irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

РАДИЩЕВСКИЙ МУЗЕЙ. ВЫСТАВКА «Русский авангард: столицы и провинция»; китайский фарфор,перламутр

                               

          фарфоровый блеск, перламутровый  отлив…
Когда болеешь, новые выставки  растут, как снежный ком.  На днях я  все ж совершила вояж в историческое здание Радищевского, где открылись сразу три замечательные выставки.
Первая встретила еще в подвале – тонкими переливами перламутра, белоснежными створками  изящных маленьких ракушек.На выставке «Перламутровые фантазии»- композиции из раковин и полудрагоценных камней саратовского мастера Сании Гайнановой. Как отмечают искусствоведы, с незапамятных времен  «многие народы украшали раковинами одежду, головные уборы, обувь, конскую упряжь, они служили средством платежа и предметом культа, вдохновляли поэтов, художников и архитекторов». Перламутр же   переводится как «мать жемчуга».Он очень изыскан и почти так же хрупок,  что не остановило нашу мастерицу.
Сания Юсуповна родом   из Ленинграда. В блокаду семья переехала в Саратов.Кандидат наук, доцент, заслуженный агроном, Гайнанова человек еще и творческий . Искусно  собирает  свои панно  из камней, раковин и перламутра с цветами и фигурками. Саратовская искусница  - лауреат областного смотра декоративно-прикладного искусства,   ее работы- в частных  российских и зарубежных коллекциях.Как любителю Японии, мне больше глянулся ее цикл , где на створке раковины  помещены прелестные силуэты японок с веерами.Чудны и белые птицы со сверкающим оперением. А вот крашеные раковины выглядят бледнее на фоне победительной красоты естества.
Заканчивалось мое путешествие по лестницам и залам  «родового» здания керамикой Китая и Японии из  музейного собрания. Эта экспозиция открывает цикл выставок, посвященных керамике  различных стран. Около 130 предметов: вазы , чаши, блюда , тарелки, чайники , чашки, фигурки, выполненные для экспорта в Европу и Америку.Есть тут голландские и английские вещи мастеров,  заочно учившихся у  умельцев из Юго-Восточной Азии, позаимствовавших и  сюжеты.
Уже в 100 г. н.э. китайские ремесленники нашли способ обжига керамики в печах при очень высокой температуре. Древние китайские мастера создавали фарфоровые вазы вручную, гончарный круг тогда еще не придумали. К фирменному китайскому  фарфору, тончайшему, полупрозрачному, путь был еще долгий. Китайская подглазурная роспись кобальтом распространилась  только в XIV-XVII веках. Тогда  же  и  в  голландском Дельфте  появились мастерские сине-белых фаянсовых изделий. В XVIII веке   англичане взялись  повторить  синий  фарфор.  Прихотливое рококо  даже породило такое явление,как «шинуазри»  - китаизацию сервизов, табакерок, статуэток ( вспомним китайского болванчика на комоде  в сказке «Пастушка и трубочист»).
Постепенно колорит обогатился, появились зеленое, черное и розовое «семейства». В нашем собрании хранятся как раз  птицы, цветы и бабочки,  расписанные в оттенках розового «семейства». История японского фарфора  куда корочее всего лишь  четыре столетия. Но трудолюбивый и талантливый народ умеет усваивать  достижения других, творчески их переосмысливая.  После периода ученичества   в Стране Восходящего Солнца создают собственный фарфор. В  нашей экспозиции   - изысканные, более  лаконичные, чем китайские,  по рисунку и декору  произведения  японского фарфорового искусства :   красно-синяя гамма с позолотой, невесомые белые  вазочки ( «яичная скорлупа»), светлые  изделия в трещинках кракле, декорированные  мягко и пестро.  Дополняют все эти  фарфоровые шедевры   японские гравюры на дереве и китайские народные картины. Выставка небольшая –занимает одну комнату, но подобрана с очень  большим вкусом.
Фарфор я  увидела  и на втором этаже, где по периметру расположена одна из самых грандиозных выставок Радищевского музея  за последние годы. Среди авангардных картин столетней давности расположился и агитационный фарфор первых советских лет, ставший «рупором новой власти, новых идей».Лучшие  кисти России приложили руку к его оформлению- Чехонин ,Петров-Водкин,Добужинский,Данько,Щекотихина-Потоцкая… Тарелки от Чехонина с  лозунгами, чашка с надписью «Ленин умер, но заветы его живы», декоративные росписи Зинаиды Кобылецкой, сказочные мотивы  Щекатихиной–Потоцкой. Выставки советского фарфора прокатились волной  по Европе, и  Луначарский говорил, что  «агитационный фарфор явился первым полпредом СССР за границей».
Выставка «Русский авангард: столицы и провинция» поражает  своим размахом и  художественной свободой .«Левые» художники прибыли в наш достославный град в 18-м году с мандатами от новой власти.Валентин Юстицкий, Фёдор Константинов, Николай Симон,  Антон Лавинский. Боголюбовское училище, переименованное  в Свободные художественные мастерские (СВОМАС), дало приток свежих сил. Давид Загоскин, Константин Поляков, Пётр Ершов…В 1919 -м появляется Объединение художников нового искусства (ОХНИС). Художники оформляли  город к праздникам, создали  футуристический Шумовой оркестр и  театр «Арена Поэхма». «Нужны новые формы!» - сакраментальная  фраза героя Чехова ключевая для того времени.Но вся эта недюжинная творческая энергия  гасится быстро – с середины   20 –х годов начинается насильственная унификация искусства.
Вскоре уже речь шла не  о том, чтобы комплектовать фонд авангардав музее, а  - получше прятать его .Как рассказывают искусствоведы, «чтобы спасти от уничтожения уже поступившие в коллекцию произведения, музейные сотрудники изыскивали возможности скрыть их от «всевидящего ока» власти. «Подозрительные» с идеологической точки зрения предметы переводили во «вспомогательный фонд»…
Валентина Юстицкого у нас, конечно же , много. И очень разного, прошедшего стадии  примитивизма, кубизма, футуризма, конструктивизма,  порою делавшего работы параллельно  в разных стилях. Я  не видела раньше у него таких абстрактных композиций. 
Давид Загоскин уедет потом в Ленинград. Его смелым  живописным  поискам   саратовского периода позавидовали бы  ученики Казимира Малевича. Даже ученические  работы Музы Егоровой-Троицкой и Алексея Арапова «Натюрморт со скрипкой», «Мужской портрет», «Белый конус»  выразительны и энергичны. Жанровые  произведения Евгения Егорова,  отсылают нас к Саратову 20-х годов с его еще очень патриархальным укладом. Произведения местых авангардистов перемежаются картинами великих  - Фалька,Лентулова, Шагала. И все это позволяет «…воссоздать более или менее цельную картину недолговечного бытия саратовского авангарда, понять к чему стремились идеалисты и романтики 1920-х годов».
                                                                                                                    Ирина Крайнова, фото Наталии Зотовой

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments