irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. НЕДОРОСЛЬ по Киму и Эйдлину



                                                   
                                                              ТРИШКА СНОВА ОБУЗИЛ КАФТАН

В Саратовском тюзе снова «Недоросль». Фонвизин, но в версии Юлия Кима и Леонида Эйдлина. Поставил художественный руководитель тюза  Киселева Юрий Ошеров.
Шел   тот легендарный спектакль в 60- 70-е годы. Его придумал  вместе с веселым бардом Кимом  и поставил известный режиссер Эйдлин, работавший у Юрия Киселева.На «первый советский мюзикл» ездили взглянуть все, даже  театральная Москва.
Как вспоминал потом Ким,  его «очень увлекала возможность поиграть в разные жанры: романс, частушка, баллада, пастораль и так далее — и характеры: кучер Афонька, Колька-хулиган, пираты, солдаты, и это оказалось разминкой перед настоящей театральной работой. Первыми жертвами моих упражнений стали герои шекспировской комедии «Как вам это понравится»… За Шекспиром последовал «Недоросль» Фонвизина, потом был «Мизантроп» Мольера и пошло-поехало, вплоть до сегодняшнего дня…»
И вот Ошеров на сцене Нового тюза  ставит первую русскую комедию с говорящими именами: влюбленный в свинячье царство Скотинин, домомучительница Простакова  со своим дурноголовым сыном Митрофаном… И  опять самоучке Тришке  достается на орехи, что он  будто бы обузил кафтан - об этом на все лады сообщает нам хор.Хор изображают крепостные  бабы и девки,они  и наигрывают кто на чем, время от времени вырастая  из люков на авансцене.
Фонвизинская пьеса в  версии Кима-Эйдлина (а теперь и Ошерова),еще больше похожа на фарс: прямые прозвища, одномерные характеры – носители пороков и добродетелей, нехитрый сюжет ,скоморошьи набеленные лица; песни ,  как балаганные частушки, плюс многоцветные,  узорные костюмы, в которых герои напоминают расписные игрушки.
Форма найдена безошибочно, надо  только суметь внутри нее существовать. Органично и – комично  это происходит с  «бабой в штанах» Простаковым  (Алексей Ротачков), нахрапистым  помещиком Скотининым (Алексей Чернышев), полной  картинного смирения Софьей ( спит в ней милый  бесенок! – Ирина Протасова), ехидно наблюдающим за происходящим Правдиным (Алексей Кривега), наивным красавчиком Милоном (Михаил Селиванов).Прелестна   эта пьющая «ученая» парочка:  долгогривый,  ужиком  вьющейся   Кутейкин и   крупный, с  тяжеловатой походкой  Цифиркин (Артем Яксанов  -Владимир Егоров).  Здорово перевоплощаются  в ролях Стародума и Вральмана Алексей Карабанов и Евгений Сафонов. Без программки долго   не могла понять, кто так ловко  скачет и  умело коверкает язык. Кучер-учитель  Сафонова –  прямо маленький актерский перл.
Митрофанушка Михаила Третьякова тоже  по-своему  обаятелен. Этакий  круглолицый увалень, донельзя разбалованный.Умна матушка в исполнении Виктории Шаниной,  ох, умна и хитра…  Прожила  же как-то свой век без грамоты и прочих премудростей. Но пришли  неведомые новые люди: невесту с имением у сына   умыкнули,   их  имение  под опеку поставили , ее  самое  грозят под суд отдать.  Да не то все  страшно госпоже Простаковой,а  что любимый сыночек, которому  все и жертвы ее (с братом разодралась, в  ворожбу  пустилась на старости лет, похищение затеяла), от нее отшатнулся. «Да отвяжись, матушка, как навязалась», - бубнит неблагодарный. И матушка лишается чувств.Вот здесь актриса  даст слабинку в сторону привычного «тюзовского» реализма.Нет, обморок тут не причем – он прописан в тексте.  Но надрыва там нет.
Шанина – актриса яркая, полноформатная,  харизматичная - превосходно провела все сцены. В мизансцене же  старинного заговора, сорвав с себя кокошник-шляпку ( волен же художник прихотливо мешать «век нынешний» и  «век минувший»!) и обнаружив  под ней роскошную "цыганскую" гриву, она  колдует просто завораживающе  - зал замирает и   вдруг разражается аплодисментами.( "На Ердан-горе//Бел-горюч камень,//С-под него бежит//Едигер-вода,//Едигер-вода//Поит Левкин цвет"). И закончить  бы  так спектакль – тихо-мирно, с печальной ноткой...  Ведь мы уже прониклись сочувствием к  матери, чья «безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья».
Цельности  постановке придает великолепное сценическое решение, где деревянная Русь в миниатюре соседствует с   большой жирной  Хавроньей. Во втором действии количество свиней  сильно возрастет, но каждое разоблачение  пороков скидывает с дуба ( березы ?) очередную хрюшку. Селянки и селяне , напевая,помахивают  дубинками  и вилами очень даже угрожающе, напоминая, видимо, о "русском бунте".В финале откуда-то   из-за кулис звучит  морализирующий голос. Да, «классический багаж – бесценное наследье». Но – «какой тяжелый труд, воспользоваться им»!
Пластика превращает массовку в единый сценический организм (Алексей Кривега), удачное  музыкальное решение (аранжировка Виталия Терентьева, исполнение – ансамбль «Парафраз»), выразительное актерское пение,  - все работает на восприятие.
Веселое и поучительное получилось действо.Что   до   актуальности  пьесы,  то когда  бы ни озвучивали у нас  вопрос типа «кто виноват», за ними всегда последует  другой:  ну  и  «что делать-то»?!.
                                                                                                                                                                      Ирина Крайнова, фото с сайта театра


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments