Илюшу Володарского? Юре  бы  это не понравилось…» No comments.
На кладбище    не поехала. Увидеть рядом с убитыми  горем лицами родных  тюзовцев дежурные   маски чиновников, которые   умеют пристроиться к любому  делу и тут  же стать «главными  по тарелочкам»… Их даже  жаль,  тоже ведь подневольные. Еще должности лишатся, если ослушаются приказа сверху.  Ведь  на каждого «вахтера» всегда    есть  старшина  среди вахтеров. Это  я свое отбоялась. Ни  должностей, ни почетных званий, ни  денег  после 44-х лет  честной журналистики -  чем  меня накажешь?
Хорошо, вечером друзья-художники вытащили  на выставку  в ТЦ Рубин ,я  немного отвлеклась. Да и  выставка очень хорошая. Но  и там нашелся очевидец, подошел и спросил участливо , как же могли со мной  так поступить, я же столько пишу  о театре?! Ох, уж  это  любопытствующее участие!.. Охранной грамоты  от   чиновничьего произвола   нет  ни у кого. Если уж сказано не пущать, костьми лягут, но не пустят.  
Ну и что  теперь: вызвать кого-нибудь  на дуэль, пустить себе пулю в лоб или  - самой кляузу  настрочить? Бесполезно и  глупо. Уж коли догадал черт родиться  в России, с умом  и  прочее, как там у Сергеича ... Да кабы  от грубости и хамства окрестного    все бы   стреляться  стали …  одни чиновники у нас и  остались бы. Жаль , конечно,    что  в последнем  уголке культуры   такие вот  истории  случаются.
… Простите,   нас за всё ,  дорогой Юрий Петрович, и    - светлая вам память! Кому, как  не вам,  переигравшему столько классических  ролей,  знать, что  на Руси середины нет: « либо в рыло, либо ручку пожальте»
                                                         Ирина Крайнова,обозреватель по Саратовской области в Российском театральном журнале, лауреат Международного литературного конкурса




САРАТОВСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА . Необычное закрытие сезона
irin_krainov1
                        MUSICAL ФЕЕРИЯ от   МУЗАЛЕВСКОГО

Саратовский  театр оперы и балета  уходит на каникулы театрализованным гала-концертом «Во власти musical__a»
Конечно, эта чудесная феерия ритмов, движений, зажигательных песен и  арий создавалась  не только усилиями режиссера-постановщика Михаила Музалевского. Но во многом  -   его  объединяющей ролью . Вообще весь театр- оперная и балетная труппа, симфонический оркестр ( дирижер- постановщик Аркадий Шур), закрывая 216-й сезон, выдал   нам такой эмоциональный и качественный финал …И  это на исходе второго  жаркого месяца.
В  основу концерта, который в Год театра выглядит театральнейшим   из зрелищ, легли несколько   сцен из  популярных рок-опер и мюзиклов: «Ромео и Джульетта»( Пресгурвик), «Моя прекрасная леди» (Лоу), «Целуй меня, Кэт» (Портер), «Дон Жуан в Севилье» (Самойлов) и др.
Три последние вещи шли на сцене знаменитого театра Одесской музкомедии в пору моей  юности. Раз семь   смотрела  любимое :  двойную острую схватку главных героев ( в образах Катарины и Петруччо в шекспировской линии , Фреда и Лилли – в  современной), завороженная  хитовыми мелодиями Портера: «Но все ж премьеру мы должны сыграть».
/ «Опять премьера, кругом содом, И суматоха, и пыль столбом, Ни спать не можем, ни есть, ни пить, К врачу зубному некогда сходить. Что скажет завтра газетный босс, Успех нас ждет или ждет разнос, Он может всех нас к чертям послать, Но всё ж премьеру мы должны сыграть»/.

Или «Жара»Как раз «Жару» из мюзикла «Целуй меня, Кэт»  исполняют солисты Саратовской оперы, поддержанные труппой  Фреда ( заслуженный артист  России Дмитрий Соловьев)   и артистами балета.
Вся пластика в концерте - от известного  балетмейстера Софьи Гайдуковой, ученицы Аллы Сигаловой, хореографа  многих международных проектов, куратора проекта «Большой балет». Танцевальные композиции соединяют отдельные «истории», как они названы в программке.  И полноправным участником входят в действие. Балетные артисты танцуют не классические па,  они  отражают   сквозную линию  - Любовь  - в динамике современного танца.
Главная тема  концерта начинается с появления  прекрасно стройной, высокой пары ведущих. Между ними (Он -Александр Баев, Она,в шлеме шелковых светлых волос- Ольга Дё), конечно,  тоже Любовь, они исполняют дуэт из «Ромео и Джульетты» и время от времени появляются  в сольных ариях, чтобы уже не расставаться в конце.
Есть еще один, чисто  театральный персонаж  - Злая маска в агрессивно красном одеянии. Владимир Ушаков   и актер хороший, и тенор сильный.  Его Маска получилось  убедительной.
И пока  мужественный  Граф Капулетти (Николай Колесников) любезничает с предполагаемым женихом Джульетты и рассуждает  в своей тронной арии, каким негодяям  достаются  их взрослые  дочери, Маска плетет свою интригу, которая ,как известно, у  Вильяма Шекспира и  Жерара Пресгюрвика закончилась …печальней некуда.
Новоявленный Мефисто   не прочь   так же закончить   вторую «историю» -  про Дон Жуана, рассказанную  на свой лад Марком Самойловым.Но Командор и мнимый Дон Жуан (Дмитрий Соловьев и Светлана Каширина) обманут всех   своих преследователей.  Пока же ,после «науки страсти нежной», мы слушаем их красивый музыкальный дуэт.
Злая Маска между тем встревает  в другую «историю», еще более запутанную. Александр Колкер положил  на музыку пьесу «Свадьба Кречинского» Сухова- Кобылина.  Мы видим юную  прекрасную Ксению  Нестеренко   влюбленной в «привлекательного  мужчину» - карточного шулера Кречинского (Александр Корнеев). И слышим ее ангельский голосок  соло и в дуэте. Антракт объявляет  торжествующий Мефисто, он ведь  не знает  о  финале пьесы и мюзикла, где после всех  шулерских уловок    справедливость все же восторжествует.
Во втором отделении извилистые пути отечественного мюзикла   вновь привели нас к Колкеру и его редко идущему сейчас «Оводу». Кречинский же легко «переквалифицировался» в борца  за освобождение Италии. Конечно , не  сам персонаж, а вокалист - Александр Корнеев. Полон трагизма  и обреченности  его диалог с Джеммой ( Надежда Федосеева). Могучим  басом  гремит с арьерсцены голос епископа Монтанелли (народный артист России Виктор Григорьев).Монахи в черных одеяниях  похожи  на угрюмых воронов.
В этом мюзикле силам зла удается  взять верх, Овод гибнет. Но вечер мюзикла  не может закончиться на грустной волне. Поэтому  российский автор уступил  место  американцам- королям  этого жанра. Фредерик Лоу с нашумевшей  историей цветочницы, превратившейся в изысканную дама высшего света, и шикарный Колен Портер. Критики отмечали изощренное поэтическое мастерство Портера (с оригинальными рифмами и двусмысленной игрой слов), а также необычную для жанра сложность его композиций . Что касается My fairy lady  Лоу, то  сей мюзикл  на Бродвее побил все тогдашние рекорды посещаемости (2700 представлений), пластинка с записью песен собрала 42 миллиона долларов, а  ошеломленный композитор еще год   ходил к билетным кассам,  где с ночи стояли  в  ожидании билетов,  и … поил  очередь кофе.
У нас «ученого сухаря» Хиггинса и вульгарную уличную торговку, какой была Элиза Дулитл, смешно  изображают Виктор Куценко и Оксана Колчина. Ее культовую арию «Я танцевать хочу» удачно обрамляет яркий  танцевальный номер.
Ну и в конце   всех  «историй» – бурное выяснение отношений между все еще любящими друг друга Фредом и Лилли (  Дмитрий Соловьев , Анна Шахова) из «Kiss Me, Kate». И -  отличный дебют в жанре мюзикла Алексей Смирнова.
Труппа показала  высшей класс   вокала, пластики  (что  не  диво) и актерской игры ( что у «классических»   не всегда
бывает). Надеюсь, что  искрометное, на высоких скоростях  идущее представление не останется одноразовым. Его  надо петь и петь,  играть и играть .  И может,  что-то  из   «историй» поставить полностью. Там есть что попеть  и поиграть.
                                                                                                                                                                                       Ирина Крайнова




САРАТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ. В новом формате
irin_krainov1
  ЦАРИЦА НОЧИ НА НЕМЕЦКОЙ

«Ночный коктейль» в  Саратовской консерватории появился , когда кретивное молодое руководство создало и одобрило немало  новых проектов.
Музейно- концертно- театральная жизнь в Саратове напряженная, все недосуг было дойти до этого  позднего концерта.Другое дело  в июне: конец сезона   и -  финал абонемента, ставшего, оказывается, очень популярным. За окном шепчет  умеренно теплая летняя ночь, а фойе консерватории битком  набито людьми. Во весь длинный зал – ряды стульев. И еще целая толпа у входа.
Располагающий к   лирике полумрак, элегантный, будто  бы прислушивающийся к музыке Собинов на  фотопортрете ,полукруглое старинное окошко над дверью, из которого льется мягкий желтый свет. На округлом потолке возникают белые буквы, подсвеченные цветными  огоньками( они красиво бегут ) – так оригинально объявляются номера. В простенках - большие квадраты картин насыщенного цвета ,экспрессивного характера.
Настрой вечера создает  и  Напрасная серенада Брамса в звучании  полноводного сопрано Ольги Алакиной (аккомпанемент  - Ирина Статник).  И Элегия Гохман в  «согласном пеньи» трубы  -Александра Даниленко и  фоно -Игоря Виноградова.Соло  на  классической гитаре Артура Маркаряна,исполнившего популярное произведение итальянца Карло Доменикони Куюнбаба , бросило нас к вершинам гор и  высокогорным долинам ( видеоряд  режиссера  по свету  и дизайнера Дарьи  Войновой  на округлом  потолке иллюстрировал не тему,а, скорей, характер музыки).Сильный голос Олега Ковтуненко разливался   под сводами готического здания консерватории яркой итальянской песней Куртиса . Аккомпанировал Михаил Преображенский. Музыканты сменяют друг друга с калейдоскопичной скоростью. Классика, джаз, авангард. Пианисты, духовики, флейтисты, и баян,
и скрипка,и  вибрафон. Прозвучал целый Концерт с оркестром для маримбы, аранжированный  под ансамбль инструментов.
Вибрафон - ударный музыкальный инструмент с определенной высотой звучания, относящийся к группе металлофонов. Изобретен в США в конце 1910-х годов. Маримба появилась в Южной Мексике, это родственный ксилофону  инструмент.
В интересный диалог вступили сакс и фоно (Руслан Зарипов и Екатерина Сарыева) в произведениях Форе. Вибрафон (Николай Кожемякин)  своим высоким пронзительным голосом  пел еще  в дуэте с гитарой Маркаряна в Токкате. И тут Худошины ,Мария и Николай, перенесли нас в 18 век, в  мелодически  богатую  моцартовскую «Волшебная флейту». Мы не услышали вокала в  культовой арии Царицы  ночи, но ее голосом, властно и  волнующе ,запели рояль и флейта.А  бурный Вальс-каприс Семенова (играл Руслан Кочкин)? А Эпитафия Эшпая, виртуозно  исполненная Игорем Виноградовым? Повеселил ансамбль «Волшебные флейты», сыгравший шутливую пьесу Zig Zeg Zoo с неожиданной подпевкой, что классические музыканты очень  любят делать. И был Пьяццола ,Танго-этюд №3. Как же без  него  такой бурной ночью?
Два номера показал в почти полном составе  наш замечательный Брандт Брасс (туба и руководитель ансамбля Денис Новицкий). Это  нержавеющее Besame mucho Веласкес (были заняты  еще Александр Даниленко, Валентин Статник, Юрий Долгов и ударник Анатолий Дягилев) , исполненное нашими трубачами прямо с   южноамериканским темпераментом. Закрывали  «ночь на Немецкой»  тоже они,  не менее знойной Teguilla.
Как точно подмечено в пресс-релизе «коктейлей», мы получили многожанровый творческий микс. Добавлю, и многочасовый - вечер закончился  ближе к полуночи. Микс музыкальный,куда в точной дозе подмешана живопись ( Людмила Маханькова - известный художник, ее глубокий цвет и смелая пластика всегда  действуют  эмоционально);  хореография ( свободные движения танцевальной пары не иллюстрировали музыку, не следовали особым канонам),световая и видеопалитра ( вот уже где  вольный полет    видов, образов, абстракций, просто даже стеклышек детского калейдоскопа – на белом изгибе потолка они создают удивительные созвучья музыкальным темам  и – поэзия.
Она  здесь всегда  разная. Была Цветаева. Сейчас –Мориц, большой поэт пишущий , в основном, для детей . Кто не помнит мультяшные песни  на ее стихи?  / «Под грустное мычание,/Под бодрое рычание,/Под дружеское ржание..»/ А что может  быть  лучше этой, вовсе  не  детской:  «За невлюбленными людьми/Любовь идет, как привиденье…».
Музыка к ним написана одним из самых  изысканных бардов Сергеем Никитиным. Уж  не  знаю, зачем  ведущей поэтический блок актрисе понадобилось их пересказывать. Зато когда  мастер художественного слова Валентина Бакулина читала  философские  и социальные стихи, приоткрывая нам  поэтический материк   под названием Юнна Мориц, это  звучало и сильно, и убедительно («Нету в голосе моем /Денежного звона —/ Лучше вольным соловьем,/ Чем орлом у трона»). Охотно поиграли  слушатели и в отгадывание рифм,  они у Юнны часто неожиданные.
«Моим современником был постоянно Пушкин, ближайшими спутниками- Пастернак, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Заболоцкий, а учителями — Андрей Платонов и Томас Манн», - говорит  о себе  большой русский и ,как водится, недооцененный при  жизни (  она жива, слава Богу!)  поэт.  А  еще фоном  музыке,  под сводами - трехстишья и пятистишья дзисэй, последние строки самураев  перед харакири.
Оригинальные угощения с корицей от кафе-пекарни Cinnabon с чашечкой «настоящего кофе»  добавили еще одну свежую нотку в  этот интересный проект.
На улице Немецкой ( за Кировским проспектом  закреплено два названия) ,в почти немецком замке ( ну и пусть псевдоготика, зато какие шпили, стрельчатые окна, жуткие химеры на фасаде!), за прочными замками( попасть в консерваторию, даже по удостоверению прессы,  так же сложно, как, наверное,  было в окруженный рвами и  крепостными стенами средневековый город  после  захода солнца), проходят увлекательные ночные вечера.Viva music!
                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова