irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. Премьера по ШЕКСПИРУ "Любовь и смерть в Вероне"

             
                                     ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ В ТУМАНЕ

Может, это был   не туман. Ручаться не могу. В этом показе, где  полно ребусов, ни за что нельзя поручиться.
Вот моей соседке по залу показалось, что началось извержение вулкана, и дымы были подземного происхождения.Тем  более, что    возник неясный гул, как бывает, когда вступают  потаенные силы  недр, гул  усиливался, вибрировал, становясь нестерпимым. Мне  же он напомнил звук летящего снаряда. Разошлись мы и в толковании первых сцен спектакля. Фигуры бегущих появлялись в левом углу сцены, задирали головы вверх, словно прислушиваясь,   и  стремительно скрывались в правом  ее углу. «Смотрят, не начал ли  Везувий  дымиться », - откомментировала соседка. Да, дымы, возникшие на заднике, отсылали к  виду курящегося вулкана. Но с таким  же успехом бегущие могли вглядываться в тревожное   небо боя. Хотя немного это напоминало   реминисценцию  прокофьевских   «Ромео и Джульетты»: важную поступь враждующих семейств, переходящую на бег в силу обстоятельств.
Мы тоже смотрели спектакль по  сюжету великой трагедии любви  («Любовь и смерть в Вероне»,премьера  тюза Киселева). Но какие в Вероне вулканы - ей хватает проблем со своей  непредсказуемой рекой Адидже !  Зато «военные действия» кланов   Монтекки и Капулетти  городу хорошо знакомы благодаря Шекспиру. И толпа рыскающих молодых людей, настроенных  воинственно, снова и снова пересекала сцену. Вид у них был вполне современный. Правда, затесались в их  тусовку и довольно зрелые мужи, что немного сбивало с толку.
Но если вы думаете, что ребусы закончились с окончанием беготни по сцене, вы ошибаетесь.  Продолжались  они почти два часа, пока шла постановка. И отгадывать их было все сложнее, а под конец  уже  и  не хотелось. Потому что усталость от спектакля, который не очень  действует на твои чувства  и  мысли , росла, как снежный ком. Конечно, только   еще сдача  и  такой естественный  актерский мандраж, конечно, буксующий пока темпоритм и затянутый пролог. При всей  хорошей пластике актеров в целом (а для драматических это просто подвиг – так двигаться)  и отрывистых движениях модерна в частности, выглядело  все   слишком длинно  и монотонно.
Были  и сильные куски, они запоминались. Лирический танец -знакомство юных влюбленных, как предисловие, много обещающее . И  метафора  смерти в виде воздушной светлой ткани (впрямую поединки-убийства  друзей и врагов Ромео не показаны). И бесконечные выходы из кулис отца Джульетты, с нарастающим гневом сообщающего ей о  скорой свадьбе с Парисом. Сюда можно отнести и вспышку ярости девушки – достойной дочери своего отца,  тоже решенную пластически. Она буквально катается по полу. И две  старинные кельтские песни  звучали сильно, терзающим  душу  голосом. Их   спела  … уж не знаю кто, кажется, мама Джульетты (в программке не указано кто что  исполняет). Убедительна   и легкая лаконичная сценическая  конструкция ,напоминающая  своей конфигурацией парус. Британия – страна  морская (сценография и хореография  Геннадия Остренко , идея оформления – Джулии Белле).
Однако раздвоение и  «растроение» героев трагедии (все мы немного Ромео и Джульетты, когда влюблены)  понятно с точки зрения сверхзадачи постановки, но не всегда внятно донесено сценически.  Узнала Париса среди сильно бегающих юношей и была счастлива, что хоть кого-то узнала. В итоге он  оказался …третьим Ромео. Актеры старшего поколения, сидящие  справа и слева от  кулис, казались родителями одной из сторон. Но они тоже, как выяснилось, Ромео и Джульетта… Тайное венчание  влюбленных, как известно, взял на себя один из монахов  - Лоренцо.  В спектакле их двое,   говорят они хором, как солдаты. Но это еще не самое неожиданное. Вместе   декламируют   свой текст  и утроенные главные герои. Именно декламируют, если понимать под этим выразительное чтение. Не всегда  даже синхронное, оно  столь  далеко от какой-либо  эмоциональной шкалы, что не рождает  отклик у зрителей. Как будто  сцендвижение , все же достаточно убедительное , существует само по себе, а слово  (не стоит  говорить, как важно для трагедии именно слово) – само по себе.
Вполне можно обойтись и без него, как сделал постановщик пластической  версии  «Ромео и Джульетты» Алексей Зыков. Прекрасный хореограф, ученик знаменитой Маргариты Ликомидовой, он поставил с нашими дипломниками спектакль, где при всей сложности движений, при всех фантазиях автора (у него  тоже много влюбленных пар) ясна мысль ,  глубоко чувство, задевающее самые тонкие  струны нашей  души.
История  трагической любви   может быть показана  какими угодно средствами, сверхновациями - мы к ним  привыкли! - но  она должна считываться  в спектакле. Не только не читавший Шекспира школьник, но и более просвещенный зритель не понял бы из тюзовской  версии, кто есть кто, почему обострились отношения между кланами и что   же случилось  в финале. Все поглотил туман. Или дым?
Постановщики настаивают, что это  был дым войны. Что  очень актуально. Кстати, дымы, которые  только курились в начале спектакля, напускались  потом на  нас  с неотвратимостью рока. И однажды большое  малоприятное облако буквально   накрыло зал,  всерьез вызвав  зрительские чихи и   кашли. 
…Жаль,  что моя встреча  со спектаклем оказалась такой. Потому -заняты ведущие актеры, потому - это большая работа  сильной постановочной группы (руководитель  -Сергей Остренко из Англии), потому - идея вынашивалась давно и родилась из мастер-классов наших гостей в тюзе. Может, набранный  со временем темпоритм сделает свое дело,  и спектакль  еще наполнится  соками жизни?  Хотелось бы  верить.
                                          Ирина Крайнова, обозреватель  по Саратовской области в Российском                                                               театральном журнале «Страстной бульвар»


ФОТО с сайта театра



 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments