irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

МОСКВА ТЕАТРАЛЬНАЯ . ТЕАТР ОКОЛО ДОМА СТАНИСЛАВСКОГО. 1 часть

                        ПОМНИТСЯ, ЧТО ЖИЛ…

Три года назад   мне удалось  попасть на  спектакль Юрия Погребничко («О,Федерико!»), и я поняла , что у  Московского театра Около дома Станиславского своя,  неповторимая интонация.
                                                    Застолье на лестнице
Сейчас посмотрела   уже  три спектакля Погребничко и его  учеников -  и  ясно  увидела, что им целый мир- чужбина, поскольку  у них  свой мир.Странных, надмирных женщин,  мягкого лиризма , легкой иронии ,тонких материй ,пронизывающих воздух маленького театрика.Сначала была  Галя в пьесе Петрушевской «Лестничная клетка». И предпосланное ей хокку  Кобаяси Исса в театральной программке (без опознавательных знаков):Снова весна Приходит новая глупость Старой на смену
Сцена - обшарпанный подъезд, обсыпавшаяся штукатурка стен, обитая дерматином дверь, лязгающий лифт –  металлическая клетка. Лифт работает (художник-постановщик Надежда Бахвалова и отверстие в сцене проделала).В духе постреализма Людмилы Петрушевской или постмодернизма, соединенного с постреализмом -по-разному  это называют. Одежда отсылает   в  конец 60-х –начало 70-х годов - бесформенное, неопределенного цвета пальто героини, безвкусная шапка, ботики-котики(?) на ногах. Зато под ними –высокие каблуки и  платье с блестками.  И тут «реалии» заканчиваются , из лифта возникают  два офицера в форме царской армии,с  крестами.Вид у них   бравый, особенно у молчаливого Славика (Юрий Павлов). Время от времени является подтанцовка в  лице третьего  военного.Он пляшет под советские шлягеры  важно,чинно, с непроницаемым видом. Так танцевали на первых дискотеках наши мальчики, смешно и  неумело самовыражаясь в непарных танцах.
«Новая глупость»  Гали заключается в том, что ее мама,  только-только пережившая  личную драму, поскорее хочет увидеть  внука.  А немолодая, не блещущая красотой  дочь   так  пытается избавиться  от тотального одиночества (вряд ли они близки с ее мамой). И … страшится   своего желания. Это так понятно.Как   свидание, которое ждешь, готовишь, мечтаешь о нем и -опаздываешь на него  с роковой неизбежностью. "Новый год// Все никак не решается войти// В лавку старьевщика".  (Исса)
Что для витающих в облаках  наилучший вариант. Судьба хранит наивную до  невозможности Галю.Музыканты похоронного оркестра, разумеется, сильно закладывают,  однако  они прибывают  к ней в униформе всех   заоблачных мечтательниц  - офицерские  мундиры былых времен. Но девушка забыла ключ от квартиры ,и вся затея с «ребенком для мамы» рушится от  этой неслучайной случайности.А  вовсе не оттого, что долгожданная соседка, неуклюже  надевшая  бальное платье, шляпку , митенки  и старое пальто ( «дама с претензиями»!)  не пускает  подозрительных типов.Все «ханыги чёртовы» ей  заранее надоели . Галя,  живущая   в старой коммуналке,  но   словно где-то у марсианских морей, и  слов-то таких не знает.
«Кандидат в мужья» Юра (Сергей Каплунов) хорошенько «сбивает спесь» со своей   возможной подруги – невероятно забавен их диалог  на лестнице, похожий  на монолог  («Вы себе цену должны знать, какая вы. Это не в ваших силах, так играть. Красотки так играют. Но только не вы»).Однако  он   быстро  сообразил, кто перед ним,  и,проникаясь  симпатией к  этой  нелепой Гале,не спешит покинуть ее. "Ой, не бейте муху! //Руки ее дрожат…//Ноги у нее дрожат..."( Исса).
Развяжется    язык  и у  строгого Славика ( он-то  про  старика Хэма знает,в отличие от девственной    чистоты в голове друга). Тот  тоже не прочь остаться с такой женщиной . Начнется обычный мужской треп , что он женат  и в тоже время  неженат...Да Гале  просто повезло с грымзой-соседкой, отпугнувшей  двух  горьких пьяниц (что   становится ясно к финалу,когда  они получают, наконец, водку с колбасой и сыром  - предел их мечтаний)!
Все так, если  играть  партитуру пьесы по нотам  бытовизма.Но это Петрушевская,и это театр Погребничко.  За нарочитой серьезностью слов и интонаций  просвечивает скрытая ирония, а  за ней читается  невеселая мудрость  умной клоунессы, которая слишком хорошо знает жизнь ,людей, цену несовпадений  и  невозможность счастья.И оттого стол с выпивкой  и  закуской  помещен  не  в запертой квартире: он  виден и - недоступен.   Парит над сценой вместе с картиной Пиросмани продолжением его щедрого картинного застолья.Галя извлечет  свои  сокровища при  помощи стремянки.
Лифт, как   и наш мир, окажется   густо населен людьми:  выйдут,споют ретропесни,смешно построятся и, зажатые, в  тесноте и давке, уедут. Коллективное сознание  прошлой
нашей жизни? «Единица-вздор, единица ноль»… Не отсюда ли страх  остаться одной у героини (Елены Павловой)? Она заключена в клетку ( в данном контексте– лестничную) условностей,  правил, навязанных извне.Но женщина Петрушевской, -это всегда  «вещь внутри», сама по себе. Единственная   такая.Это понимает  и  «философ из народа» Юра, которого умом  Бог не обидел. Актер прекрасно  показывает иронически-теплое отношение   к своему герою,  а потом и   к героине .  Спектакль поставила  прима театра Лилия Загорская (при художественном руководстве Юрия Николаевича), она же играет  главную роль .  Я увидела другую Галю. Посмотрела бы для сравнения ее версию...
Маленькие люди Петрушевской – какая  же это  большая тема.

                                                      Где замолчат турбины Ту
Я странен?А не странен кто ж! Странная  девушка, Она в  спектакле «Я  помню», поставленного ученицей Мастера Сашей Толстошеевой ( при  его товарищеском участии ).Ее играет   удивительно органичная Мария Погребничко. Отчасти Она - стюардесса Наташа из культовой мелодрамы Радзинского «104 страницы про любовь». Отчасти потому, что в соавторы к Радзинскому  записаны  и Пушкин с его «Чудным мгновением»,  и Окуджава, и   Визборн с их лирическими текстами 60-х годов.   Точно легла песня  о  пяти манекенщицах  на стилистику спектакля.Звенят айсбайли в рюкзаках,//Пять манекенщиц на боках...//В буфете тайно от зевак//Три стюардессы пьют коньяк…
Мы увидим этих красавиц (стройных, как Ту) на сцене Около дома - в черных вечерних платьях,  пилотках , на каблуках.То ли  бортпроводницы, то ли модели из песенки.Пилоты  - в смокингах и фуражках,  они им  чертовски идут.При полном параде и Он,  главный герой ,  физик-атомщик, что было так  модно  когда-то .
Черные одеяния хорошо  контрастируют с белеными кирпичными стенами  (никаких декораций –  обнажается узкое закульсье не имеющего сцены зала) и   с белыми - черными вентиляторами.Включаются   как бы от легкого прикосновения.  Вид черных вращающих лопастей  вносит жестковатую   нотку  нашего века.  Напоминает крылья падающего в темноте  лайнера…Раньше самолеты  падали не так  нечасто.Или мы просто об этом не знали? Неожиданный трагизм чудится  уже и  в невинных строчках песни:   «И лишь меня все ждут в порту,// Где замолчат турбины Ту».
Черно-белая графика художественного решения (Ольга Крупатина) – еще и   поклон классической версии пьесы,  и  известному фильму с Дорониной и Лазаревым.Ретро подчеркнуто песенно-танцевальным рядом вполне  духе Мастера.Танцы  поданы красиво, но фрагментарно, отдельными движениями  из танго, фокстрота,а то и  твиста (хореограф ЕкатеринаАгапонова).Стюардессы  уже   ученые  - овладели  современным языком мимики на лайнерах ,  их  безмолвные разъяснения выглядят  так же комично.Сценка  с потушенной  в танце сигаретой  - просто-таки  насмешливая цитата из Гайдая.Электрон  ( Элик) у Радзинского  шутливо предлагал Наташе взять чашки… на потолке. Здесь Он (Дмитрий Богдан) -  этакий Винтик-Шпунтик изобретательства,  и действительно разместил  посуду наверху.Заодно  и  пульт световой придумал .
Однако это не  веселый  ремейк по   столь любимой  дамами пьесе. Многие  сюжетные линии опущены, есть лишь  отношения двоих, Его и Ее. Их история и так знакома   нам наизусть.  Часто, непонятно почему, сыплет снег ( в пьесе время года не указано).А Человек с гитарой (Сергей Каплунов), поющий не по-актерски сдержанно,  -  еще и  помогает природе, ссыпая снег со своей шляпы.  Только вентиляторы, то гудящие, как  турбины Ту, то замолкающие, напоминают о безостановочно  убегающем  времени.
А  девушка с  нетипичным лицом,  с ямочками на щеках и  заколотыми назад волосами,  держится непривычно строго, но  так  светится изнутри , что  не может не  наполнить этим светом того, кого любит. У  них всего пару сцен, сыгранных   очень лаконично.Мало слов, еще меньше движений. Но надвинутая на лоб   шляпа выдает его  скрытое волнение .Они только смотрят, но как они смотрят друг на друга , это надо видеть…
В спектакле  нет другой любви (  той, безнадежной, Пилота),  и ревности маленькой стюардессы, и  бессильного яда Ее бывшего.Их любовь, родившаяся непонятно из чего, заслонила  собой  все.
Автору постановки ( женщине!) удается   избежать сентиментального надрыва,который все же был в финале  фильма.Погибла ли героиня в авиакатастрофе, уехала ли насовсем, не оставив  адреса?Драматург дает здесь   некий люфт : Элик продолжает  мысленный диалог  с возлюбленной: -Я даже не подарил тебе цветов. Но ты и не хотела.— Я очень хотела.— А моя подушка пахнет твоими волосами. Когда мы заканчивали опыт, я все время об этом вспоминал.— Смени наволочку — вот и все… В спектакле финал  более открыт.Гениально рассказал  ту же историю Окуджава: «И она молчала, и он молчал.//когда он поднялся, чтобы уйти-она не припала к его груди».


Спектакль вышел  ироничный,  многозначный, лиричный, но  холодноватый   -избегает пафоса поколение наших детей,  бежит его, не веря «словам, словам, словам», морочившим нас .И все ж, все же, все же ...   "Это любовь была .Посмотри, ведь это ее дела".                                                                                                                                                                                                                         Ирина Крайнова
                                                                               ( Начало.Окончание см. ниже)


фото с сайта театра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments