irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ФЕСТИВАЛЬ театров малых городов России. Вольск



         МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА …УДАЛ.Часть1
Ничего лучше  известных поговорок не пришло   мне на ум, когда отсматривала программу XIV фестиваля театров малых городов России в Вольске.
                                      Театральный эльф
С некоторыми из  этих театров  встретилась еще на IX фестивале, он тоже проходил 5 лет назад  в  Саратовской области  -в Балаково,  уже тогда я  их  полюбила. А театр из Новокуйбышевска открыла для себя на фестивале Янковского и  просто влюбилась в этой крошечный театрик ( всего  шесть актеров) с редким репертуаром, со своей выразительной «физиогномией».
Пять дней на Вольском  фестивале стали для меня полным погружением в театр.  Спала в театре первую ночь, точнее, в театральном общежитии: составляет единое целое со зданием Вольского драматического.Там даже  обитает эльф театра – маленький, близорукий,с добрыми голубыми глазами.У эльфа есть  большая собака по имени Админа, грозная  только с виду. «Дворянка», конечно.
Эльфа зовут Светлана, она уже 30 лет в театре,  освоила все профессии,  сейчас - бутафор, зав.реквизиторским цехом и актриса. Путь к последней был самым трудным –режиссеры «не видели» ее на сцене. Но Светлана, несмотря на видимую хрупкость,  ,целеустремленна. Она играет, и играет хорошо. Я не узнала ее в маленькой, но ключевой роли Гекаты в «Страстях по Макбету». Согнутое, со зловещим гримом, страшное существо  выползло на сцену.Появляясь   только в одном эпизоде, она  казалась куда ближе к ведьмам Шекспира, чем те,  что находились на сцене постоянно ,но   имели  отчего-то «гламурный» вид.
Светлана вырастила сына-актера:  Константин Володин на сцене уже 10 лет. Учится на режиссера в Самаре. Его жена,  златовласая красавица Арина –ведущая актриса театра.
Банко- Володин в этой постановке единственный  «светлый» персонаж,  ему веришь  до конца. Позитив шекспировского героя удачно накладывается  на душевное обаяние актера. «Если не придется потерей чести  добиться  этой чести», - играя словами,   выдает свой внутренний кодекс Банко.  Только за него и    хочется ухватиться, как  за спасительный якорь, в обезумевшем мире вольского «Макбета». Даже  сыновья убитого короля, которые потом карают цареубийцу, играют  срубленной головой, как мячом.
                                  Кровавая леди
С самого начала программка с окровавленной короной и красными  брызгами готовила нас к  зрелищу не из приятных.Кровь на сцене везде (художник Татьяна Гарина) , ею залиты не только кинжалы, но и постели,  скатерти. А еще   убиенные   взмывают над головами героев,   беспомощно валятся на сцену,  садятся за стол  рядом с живыми. Это, конечно, куклы, но куклы ростовые,  достаточно жуткие. Есть   еще три  ведьмы и дымы с первых мгновений, изображающие   болото. Если в пьесе  колдуньи после своих пророчеств «рассеялись, как пар,/и в воздухе растаяли бесследно», то в постановке Олега Загуменнова вестницы потустороннего мира энергично   участвуют во всем, они и пир в замке готовят -  тот самый, где  сходит с ума  всех одолевший Макбет.
Вроде, все правильно.«Макбет»  называют  самой мрачной трагедией Шекспира. И пишут, что «история в «Макбете» липкая и густая, как кровавое месиво. В кровь тут погружены все: и убийцы, и жертвы, погружен в кровь мир…она остается на руках и лицах, на мечах и кинжалах, не смывается ни с рук, ни с лица, ни с кинжалов…крови все больше, все обагрены ею. Она заливает сцену…  ( выдающийся шекспировед Ян Котт). Все так, но эту   пьесу  считают и «самой справедливой»  - с  законным возмездием  в финале.Весь народ поднялся против супругов-убийц. «Вот голова злодея. Край свободен», - с видимым  облегчением говорит в финале Макдуф.  Однако  оптимизм продолжения жизни "несмотря  на"   не сильно  читается в финале спектакля.
А кровь, убийства, страдания… увы,мы живем в такое время.  И чем больше нас пугают, тем дальше отодвигается порог сочувствия и страха. Уже  нам  это не страшно, не больно, не важно.Видимо, так природа нас защищает.  Я смотрела спектакль, а видела  перед собой  старый английский фильм, одну его сцену, где леди Макбет идет ночью  по  лестнице и никак не может  оттереть   рук с  несуществующими пятнами крови. Там не было нагромождения трупов, но была актриса, которая умеет потрясать  только погружением в образ, только   характерным голосом , одним бесконечно повторяющимся жестом – она терла и терла невидимое пятнышко на ладони. Вот  это было по-настоящему страшно!..Играть такие  роли трудно или даже  невозможно, если ты не родился  в островной стране, впитав с молоком шекспировский дух, как мы, у себя,  - пушкинский. Но, разумеется, это очень  серьезная работа  старейшего  театра,  большой его  шаг вперед. Загуменнов, за плечами которого  режиссерский ГИТИС у Леонида Хейфеца,  интересные постановки в Москве,в Саратове и в Вольске, режиссер умный и чуткий к  неспокойному пульсу  времени.  Жаль, актеры  пока не дотягивают   до задач,  которые он им поставил.
Макбет в исполнении Антона Тарасенко вначале слаб и пуглив.  Но вдруг отчего-то  становится тверд  и  жесток  - «сломалась»   уже супруга, «железная леди» шекспировских времен,  только не он, новоявленный  король шотландский. Психологического рисунка   подобной метаморфозы   мы  не видим.  Актриса Арина Полякова победительно красива и величественна, но это  почти все, что есть в ней от леди  Макбет. А ведь именно ее непомерное честолюбие  сбило с пути истинно    храброго воина.Увидев ее в  пышном пурпурном одеянии, в высокой обуви и высокой  же прическе,  мы с  подругой-кинорежиссером, не сговариваясь,  возмечтали  снять ее «с котурнов»   -  обуви и роли.   Мы получим  эту возможность, когда в последней своей сцене простоволосая, дезабилье,  королева пройдет  среди трупов и сядет у авансцены, произнося монолог  (у Шекспира он не здесь) о  всемирном зле. Вот ради него  и стоило ставить спектакль, ибо   в нашем мире все перевернуто на голову, и макбетовские ведьмы, вещающие , что «зло есть добро, добро есть зло», знают, о чем говорят. Это сильная сцена, но   была бы куда сильнее, если б  исполнительница нащупала нерв роли...
Как бы то  ни было, большая удача для труппы  небольшого провинциального  театра  прикоснуться к такому материалу, заглянуть в  бездны таких страстей.  А не  спотыкается тот, кто ... вообще ничего не играет.
«Макбет», самая мистическая пьеса в театральной шекспириаде, увы,«наследила» снова. «Когда средь молний, в дождь и гром/Мы вновь увидимся втроем?» - вопрошает  ведьма в  начале спектакля. Всамделишний гром отметил  его показ на фестивале – он слышался   даже за толстыми стенами старинного здания. Человек, который брал у режиссера «Макбета» киноинтервью, через день попал в  реанимацию…. Театральные суеверия ведь из чего-то да родятся…
                                                                                                                               Ирина Крайнова
                                                      (Продолжение следует)


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments