irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Творческая лаборатория "ЧЕТВЕРТАЯ ВЫСОТА" в тюзе Киселева



                     ОСТАНОВКА ЗОЛОТОЙ ВЕК (ч.1)
В Саратове в 12-й  раз прошла творческая лаборатория «Четвертая высота» под руководством Олега Лоевского   .Существует  она  10 лет.
                      От Шекспира до Пушкина
Сейчас  подобных лабораторий много, но Саратовский тюз  был одним из первых,кто  решил попробовать себя в подобном формате: за три-четыре репетиции подготовить эскиз пьесы и предложить его   зрителям.К «формату» в городе  успели привыкнуть, артисты с жаром берутся за новый материал ,  охотно  обсуждают читки-показы  своих товарищей.У лаборатории  появились свои  стойкие поклонники. Здорового скепсиса и большую дозу юмора прибавляют участие в ней ведущих  приезжих критиков,прежде всего  - эрудита и остроумца Олега Семеновича. Поскольку проект «Четвертая высота» завязан  на современной драматургии, он открывает для театра интересный  новый материал.Как минимум,два эскиза превращаются потом в полноценный спектакль.
Из недавних  - «Как Зоя гусей кормила» Светланы Баженовой (режиссёр – Андрей Гончаров) и «Банка сахара» Таи Сапуриной, ( поставил главреж тюза Киселева Алексей Логачёв).  Оба  спектакля  получили спецприз жюри на фестивале «Коляда-plays» в Екатеринбурге («за высокую культуру воплощения современной драматургии»). С «Зоей» киселевский тюз выступил в сентябре на фестивале «Артмиграция».
Пять лет назад творческая лаборатория  отметила  свою  первую  круглую дату Шекспировским фестивалем с  приглашением нашего главного шекспироведа Алексея Бартошевича. В   год десятилетия  «Четвертая высота» получила подзаголовок « Связь времен» и  благодатный материал   -   русскую литературу  золотого века.   Как попытка найти созвучия классическим сюжетам и темам  сегодня.
                    Велосипедист Лаврецкий
С тремя молодыми режиссерами  мы встретились впервые (именно на «Четвертой высоте» Саратов познакомился с оригинальным режиссерским почерком  Алексея Логачева). Владимир Смирнов, ученик Сергея Женовача, поставил «Дворянское гнездо» Тургенева.   Георгий Цнобиладзе, ученик Льва Додина,  избрал петербургский мотив - «Пиковую даму» Пушкина.   Кирилл Вытоптов, выпускник  мастерской профессора  Олега Кудряшова в ГИТИСе, взялся за   раннего Достоевского  («Белые ночи»).
Первый показ был по Тургеневу,  и  сценография (Ольга Колесникова) не оставляет  никаких иллюзий по поводу прелести умирающих дворянских усадеб.Криво  висящая дверь, слишком широкие качели, на которые умещают  сервизные чашки,   пытаясь не разлить чай. Неустойчивое равновесие «уходящей натуры». Действие  как бы перенеслось в начало прошлого века, где Раневская прощается с Россией и садом.Белые фарфоровые чашки – пожалуй,единственное, что  позволяет перекинуть мостик в  тургеневские времена.
Лаврецкий  слишком в  белом, слишком парадном для деревенской жизни костюме (Алексей Кривега), он все  кружит и кружит по сцене на велосипеде.   Маменька  Марья Дмитриевна  всерьез увлечена судьбой карася на дне жестяного ведра, которому она и имя уже  успела придумать (блестящая комическая сцена Виктории Шаниной).Точное попадание в образ«Она была более чувствительна, нежели добра, и до зрелых лет сохранила институтские замашки; она избаловала себя, легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки…» .
Народная артистка России Светлана Лаврентьева редко теперь появляется на сцене. Тем ценней  ее явление в роли резкой  тетушки Марфы Тимофеевны, которая « слыла чудачкой, нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза и при самых скудных средствах держалась так, как будто за ней водились тысячи».
Лизу в романе мы видим глазами Лаврецкого.   В спектакле герой тоже сначала  выступает как рассказчик, наблюдатель жизни: «Вот, – подумал он, – новое существо только что вступает в жизнь. Славная девушка, что-то из нее выйдет? Она и собой хороша. Бледное, свежее лицо, глаза и губы такие серьезные, и взгляд честный и невинный…». Славная девушка  со   струящимися по плечам длинными  пепельными прядями не ходит,а бегает.   Бегает и бегает мимо понравившегося ей гостя.
Чуть  больше чувствительности в Лизе, матушке, тетке, чуть больше сарказма  - в противно поющем Паншине (Евгений Сафонов). В конце концов, Лаврецкий отберет у него гитару. Все  узнаваемые,живые,  легкая ирония окутывает облачком   «милый дом» Калитиных. Лишь   учитель музыки Лемм  дан  очень уж пунктирно – не  угадывается личность и   большой талант.
Характеры  застылые, показаны не в развитии. Все только начинается  у Лаврецкого с Лизой, когда сваливается на  него  коварная Варвара Павловна.    Здесь  по роману следует вокальный  «поединок»  юной девочки с   искусной Лаврецкой (превосходно  это  показано в фильме Кончаловского) Но  действие на сцене сменяется скороговоркой, вместо показа - неубедительный пересказ. Непонятна сцена замирения супругов, не мотивирован уход Лизы в монастырь.
Ироничная, острая подача материала , прозрачная нота тоски по Несбывшемуся  - все здесь   уже намечено , но приостановлено на полпути.  Все еще может быть. Я опустила в урну голосования зеленую бумажку – «Продолжить работу с включением в репертуар».
 
                                                                                                                               Ирина Крайнова, фото с сайта                                                                
                                                                              (Оконч.выше)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments