irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРЫ САРАТОВА. Театр драмы им.Слонова"Дипломники ИГОРЯ БАГОЛЕЯ

     

                          ОДНАЖДЫ НА БРОДВЕЕ…
Мастер курса  выпускников театрального института Игорь Баголей вместе с Любовью Баголей, педагогом курса, замахнулся, нет, не на Вильяма нашего, Шекспира…
…но тоже на  очень даже знаковую фигуру. Вуди Аллен  -
американский кинорежиссёр, актёр-комик, продюсер, четырёхкратный обладатель премии «Оскар», писатель, автор многочисленных рассказов и пьес, джазовый кларнетист. Создал авторского кино.Тем более,   наши отважные земляки    взяли не  его пьесу «Бог», написанную в 70-х годах (несмотря на некоторый успех,  Нью-Йорк  тогда не покорившую). Нет, они обратились  к фильму  Аллена по  тому  же сюжету,  снятому через 20 лет .
Сценарий «Пули над Бродвеем» отсылает в Нью- Йорк 20–х годов  - блестящими  капотами старых  машин, их   крупными фарами, одетыми в яркое солистками кабаре,  традиционно черными людьми Валенти, поделившего с  «дружественной» мафией зоны  влияния в мегаполисе.
Перевод киноязыка на язык театральный чреват потерями: исчез образ  мегаполиса, шикарно поданного кинокамерой. Но  остался Бродвей – манящий мир театра и успеха для всех  провинциальных актеров и режиссеров. Постановщик   усиливает его привлекательность  рефреном  образа кабаре. Точнее, «дарк кабаре» (как определен жанр спектакля). Девушки в коротких пышных юбочках, с длинными конскими хвостами  (согласно моде тех лет)  ритмично двигаются,  мило поют.  Поют  здесь «вживую» и куда больше, чем в фильме. Звучат  незабвенные    песни Синатры, Дитрих, Меркьюри, Уайнхаус .  Вокал выдают  тут и главные герои.
Самый «главный» из них –  драматург Дэвид Шайн(Алексей Соколков),  отправляющийся за удачей в театральную столицу Штатов. Он и  внешне походит на забавного в своих  круглых очках  автора фильма.Как бы  легкий шарж на Вуди . По сюжету Дэвид Шайн  хочет поставить собственную  пьесу , и  театральный агент находит ему спонсора  -
мафиози Ника Валенти (Никита Кузин).  Только  там непременно должна быть роль  для  бездарной  любовницы Ника Оливии, певички кабаре. Зато согласились поучаствовать  в постановке два известных актера. Пьеса  амбициозного провинциала скучна, аморфна, диалоги просто чудовищны.
Тут в  игру вступают  знаменитые парадоксы Аллена.То, что гангстер финансирует постановку – не такое уж  нынче диво . Но это еще не все: гениальным драматургом, сначала немного поправившим беспомощный текст, постепенно  вошедшим во вкус и  просто его переписавшим, оказывается телохранитель Оливии  Чич  (Дмитрий Ширин). А она-то  его иначе как Франкенштейн  не называла! Следующий  великолепный ход: эстетичный Чичи убивает  Оливию, своими  отвратительными ужимками  испортившую «его пьесу», как когда-то в Палермо его отец застрелил плохого певца. Исключительно - из любви к искусству.
И  финал  не в духе голливудских «хеппи-эндов». Возведенный драматургом-мафиози на Олимп славы,  обласканный Бродвеем Шайн бросает его и возвращается в провинциальный Питсбург.Бацилла успеха – «американская мечта» – уже проникла в этого парня, но не пустила пока глубокие  корни. Да и  прелестный очкарик Эллен (Нина Кучерук), как выяснилось, любит именно его, а не его творчество. Аллен обожает такие  сюжетные зигзаги.
Постановщик спектакля углубил образ подружки Дэвида.В фильме она легкомысленна, охотно вступает в связь с их общим другом Флендером,   драматургом  еще  менее удачливым , чем Дэвид.В спектакле  Эллен , узнав об интриге  возлюбленного с известной актрисой, молча собирает  чемодан.А  близкие отношения с Флендером  она придумала, чтобы заставить Дэвида  поревновать.
Танцы в кабаре больше обозначены, чем показаны, но в антураже Юрия Наместникова ( огни и вертикали небоскребов, выразительные стилистические цитаты из «раньших» времен)  смотрятся хорошо.Как и эффектное появление  американской мафии итальянского происхождения.  Какие-то опереточные злодеи, вполне в духе театра в театре. Мрачноватым шармом наделен  один Чич (удачная работа Дмитрия Ширина).
Оливия  (Влада Игнатьева) была бы неотразима…если б  не ее ввинчивающиеся в уши голос и смех.  Как и прописано в сценарии.Уж не за голос ли получила бедняжка пулю  в лоб от палермского   театрала? Значительна Хелен в исполнении Натальи Карповой. Запоминается экспансивная Памелла (Яна Дубровина).
Спектакль, уверяю, ничего бы  не потерял, если б, пардон, «задница»  и ее разные синонимы  встречались  тут  не столь часто (куда чаще, чем  в  оригинале). Как и  назойливые манипуляции с  ширинкой.Тут  следовало бы поучиться  у великого Аллена. Ни одной пошлой любовной  сцены в американской  комедии 94-года выпуска! - Фантастика.
Наших постановщиков  давно тянуло на нью-вестерн или что-то в этом духе. Помнится,   в классическую пьесу плаща и шпаги они тоже  вводили  пистолеты и прочие  такие штуки. Рискнули  и  сейчас, превратив интеллектуальную (черную)  комедию Вуди, как ее обозначили кинокритики,  в  «черный» мюзикл («dark»  по-английски темный)   Но кто  не рискует, тот не пьет шампанское. Ребята Баголеев могут праздновать очередную   победу. Они отлично справляются   со своими ролями  и  непростыми  сценическими задачами.
                                                                                       Ирина Крайнова, фото с сайта театра Алексея Гуськова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments