irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ТЕАТРАЛЬНЫЙ институт, курс Баголеев, "Три сестры" в Саратовской драме

 

                       ХОЛОДНО, ХОЛОДНО, ХОЛОДНО...
Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно, страшно
Обычно этот монолог  связывают с  мрачным будущим человечества, предсказанным героем «Чайки».Но  холодно  может стать и здесь, в милом интеллигентном доме Прозоровых, среди умных, очаровательных его обитателей. Речь идет о версии спектакля «Три сестры». Поставлен педагогом курса Игоря Баголея Любовью Баголей с выпускниками театрального института.
Эта пьеса была первая, что  я  прочла в своей жизни из «взрослой» классики,  обнаружив среди действующих лиц  тезку.Было мне 8 лет,  я  почти ничего не поняла, но  полюбила  ее и  где-то  прониклась тоской трех сестер: «В Москву! В Москву!»…
Да,   но Россия-то большая , в основном, она  в провинции живет,  и  город, где обитают Прозоровы,  находится в красивом месте, где
«широкая,...богатая река… здоровый, хороший, славянский климат. Лес…». Но тянет нас всегда куда-то туда. И ,по крайней мере, две из сестер любимы. Чудесным, смешным Тузенбахом и добродушным , глуповатым  Кулыгиным.Конечно, таким красавицам и умницам  надо  принцев на белом коне.  Кому, как не им? Принцев на всех не хватает. Так хоть  с чужой любовью  бережней  надо   обращаться!..
С Чеховым  постановщики дипломного спектакля обошлись не просто  бережно, создав  тонко психологичных «Трех сестер», но    и  расставили   новые акценты в  хрестоматийных персонажах. Что  не так часто бывает.  Точно подобраны актрисы – сестры: миловидная строгая Ольга (Элина Сорокина), роскошная, томящаяся Маша (Наталья Карпова), прелестная, распахнутая  миру  Ирина( Таисия Щербак). Одаренного  брата Андрея   сестры любят, гордятся (Егор Злобин). Но стоит ему сделать неверный шаг – жениться на хорошенькой  пустышке, как   они холодно от него отвернутся. Сильная   сцена Андрея  с  Ферапонтом, жалуется-то он глухому : «Мне нужно поговорить с кем-то, а жена меня не понимает, сестер я боюсь почему-то, боюсь, что они засмеют меня, застыдят…».И Андрей  побежит  -  от себя,от сестер, от жизни  - в игорный дом.
Не   хотят высокоэтичные сестры   слушать и горячечное  Машино признание в ночь пожара: да, любит она  женатого мужчину !  А  ведь  не только у Маши   здесь эмоциональный выплеск -  у отчаявшейся встретить свою любовь Ирины, у Ольги, уставшей быть самой  строгой и самой старшей. Но когда на  глазах Оли   невестка   (актриса Наталья Прокошкина)  крикливо  прогонит старую няню,  той   даже не хватит  эмоций «отделать» наглеющую  хамку.  Только посмотрит на нее долгим  выразительным взглядом. Холодно, холодно,холодно…
Здесь  Соленый не традиционный  «остряк-одиночка» (Дмитрий Ширин).Позерство для него  - способ скрыть  свои  чувства .Актер   трогательно   передает тихую нежность к  маленькой белокурой Ирине, буквально ходит  за ней по пятам. Недоумение и боль в  его лице , когда та, конечно, догадываясь о  любви штабс-капитана, привычно  свалит  все на него: «Соленый съел».
Дипломный спектакль  помог мне отгадать еще
одну чеховскую загадку.Отчего никто не пытается остановить дуэль,спасти барона? Все-все   о ней знали,  и  Маша,    Ирина  - догадывалась. … Эти красивые, тонкие,   возвышенные  люди заняты  только своими страданиями, им не  до других  страданий. Холодно, холодно, холодно. Страшно, страшно, страшно…Может, в трактовке пьесы заложены  и  совсем другие смыслы, я вычитала эти ,  что говорит о  многослойности  версии.Студенты Баголеев выдержали  самый трудный экзамен в театре  русской драматургии - на Чехова , и выдержали  отлично.
Умеет быть  очень некрасивым и человечески обаятельным Никита Беляков – Тузенбах. Старомодно велеречив Вершинин  - Артем Давыдов, запоминаются   бравые подпоручики (Сергей Бережной, Павел Ильин). Правда, пережимают  в роли немощных стариков Феропонт и Анфиса, ну да  то  от неопытности. Им придана расторопная Горничная и Протопопов,  похожий больше на разгулявшегося купчика (Дмитрий Кривоносов).
Спектакль  создавался  в «полевых условиях», без художника,  выстраивался   «по подбору»  реквизита  , и тоже  -"на ять".Голые кровати с панцирными сетками   напоминают  вначале   батут  резвящейся двадцатилетней девочки,   позднее они  станут метафорой  неприютной  кочевой жизни сестер. Они  везде чужие («В Москву, в Москву…»). Многозначен стол, меняющий  положение все четыре действия. Пластический пролог каждого– шифр к его содержанию. Мы прощаемся с бароном задолго до дуэльного выстрела. Его силуэт в зеркале, опущенная  черная ткань и поминальные рюмки скажут   все. Элегантные черные шляпы и пальто, которые в финале надевает каждая сестра, как… «траур по моей жизни». По моей, по их -   всех, кто  не хочет скатываться в усредненный  земной  «рай».
Получилась вещь красивая и печальная, как обманутые юношеские надежды, как  звук оборванной струны в   последней чеховской пьесе. Холодно жить  на этом свете, господа.

                                                                                                              Ирина Крайнова, фото с сайта театра


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments