irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

МОСКВА ТЕАТРАЛЬНАЯ . ТЕАТР Мастерская Петра Фоменко. ФАНТАЗИИ ФАРЯТЬЕВА



                  ФАНТАЗИЯ В КРУПНЫЙ СИТЧИК
При входе в старое здание  театра Мастерская Петра Фоменко зрителям вручают обрывки обоев – желто-зеленые, с  большими розами на фоне синих листьев. Развернув обрывок, понимаешь, что   такая у спектакля «Фантазии Фарятьева» программка.
На сцене квартира с точно такими обоями, такой же халат носит вечно подслушивающая и подглядывающая Мама (Галина Кашковская) – может   совсем слиться со стеной. Она озабочена  лишь одним: пристроить замуж старшую дочь Сашу. И тут уж, как говорится, все средства хороши.  А младшую можно на время услать к родне. Мама все кого-то кормит и еду носит, строит большие планы переезда, надеясь на плавающего  где-то мужа. Добрая, миловидная, моложавая.. Муж далеко, да и есть ли он? Не очень  она  похожа на жену моряка, счастливо ожидающую  на берегу.
А вот и старшенькая, все еще красивая, довольно  нелепая в этом наряде: белесый парик, нечто  узкое-короткое -лиловое с блестками, безмерной величины шпильки…Она  почти  валится с них,  двигаясь в какой-то  изломанной пластике  (Полина Кутепова). А мысли ее далеко от  этой комнаты, ее кричаще веселых обоев в ситчик. Несчастливую женщину видать за версту. И  какое  ей дело до  неловкого  стоматолога  с  его сумасшедшими теориями  и внезапной любовью!
Третья женщина - Люба, очень   маленькая еще , но   умная, прямая ,  смелая. Знает, чего  хочет от жизни . Только и  умная (Вера Строкова) может остаться «на бобах». Зато она нутром чует людей,  «вычислит»   и Фарятьева,  оценив его неординарность. Влюбится  в него с размаху, со всей безбашенностью юности. Люба  была бы самым стойким  сторонником  его теорий, протяни он ей руку, хотя бы заметь  ее. Девочка  сразу поймет, что в жизни ее сестры снова появился «этот ужасный человек»,  она удерживает ее  всеми силами, но как остановишь смертельно раненную? ...Да,но если б «Фантазии Фарятьева»  были только о несчастных любовях, стоило бы их ставить через столько лет.
Пьеса Аллы Соколовой написана в 70-х, когда наше увлечение инопланетными цивилизациями еще не шло на убыль. Но и тогда тонкие артисты Андрей  Миронов и  Марина Неелова в  чудном фильме Ильи  Авербаха играли не  про то.Павлу Фарятьеву, уже   не очень   юному, полноватому человеку, рядовому  «зубнику» (Рустэм Юскаев), все эти теории про другие миры и «не свои планеты», очевидно, нужны, чтобы разукрасить серую обыденность, утешить себя и  свою великодушную тетю (в дивном исполнении Евгении Дмитриевой), которая словно создана по образу и подобию своего племянника. Та  вообще  не замечает его состояния,  вся в хлопотах  об одинокой  дальней родственнице. Но тетя свято верит , что ее мальчик совершил выдающееся открытие:  люди живут не своей жизнью, и надо  бы  поменяться  местами с нашими далекими антиподами.Тетя  жутко боится, что его, такого неопытного,  оседлает какая-нибудь  ужасная особа (особа  с особо богатырскими формами  то и дело заглядывает в дверь).
Фарятьеву , по большому счету,ничего не нужно, кроме его тети, его работы, которую он , по-видимому, любит, и его звездной тайны (в сцене  с тетей ,решенной  фантазийно, электричество высекается уже  прямо из пальцев). И вдруг он встречает очень  земную, красивую и несчастную женщину - и влюбляется   в нее со всеми ее несчастьями. Саша откровенно   посвящает  его в свои страдания. Она совсем  другая в этой сцене- искусственность слетела   с нее вместе с  диким лиловым костюмом.А Павел  утешает  и сулит  ей будущую всеобщую гармонию: «Века пройдут. Вселенная откроется... Дверь распахнется….». Такие же слова Мечтатель  будет  говорить Любе, когда, не веря еще  в свое счастье ( Саша ему не отказала), явится к ним в шляпе,в пальто, с чемоданчиком и  усядется  так  в гостиной , слушая и не слушая  сбивчивые объяснения Любы.
«ЛЮБА. Пожалуйста, посмотрите на меня.
ПАВЕЛ. Нужно смотреть шире...
ЛЮБА. Я люблю вас, как никто никогда никого не любил. Посмотрите на меня!
ПАВЕЛ. Дверь распахнется... Простите, я много говорил».
Первый порыв любви большого, чистого ребенка, каким играет его Юскаев,  даже готовность, если надо, отказаться от своих теорий -  и полный ее крах . Безуспешно пытаясь удержаться на внезапно вздыбившемся полу, он роняет то чемоданчик, то шляпу. «Я не могу без нее жить», - как-то совсем  буднично говорит   брошеный жених.Ему бы скорей уйти, но тут как тут  Мама ,с ее безразмерным  письмом от родных…
Соколовская пьеса кажется  немудреной, ставили ее   у нас по-всякому, и очень даже  сентиментально. Но так, как в мастерской Петра Фоменко поставила «Фарятьева» режиссер Вера Камышникова, мне сравнить не с чем . Те далекие миры,о которых с придыханием говорил  Павел,  так  вот же  они  - параллельно нашей жизни. За овальным зеркалом комнаты возникает точно такая,  и тоже  в  крупный ситчик. Живут там антиподы,  похожие на наших героев,но ...не совсем.Они повторяют  их движения,повторяют, да не все.А может, те, за стеклом ,и есть настоящие, а в комнате – только их отражения? Во всяком случае, у энергичной и  любопытной  Мамы  антиподов   сразу несколько. Иначе как бы она перемещалась, мгновенно телепортируясь, влево и вправо?
А с комнатой продолжаются чудеса ( потрясающая работа  художника Майи Трегубовой) :  она удлиняется до балкона, поднимает паркетины пола,  разные  гуманоиды в скафандрах  лезут в балконную дверь,  голубое небо с белыми облаками превращается в ночное и звездное,  пространство все расширяется...А вдруг это уже НАЧАЛОСЬ, и  двери Вселенной открылись?..
Порой кажется, что спектакль поставил сам Фома – столько в нем  фирменного хулиганства, выдумки,  юмора – и теплоты. Обаятельный Фарятьев всех заразил мечтой . Неважно какой. Ночная сцена трех женщин в белых одеждах   сыграна с полной раскованностью и  ежеминутной радостью бытия –   трепещут, взлетают их длинные пододеяльники - точно чайки над бурным морем.
Не вспомнила  ни разу про  знаменитый фильм  -все  два часа просмотра  - и сказала об этом Рустэму Юскаеву, окончившему когда-то психологический факультет нашего СГУ.  Его Фарятьев занял уже  свое  место рядом с героями-идеалистами Сергея  Юрского и Андрея Миронова. «Если к правде святой мир дорогу найти не сумеет…». Зачем  же нам тогда   нужен Дон Кихот и иже с ним?

А Рустэм уверен, что  «их  театр – это в чистом виде Фарятьев, общность, которая в своей фантазии, в своем безумии или высшей мудрости верит, по крайней мере, верила в эти свои законы и основы». Им виднее. Счастье, что самые   утопические мечты имеют иногда способность сбываться.Счастье, что у нас на Москве есть такой  вот театр.
                                                                                                                   Ирина Крайнова, фото с сайтов

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments