irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

В дальних странствиях.ИЗРАИЛЬ (4)

   


                          АСКАЛОН – ВЕЧНЫЙ ГОРОД
Часть IV.  «Дайте руку или что!»
Мои друзья Боря и  Зина, у которых я жила в Израиле, заботливо оберегали каждый мой шаг и спасли от многих  трудностей, в которые я  обязательно попала бы в силу своего характера и природной  рассеянности.
Но от всего не убережешь,  и надо ж было мне начинать передвигаться самостоятельно. И   начала …Я умудрялась  блуждать  даже в маленьком Ашкелоне с его улицами под прямым углом к морю. Были у меня  ориентиры – поворотные круги  для машин в виде  парусника и пирамидки. Я  находила их, но  куда свернуть дальше, уже не помнила. Однажды я лихо прошагала  несколько кварталов в противоположную сторону от моря, хотя направлялась именно к нему.
В другой раз  отправилась на «цивильный» пляж. Наш, у парка Леуми,  замечательный ,с золотым песочком  пляж, не имел волнореза,   море же   бушевало три дня , сильно волновалось оно и  потом. Я  бросалась в набежавшую волну, даже пыталась плыть, но недалеко, по опыту  зная, как легко она уносит  от берега. Волнорез  имелся на пляже Марина  ( где  яхтинг), в окружении респектабельных отелей,   и туда, как мне сказали , ходит 10-й  автобус.
Автобус появился через полчаса, я с деловым видом прошла мимо водителя, бия себя грудь со словами: «Ани пенсионер» - мол, пенсионерка я . Билеты здесь дорогие – 4 шекеля (почти 80 рублей),  пенсионеры платят половину стоимости. Боря хорошо меня обучил,  этот  этюд я проделывала повсеместно, во всех своих поездках.
Надо уточнить, когда точно  выходить, а  передо мной только   эфиопы.Спрашиваю на английском – возможно, он им ближе. Моя соседка показывает пять пальцев. Ясно , выйду через 5 остановок. Вскоре она    добавляет еще  один  палец и настойчиво повторяет «сесть» ( на иврите шесть), указывая зачем-то на дверь. Вас понял, выйду через 6 остановок.
Тут с тем же  словом «сесть» и растопыренными пальцами меня толкает в спину  другая эфиопка,  упорно показывая на выход. Дошло, мне нужен автобус под номером 6. Пересела, но и он до моря не доходит. Дорогу объяснят бывшая соотечественница с таким выразительным говором, что я не выдерживаю: «А вы случайно не с Одессы?» Конечно же , Лариса «с Одессы», да еще «родилась у Дюка» (видно, за углом у Дюка : на бульваре жилых домов  нема), но скромничает, что она бывшая.
-Бывших одесситов не бывает! –  строго  заметила я. И землячка проводила меня  аж  до прямой дороги к морю,  произнеся сакральное: «Ирочка, слушайте сюда!» - и   сочно живописав, какие красоты предстоит увидеть по пути к Марине.

Таки  было, на что посмотреть. Дома становились все шикарней, отели напоминали древние индейские пирамиды, с  каждой  стороны они выглядели по-разному, гостиница вдали  изображала дом-шар из Солнечного города Носова. Над пляжем  - из тесаных глыб белый амфитеатр образовал ряды сидений с редкими  пальмочками. Сценой  ему служила морская даль, изменчивая , лазурная,  сверкающая в последних лучах солнца.Декорацией  - идущие под углом друг к другу каменные стены волнорезов.
Здесь я  спокойно дождалась  финального акта:   Гелиос в золоченой колеснице укатил солнечный диск за синее море. Закат  на нашем пляже я обычно  смотрела вполоборота, стремительно несясь вверх.На юге темнеет  резко, а  фонарей в Национальном парке не предусморено. К тому ножевая интифада, которую с некоторых пор   применяют террористы, вещь очень  опасная. Зиночка сначала заразила меня желанием побывать на земле Израиля, потом  уже стала рассказывать разные истории – и про сектор Газа, который каждые два года обстреливает наш  город ( туго   им приходилось, пока не появился Железный купол- Армия Обороны Израиля  установила противоракетную систему), и про бежавшего  по Тель- Авиву  террориста, который  сумел ранить 10 человек (!)
Но на Марине светло,как днем,  обратный мой автобус пришел  по расписанию и  - поехал , утюжа город вдоль всех  магистральных улиц.Иногда мне казалось, что  это и есть мой Бьялик, но мы тут же сворачивали в полную неизвестность. Так прошли полчаса, час  (пешим ходом к моему дому с Марины  не   более получаса),а мы все ехали и ехали. Я испугалась, что Зиночка меня окончательно потеряла, и отбила ей «депешу» с находящегося в  глубоком роуминге мобильника:  все, мол,в порядке. Зиночка поняла, что не все в порядке, но я была неизвестно где, а время  уже  -восемь часов вечера .
Пропутешествовав еще минут 20 (мы даже на шук заезжали), высадилась  я у  кругового  парусника в полном ступоре и  снова начала искать свою улочку. Помог англоязычный  ночной торговец и мальчик, выносящий мусор. Я кинулась к нему со своим sorry. « А вы  владеете русским?»-  неожиданно спросил мальчик, и  мы  оба испытали невероятное облегчение.
Вообще-то  точным ориентиром служили пять раскидистых деревьев и мусорная сетка с пластиковыми бутылками ( в Израиле мусор сортируют   по видам, хотя до японский градации отходов им еще далеко).Но со своей уникальной способностью искать всё и всегда, я промахивалась и сворачивала туда , где было всего четыре дерева.  Потом я  научилась находить путь по угловой синагоге,   зубчатой стеной напоминающей крепость.
Поездки на экскурсии тоже были полны приключений. Слава богам, я нигде не отстала от автобуса, и  подозрительного вида прохожий не покушался на мою жизнь тяжелым булыжником, как  случилось с Зиночкой на Мертвом море. Но, напуганная ее рассказами,  не взяла самую дешевую туда экскурсию, а предпочла присоединиться к большинству, едущему на дальний пляж Эйн-Бокек  с  помещением для процедур.
Ящичек в раздевалке стоил недешево, к тому же 10о шекелей  там берут  залог (они  совершенно случайно оказались в моем кошельке).Зато  уже налегке    я отправилась   в открытом вагончике к самому необычному морю. Слева сухие коричневые вершины, словно вырубленные  гигантским резцом, образовывали сплошную стену, слева искрилось зеленое море. Волны вдали, прибой у берега –  все как  на "простом"море, только зелень его была слишком сгущенной, неестественной, как  бы подкрашенной.
Вместо песка на пляже – уходящие в воду  неровные соляные слои, без резиновой обуви тут никак. Опытная соседка предупредила: ногами и руками не дрыгать,   плыть нельзя – не встанешь потом. Я опасливо  стояла столбом,держась за мостки.Расхрабрившись, в конце концов,изобразила движение – с ноги тут же  упал сланец и встал рядом на воде,  строго вертикально,   меня дожидаясь.Я наклонилась надеть, но встать не могу.  И  я поплыла. «Дайте руку или что!» - крикнула я по-одесски, проплывая мимо кучки  молодых людей. Они  лишь смеялись и махали мне вслед.Я снова  призывно крикнула.
- Да шо вы с ними говорите,  эти люди русского языка  никогда   не слыхали!-  и    словоохотливый  "наш" человек, протянув руки, спас меня  от  неминучего заплыва в соседнюю Иорданию.
Со второго захода научилась  передвигаться в этом странном море, полусидя-полулежа  ( некоторые, особо ловкие, использовали сланцы вместо весел), и резко вставать, прыгнув на ноги. Если не считать того, что пресный душ у берега сломался, и его долго чинил огромный негр, а в  процедурном центре я  блуждала в поисках выхода ( там все по кругу,   одно переходит в другое: камеры хранения, раздевалки, туалеты, душевые, сероводородные бассейны, женские и совместные), все время выскакивая к  мужскому бассейну ,извиняясь и снова туда прибегая…  и  что у нас пропала одна экскурсантка  - ждали ее полчаса, объявляли по громкой связи, искали в других автобуса -  но  в остальном, прекрасная маркиза… А женщина нашлась сама – приплелась с пляжа пунцовая,как ее  сарафан (досиделась до того, что вагончик за ней не пришел).

Отъезд на родину по количеству стрессов почти  приблизился к моему приезду .Когда я, полуживая от  пеших хождений по лестницам и горам Иерусалима, притащилась домой, меня ждала записка, что Зина с Борей отправились в  медицинский центр - единственный в городе.Моя добрая фея  Израиля подхватила  вирус, начинался бронхит.  Мельком взглянув на свои ноги, я готова была тут же  двинуться вслед  за ними : ноги сильно  отекли и  внизу покраснели.  Но я  бы уже  никуда не  дошла с такими конечностями. Поставив сама себе диагноз - аллергия  плюс солнечный перегрев (легко ли совместить  в одном флаконе  соляные ванны, грязевую процедуру, сероводородное купание и безжалостное южное солнце –   в тот день в тени было 37 градусов!),  я приняла таблетку, намазалась  лечебным кремом и попыталась уснуть. Завтра самолет,  хорошо бы  дожить до него и  -  доволочь до Москвы каменный от тяжести чемодан с косметикой Мертвого моря  и ракушками.
Зиночка вернулась  лишь к полуночи,  и как  же мудро я поступила, что никуда  не пошла!Если у вас  даже есть страховой полис, не факт, что вас  по нему обслужат за границей. Надо дозвониться до страхующей  российской  компании,  она должна связаться  с  зарубежным лечебным заведением, договора с которым у компании может   не оказаться…Боря весь вечер ругался по телефону с этой самой компанией, которая то трубку не брала, то предлагала оплатить медицинский счет самим, прибегала  она и  к  разным другим уловкам...
Утром я   весьма вяло собиралась, с трудом закрывая чемодан,   внезапно обнаруживая какую-то вещь и снова его открывая.  И так - до трех раз.Наконец Борис  с присущей  ему сноровкой упаковал все  сам.Он  любезно  проводил меня до  поезда,умудрившись протолкнуть  туда на свое пенсионное удостоверение. Дальше   пошел самый трудный участок пути: неподъемный чемодан и непонятная пересадка в конце .
Кое-как  заползя наверх двухуровневого вагона,   прошу  пожилую местную пару указать мою остановку . Подстраховалась  еще у бывших наших людей. Сама  же не сводила глаз с  больших  перронных часов на каждой  станции,вся превратилась в слух - и все ж еле успела стащить свой   чемоданище вниз, нажать автокнопку и выскочить на перрон ( поезд стоит   пару минут).  Но куда  ж нам плыть? На соседнем табло нет моего  Бен Гуриона, а  других табло  не наблюдается.
От отчаяния взлетев легко  по какой-то лестнице, вижу еще двух мечущихся с баулами  людей.   Не «наши» ли  то люди? Точно,  теперь  мы  мечемся втроем. Прибежали зачем-то  на пятую платформу ,  перебежали на шестую. Ох, нашли!.. И даже в поезд вскочили в  самую последнюю минуту.
Элеватор поднял  с платформы
прямо в зал аэропорта . Отлично, Зина   говорила, что на третьем этаже как раз посадка. Моего  рейса на табло нет как нет , опять надо спрашивать! Одна дама поинтересовалась, говорю ли я по-английски. «A little»-честно призналась я. Но, видимо,  спрашивала она  из чистого любопытства, потому что  не могла  понять моего вопроса, где тут самолеты fly, даже мои  старательные махи руками-"крыльями" не дали никакого результата. И тут снова на помощь пришел наш человек, объяснил, что надо еще раз подняться на третий этаж.
  Бенгурион – самый защищенный  аэропорт мира, здесь работают опытные психологи, установлена сверхновая аппаратура, поэтому нас  никто   не обыскивал, не заставлял снимать обувь,  даже  чемодан  не открыли –и так все просветили и увидели, что   хотели . Дальше приключения пошли  совсем мелкие, в Москве  были , правда,  и покрупнее, но  дома все легче переносится.
                                                             
                                                                                                                                                         
Ирина Крайнова

                     
                                                                                                       
                                                                                                                      (Окончание следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments