irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА."БАНКА САХАРА"




                                              БАНКА СТРАХА
После довольно туманной постановки шекспировской трагедии в тюзе Киселева  спектакль нового главного режиссера театра Александра Логачева – как бальзам на душу театрала.
Столько в нем истинной театральности, игры, иронии   -чувство такое , что  это мог поставить только по-настоящему театральный человек, каким является Логачев  -ученик  прекрасных режиссеров Евгения Каменьковича и Дмитрия  Крымова. Напомню, что Каменькович – ученик самого великого «Фомы», и  возглавил его театр. А Крымов – сын  гения театра Эфроса,  он  сумел создать свой уникальный театр -театр  художника.
Мы уже видели чудесное «Отрочество» Логачева по инсценировке  повести Толстого, доведенное  молодым режиссером от эскиза до законченной постановки.Сумев удачно обойти все подводные камни  текста Пулинович , он вводит  в действие замечательных зайцев из Николенькиного детства,  которое закончилось   в имении. Смешных, нелепых, очень трогательных.Как привет от умершей матушки, от родной деревеньки,  из потерянного рая детства.
В текст Таи Сапуриной «Банка сахара» (молодого драматурга -победителя престижного конкурса «Евразия»),текст умный, парадоксальный, Логачев подпустил группку монстров, использовав авторскую ремарку про людей,«которые могут что-то сказать, но не говорят». Эти монстрики, количество которых растет, вовсе не страшные, несмотря на свои жуткие клыки и  маски,  скорее, несчастные. Неверной шаркающей походкой выползают они  из люка, вяло подступают  к очередной жертве, утаскивая ее за кулисы. Жанр пьесы определен как «медляк в одном действии».
А жертвы, похоже, намечает  сам хозяин чудищ  Коля, живущий анахоретом и не желающий открывать дверь кому бы то ни было. Пожарник, работница ЖКХ, социальный работник Марина и даже соседка Галя, которую он уже знает лет 11, постепенно окружаются этими   еле ковыляющими  монстрами и утягиваются прочь.  Фантазии со счастливой развязкой принадлежат  Коле-  «человеку Интернета», порвавшему  все связи с окружающим миром, кроме игры в Форест-клубе и доставки ему семян и продуктов через Интернет-магазин. Он заодно и  соседке Гале доставляет  - чтоб не «стучала» куда не надо .Но Галя, живя на всем   готовеньком и тоже не  покидая берлогу своей квартиры, стучит  на Колю бесконечно: то пожарной охране, то ЖКХ, то  электрикам.
Режиссер поместил  зрителей на сцену,а главных действующих  лиц – компьютерного  Колю (Евгений Сафонов) и  его соседку ( Елена Краснова), любопытную, ленивую бабу,  отправил в  сценические люки. Они кажутся  поначалу сумасшедшими.Но  постепенно начинаешь видеть в  молодом человеке портрет поколения «next». Социальные сети заменяют  реальную жизнь, общение вживую для таких особей все более проблематично. «Уйди. Я не люблю людей. Я видел их по телевизору. Уходите. Уходите — не открою», - заявляет Коля пожарнику.

Колины ли демоны ковыляют по лестничным переходам,  отлавливая зазевавшихся путников, Галины ли фобии  -  уже трудно сказать. Не ходите, в общем, дети в Африку гулять.  Несмотря на разницу в возрасте, образовании, и интеллекте, затворничество их очень сближает. И когда соседка ,обозленная   постоянными Колиными оскорблениями, замолчит ..на пару дней, Коле  сразу становится  не по себе. Ни протекающие краны, ни прорвавшиеся трубы, ни пожары и  наводнения,   прочие стихийные бедствия не могут заставить впустить «чужого».
Коля сделает только  одно исключение - для красивой молодой девушки из  службы социальной защиты (Ирина Протасова). По замыслу режиссера, она еще красиво поет и танцует, как эстрадная дива.  Коля даже как будто   увлекся. Однако  многолетняя привычка возьмет свое. И, завязав ей глаза, галантный  кавалер выдворит девушку вместе  с банкой сахара за дверь. Его слабосильные монстры уже попробовали это  лакомство из банки. Оно им  отчего-то не понравилось,   даже  где-то напугало. Но девушка  не из робкого десятка. И с досады на глупого парня ( будь он хоть  семи пядей во лбу, ничегошеньки  не понимает в «науке  страсти нежной»!)  изо всей силы швырнет банку о пол.
Удивительное дело, но вместе с банкой отчасти  разбиваются  застарелые Колины фобии – к людям,к городу, к  общению. Он еще продолжает привычные монологи вслух, но ориентиры его явно  меняются: «Ради розового перца — на улицу. Звучит красиво. За красоту тоже можно выйти на улицу». Коля  -прекрасный кулинар  , он мечтает  достать где-нибудь розовый перец. Но дело  не в перце. Прекрасная-красная Марина(вся в красном!)оставила  у него свой шарф.
«Я понимаю, что это безумство. Но я должен показаться Марине. Это была нечестная игра. Да и шарф она свой забыла. И вообще… Я был не прав. Надо признавать свои ошибки», -обманывает  свое внезапно обнаружившееся сердце Коля ( Марина сразу  заметила,как громко оно застучало). И , захватив  карту, часы ,зонт, запас еды и воды , деньги , отправится в опасное путешествие на соседнюю  улицу.
В спектакле два финала:Коля, наконец,  выполз на свет божий, нашел (по электронной карте!) офис Марины – она ждет в начале светящегося туннеля. Усмиренные монстры сами кладают ее на руки счастливому Коле. Колины виртуальные сны...
Второй финал убеждает больше: прорвав фотообои райских южных чудес, Коля  выходит к нам, сообщив попутно, что Марину он не нашел,  но уехал в Страну розового перца , это было очень легко. Судя по Колиной хронической  нелюдимости, уехал он туда… в своих  мечтаниях.Т ем более, что в тексте пьесы сотрудник посольства показывает ему  бумажку « со многими-многими нулями», которую Коля,  давно оторванный от  наших реалий, просто-напросто не понял.
Все здесь  играют хорошо,  дуэт  же Краснова – Сафонов просто великолепен. Как и текст очень молодого автора,  как  великолепная найденная форма его подачи. Было бы смешно, если б не было так грустно…
Знала похожего на Колю  юношу. Чрезвычайно умный (преподавала журналистику элитным детям), в 15 лет он писал эссе в любом жанре литературы,  а не только публицистики. Но вот на одно занятие  мы переместились в  самый центр города.И  мой  15-летний эрудит отпросился домой  пораньше – «Мама ждет», я отпустила и тут же забыла  про него. А он, оказывается, не двинулся с места: «Вы понимаете, Ирина Викторовна, я могу не знать, куда  мне идти!» - изрек он  минут через 10 своего  стояния
, с трудом сдерживая рыдания . Я испугалась, что он расплачется прямо сейчас, при девочках,  и   повела  его на трамвай, который ходил совсем рядом.Он тоже жил, в основном , у компьютера и   мало общался с реальным миром. Маленькая, веселая пьеска задевает больной нерв, касаемый наших детей. Режиссер и вся его  команда сумела сделать это ненавязчиво, иронически, точно.  В яблочко!
                                                                                                                                                        Ирина Крайнова, фото Алексея Лео
нтьева на лаборатории

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments