January 10th, 2014

ДРУГОЕ КИНО,ПРЕМЬЕРА "БОЛЬШЕ-МЕНЬШЕ" в ТРИУМФ МОЛЛЕ

Выставка Чудина 018                     Премьера                                        
                                       
                             
ПРОСТО ДРУГОЕ КИНО


Такое кино не уводит нас ни в мир сладких потребительских грез,ни в дебри интеллектуального авторского кино.

Для него найдено хорошее определение.Оно просто другое.Фестиваль такого рода фильмов проходил в Саратове , из того же ряда – фильм «Больше-меньше» сценариста и режиссера Дениса Банникова.

Денис- наш человек, саратовец,хотя родился в Смоленске.Переехал в детстве с родителями-актерами в наш город.Семья это известная, очень энергичная и талантливая . Неудивительно, что юноша решил продолжить актерскую династию . Он поступает в ГИТИС в мастерскую Евгения Лазарева. Был актером актер Московского театра Сатирикон, театра имени Н.В.Гоголя.

Круто поменял свою жизнь в 1991 году, став телережиссером и сценаристом («АТВ — Новая студия» -Останкино), автор передач («АТВ-брокер»), рекламных роликов (приз «Золотой кипарис» в Ялте—94).В 2004 году снял фильм «Экстраскоп». И вот, почти через 10 лет , новая работа,показанная во внеконкурсной программе ММКФ, а теперь путешествующая вместе с ее авторами по России. Представляли новый фильм Банникова и в Севастополе, городе русской воинской славы.

Название фильма словно пародирует название ленинской работы, хорошо известное старшему поколению: «Лучше меньше да лучше».Лучше иметь бюст поменьше в духе современных стандартов, и чтобы мужчины не бросали плотоядные взгляды, в постель не тащили при каждом удобном случае. Это одна женская история.

Лучше иметь бюст больше, чтоб было что показать, чтобы хоть кто-нибудь из мужиков клюнул. Как известно –грудь самая красивая и сексуальная часть женского тела.И это уже другая история.У обеих молодых женщин, стремящихся на прием к модному пластическому хирургу,свои аргументы,они достаточно уже настрадались в личной жизни.

Что лучше? - меньше или больше? Но фильм, конечно же, не об этом. Его жанр обозначен как сатира, и вся история с бюстом и очень расхожим образом стареющего красавца доктора– лишь повод поговорить о серьезных вещах.О той усредненной посредственности (слова однокоренные) «средний»),в какую мода, реклама и идеология ( нам только кажется, что она отсутствует) постепенно превращает индивидуум. О том, что дело не только в строе ( о,как мы любим поругивать прежний!), но больше и прежде всего - в нас самих. Мы из кожи вон лезем, чтобы быть как все. Ничем не выделяться из стаи. Никто не желает быть гадким утенком - да никто и не верит, что из него в конце концов   вырастет прекрасный лебедь.

Параллельно с линией двух женщин (актрисы Жанна Воробьева и Елена Соловьёва выглядят убедительно, в чем-то даже переигрывая актеров-мужчин) развивается еще несколько линий. Интересный режиссерский ход с театрализованной античностью. Такие приемы в фильмах бывали , они не режут наш глаз своей нарочитой некинематографичностью.

Предельно понятны идеи автора,касаемые оставшихся за пределами бывшего Союза, в лоскутных государствах соотечественников, о других болевых точках.Остро звучит высмеивание диссидента с «недельными носками», кликушество толпы, поднявшей на знамя оппозиционеров прошлого режима.Только вот не стоило брать для этого  имя, себя ничем не запятнавшее – фактически, моральный символ нашего поколения.

Помню себя тогда. Нам грозно внушали на всех уровнях, что Солженицын - изменник,«предал родину». Увы,в какой-то момент я почти в это поверила. Мы даже в библиотеке для слепых(!) старательно списывали и «изымали» первую в стране повесть в  о сталинских лагерях.По приказу свыше, разумеется. Но собственную книжку «Один день Ивана Денисовича», изданную в последний хрущевский год на плохонькой газетной бумаге, я тайно хранила все те годы среди толщенных, лощёных томов дозволенных авторов, рискуя быть подвергнутой остракизму.

Киноэпизод с «училкой», представляющей Сталина монстром , «пожиравшем людей», царапает своей примитивностью. Совсем не обязательно рассказывать небылицы новому поколению, достаточно постоянно высмеивать нашу историю, ее лидеров, ее символы, чтобы превратить молодежь в Иванушек Бездомных и Безродных,корней своих не помнящих и знать их не желающих (добро бы только советский период!..) Идеологи  действовали более изощренно. Им хватило всего двадцати лет.

В фильме есть очень удачные эпизоды.Как сатира на так называемый дамский роман, самое убое чтиво, какое  можно вообразить.Есть сцены, замечательно переданные актерски. Например, встреча Полины с мужчиной ее мечты .Она двусмысленна и тонко эротична в каждом ее кадре.А вот сцена в ванне с внезапным приходом законной любовницы напоминает осетрину второй свежести.Форма здесь отстает от содержания.

Чтоб высмеять пошлость, надо быть смешным и совсем не надо тоже быть пошлым.В эпизодах с телешоу пошлость порой перекрывает иронический смысл,заложенный в него авторами. На великую глупость и подлость нашего времени  нужна адекватно мощная и талантливая сатира.А фильмы такие нужны, подоплека их очень узнаваема. Ниже приведу высказывания зрителей, солидарных с фильмом.

*Пока искушенный зритель хает громкое российское кино, за кулисами снимаются маленькие, некоммерческие, никому не известные, но очень душевные фильмы с пометкой «артхауз». Неправда, что у нас в стране нет хорошего кино, оно есть, но его нужно вывести на должный уровень и пустить в прокат, тогда и мы займем достойное место в мировом кинопроцессе. Как Франция отличается легкими комедиями, Америка — истошно-патриотическими блокбастерами, Южная Корея — изощренными триллерами, так и Россия может стать центром мирового «неправильного» кино, поскольку это снимать у нас получается лучше всего. Благо, менталитет и та самая сложная загадочная русская душа позволяют.
*Картина Дениса Банникова «Больше-меньше» — именно такой фильм, снимать который у нас получается. Глубокий, умный, трагичный, парадоксальный. Некий абсолютно сумасшедший памфлет на тему самосознания и, конечно, любви.

*Вчера был на премьере (в рамках ММКФ) фильма "Больше - меньше" молодого режиссёра Дениса Банникова.Фильм, конечно, местами затянут. И слишком театрален (впрочем, и родился из театрального спектакля). Но некоторые эпизоды очень остроумны. Там и актёры играют гораздо лучше. И ещё фильм слишком плакатен (публицистичен).Но самое главное - это по нынешним временам абсолютно диссидентский фильм. Во-первых, он показывает, как пострадали русские в бывших союзных республиках при распаде СССР. Во-вторых, издевается над молодым  поэтом-самиздатовцем, который по неделе не меняет носки. В-третьих, прямо обличает всю постсоветскую "антисталинскую пропаганду" (в её демагогичности и абсурдности).

*Античность, семидесятые в СССР и наши дни — в этих эпохах разворачиваются события «Больше-Меньше». Как выяснилось, все эти времена связывает тоталитарный государственный строй и попытки государства подогнать личность под шаблон «среднего человека», ведь только такой человек максимально удобный «материал». Героини фильма встречаются в клинике пластической хирургии. Маленькая грудь Тани не даёт ей, как она сама думает, жить счастливо. Личная жизнь никак не сложится, душевные порывы никого не волнуют, на профессиональном поприще также не везёт. Таня — журналист, но её пламенные правдивые тексты никому не нужны… Героини хотят изменить грудь, желая изменить жизнь, но в итоге понимают, что нужно изменить сознание. Казалось бы, банальный сюжет. Но здесь красной нитью проходит извечный сюжет о том, что человек — винтик в государственной машине, том самом тоталитарном строе, который никуда не делся, а лишь сменил название. И так было во все времена.

                                                                                                                      Записала Ирина Крайнова,  фото автора (картина Виктора Чудина)

ODESSOS.НОВАЯ КНИГА.РЕЦЕНЗИЯ на "ОДЕССКИЕ КАНИКУЛЫ"

Книжная полка

                                                                       РОМАНТИКА  МЕСТА

.

Аптечка, аркада




В известном саратовском издательстве «Аквариус» вышла очень профессионально сделанная  книга «Одесские каникулы». Она написана Ириной Крайновой*, и это не случайно .
Потому что Ирина - одесситка в пятом поколении (и член Всемирного клуба одесситов!), выросла на берегу Чёрного моря, чьи волны, запах и мятежность пробудили в юной душе романтику, смелость и наблюдательность, судя по прообразу главной героини повести Маринки, которую «нашли в море», когда её папа хотел «заплыть чуть ли не в Аркадию - а тут, нате, она явилась. Такая, в чепчике, в длинном байковом платье с утятками».
Это открытие недалеко от истины.
Ирина Крайнова прокручивает в книге на бегущей волне Белинской улицы удивительный по красоте и духовному наполнению личный мир большой и дружной одесской семьи. Очень интеллигентной, очень порядочной, очень образованной и - очень одесской. Это чувствуется в каждом абзаце повести. Начинаешь её читать и слышишь голос Марка Бернеса: «Шаланды, полные кефали, в Одессу Костя привозил…», вспоминаешь прозу Бабеля, фильмы про Одессу, тебе кажется, что ты входишь по знакомой улице в хорошо знакомый дом, где живут твои старые знакомые. В этой большой, дружной семье у каждого - свой мир и своё пространство.

Автор сознательно не описывает уже известные одесские местечки, а делает главным героем книги свою родную Белинскую улицу,которая живёт совершенно самостоятельно, свободно и радостно, как и всеостальные герои. Например, в главе «Чёрная коляска» мальчишки « что есть силы её разгоняли (коляску), сами прыскали в разные стороны. А та продолжала лететь стрелой по Белинской улице, мимо родного дома, загса, скамейки с чугунными ножками. Только ветер свистел в ушах испуганно-радостных малышей!» И хотя нет ничего радостного в том, что коляска с малышами летит по улице, ощущение такое, что ничего плохого на этой улице случиться не может. Так оно и есть. Родная улица берегла от всех неприятностей в образе «мчащейся бабушки Инны с нестрашными угрозами в адрес «шибенников». Это и есть настоящая Одесса.

Так автор вспоминает о собственных ощущениях детства и создаёт книгу, похожую на антипод "холодной" сказки «Алиса в стране чудес»(которую она так не любила в детстве), рассказывая историю своей семьи со всеми приключениями в разнокрасочных "декорациях" одесской жизни с ее яростным чадолюбием. А коммунальная квартира, где «никто ничего соседям в борщ не наливал, и вообще - не заглядывал в чужие кастрюли»? А одесская жизнь,полная тонкой иронии и мягкого юмора, которым легко и умело пользуется автор, впитав их вместе с запахом моря и южным солнцем?

Детская память Ирины фонтанирует событиями, выплёскивает одесскую сочную речь, где "бабушка говорила «риба», «фрукта», «помидора», «скибка», «смитьё», «тикайте» . Как смачно она кричала : «Шибенники,шкоды, шмакодявки,босяки, скаженные, от я вас!»... Дети с восторгом свою бабушку копировали».

Среда, где царили любовь и строгость, где воспитание вели по педагогическим принципам, и по "книжным», и по традиционным семейным, когда «у мамы был свой метод наказаний за все проделки -угол». А романтика входила в жизнь Маринки тёплой морской волной, на которой будет баюкаться её детство и, скользя по волне памяти, понесёт её к далёким берегам зрелости.

Погружаясь в Маринкино «пространство жизни», мы понимаем, что Одесса настолько необъяснимо-загадочный город, что здесь может произойти всё самое невероятное. Бомба - упасть и не взорваться, дети – спокойно пронести боевой заряд по улице, потеряться на стадионе и тут же найти друг друга, тонуть - и не утонуть, грабители приехать грабить - и не ограбить. Тут можно без последствий разгонять до немыслимой скорости коляски с малышами и ходить 80 лет в одну библиотеку при всех режимах! Самое потрясающее, что всё это правда.   Это та самая жизнь Одессы, которая порождает мифы, и книга Ирины Крайновой - яркий тому пример.

Следуя за загадочным эпиграфом ( «В декорациях Одессы, как в сказках 1001-й ночи, может случиться всё, что угодно… и притом с нулевыми последствиями»), мы увидим продолжение таинственных одесских историй в самих названиях глав: «Комнаты Синей бороды», «Кошмар под кушеткой», «Часы без боя», «Чёрная коляска», «Бабушкина вертушка», «Слепой дом», «По хатам», «Горошком по пушкам», «Ленин в кустиках». Они манят нас, читателей, встретиться с героями, стремительно живущими на своей улице, словно подражая непокорной зелёной нефритовой волне, которая уже живёт самостоятельно, течёт по страницам книги, начинаясь на Белинской улице и неся свою волну "вниз по улице Уютной", поднимаясь на пик в таких главках, как «Алиса в засаде» или «Неумейка» (где «Маринка чувствовала себя безрукой преступницей)», и выравнивая наше дыхание на главе "Ша , говорит Одесса!». Когда «придя с Привоза*, бабушка рассказывала, что гусь стоит, как пароход, она безуспешно торговалась с хозяйкой, а рядом тётка с курицей уговаривала её "не покупать гуся ". Торговка отговаривала от покупки следующей фразой: « Та шоб она ко мне заговорила, та дичь!»

То, что Одесса - не только колыбель литературных талантов , но и благодарный к птенцам своего гнезда город, мы с вами, уважаемый читатель, можем убедиться на примере автора книги. Вернувшись в Одессу через 28 лет, побродив по знакомым улицам и переулкам, где слайд-фильмом когда-то разворачивалась её жизнь, она написала рассказ, став лауреатом конкурса в городе, где самые строгие литературные судьи в мире. Разве это не волшебный рог Оберона, не привет из прошлого от её Одессы?

Книга доступна для чтения всем возрастам. Детям - чтобы знали, как можно и нужно сохранять историю своей семьи, поколению 50-60-х годов - на этом примере успеть рассказать детям и внукам, чего те не знают о семье и роде, или записать (должен же быть архив семьи!) И тем, и другим стоит прочесть повесть, чтобы получить удовольствие от колоритных образов, созданных Ириной, насладиться пластикой её речевого стиля, хорошим русским литературным языком, наконец, (который не часто теперь услышишь и прочтёшь).

Автор «не растекается мыслию по древу», она находит точные детали описания дома, улицы, человека, предмета, благодаря чему сюжетная линия превращается или в пьесу в несколько действий, или в художественный фильм, или - в отдельные слайды, которые можно прокрутить на старых фильмоскопах. Написанная с теплотой и лиризмом, пронизанная иронией и мягким одесским юмором, повесть «Одесские каникулы» читается на одном дыхании.

Автор пишет о золотом детстве, когда каждый день казался сплошной радостью. Где у детей в запасе много изобретательных проказ, без которых невозможно формирование смелости, выдержки, преданности друзьям и родным. Хотя немало было и детских огорчений, в повести нет зла, опасных для жизни примеров. Потому что замечательные бабушки, папы, мамы, тёти, соседи ограждали детей от всего, что могло их сделать несчастными или озлобленными. Взрослые пережили войну и оккупацию. И им так хотелось, чтобы «вечный мир и долгое счастье» наступили хотя бы на их маленькой территории.

При детях никогда не выражались, не ссорились, старались не выпивать, приучали к совместным обедам, прививали семейные традиции - например, лепить вместе вареники или украшать ёлку. «Дальше начиналось рукотворное чудо. Бабушка Инна доставала из ящика серебряную бумагу из-под чая - одностороннюю, плотную, покупались по такому случаю грецкие орехи...»

В книге обо всём рассказывает маленькая героиня Маринка, что делает повесть ещё привлекательнее, потому что пытливый ум этого ребёнка всё точно подмечает и выписывает очень яркие образы. Хорошо в книге прописан образ мамы Нины, насаждавшей общую покорность в семье. Ей подчинялись все, она читала нравоучительные книги, показывала диафильмы, особенно выразительно зачитывая те места, где рассказывалось про мальчика Неумейку. А «папа никогда … не наказывал, хотя был очень строгим командиром. В тот редкий вечер, когда он не задерживался в воинской части, они любили с младшей сестрёнкой вплетать синие и красные ленточки в его мягко вьющиеся тёмно-каштановые волосы». Это был своего рода протест против маминой "диктатуры", которая ослаблялась только благодаря всеобщему свободолюбию членов семьи. Но ребёнок, маленький человек, с тонким восприятием всех нюансов семейного мира, по-своему страдал. Автор пишет об этом весело, с мягким юмором, из будущего своего далёка. Но мы-то с вами знаем, что детство тоже может проливать "невидимые миру слёзы".

А так ли уж эта семья отличается от других? У каждой семьи есть своя «Синяя борода», свой «Кошмар», ну, не под кушеткой, так в шкафу, или в старинном буфете, есть рецепты и фамильные блюда от бабушек, сюрпризы от дедушек, и строгая опека папы - главного авторитета в доме, чьё слово всегда последнее, и трогательная забота мамы. В данном случае всё как раз было наоборот (опека мамы и забота папы).

Друзья и знакомые Ирины прочитали книгу ещё в рукописи, отзывов было много. Приведем лишь один - он прислан из её города однокурсницей Галиной Зайцевой: "Теперь—это законченная повесть. Меняется настроение, плывут воспоминания… Кожей чувствую прохладу морской волны и тепло одесского лукавого солнышка, а временами вдруг сердце защемит, когда Маринке страшно, грустно, или её обижают… Потому что написано так искренне, так правдиво, и красиво, и с юмором, и так по-твоему..."

В конце повести, вместе с расшифровкой главных действующих лиц (кто есть кто), записаны удивительные рецепты одесской кухни, словарь одесского языка и топонимика этого необыкновенного города. И это тоже очень увлекательно и ново.

                                      Галина Перекальская, член Союза журналистов, "Золотое перо" губернии
--------------------------
*
Ирина Крайнова -ведущий культурный журналист Саратовской области, член двух творческих Союзов, лауреат девяти творческих журналистских конкурсов, дважды«Золотое перо» губернии,лауреат Международного литературного конкурса "Есть город, который мне снится во сне".
--------------------
Автор книги сердечно благодарит за помощь в ее подготовке главного редактора книжного издательства "Аквариус"
Нину Аркадьевну Ущеву, вице-президента Всемирного клуба одесситов, литературоведа и знатока Одессы Евгения Голубовского (консультация), редактора Галину Перекальскую (введение), художницу Ирину Шин (иллюстрации), художника-фотографа Геннадия Шин (дизайн обложки), фотографа Валерия Кузьменко (карты), филолога Марьям Крылатову (корректура). Без них сей труд никогда не увидел бы свет.

Рисунок Ирины Шин, фото Валерия Кузьменко

ДРУЗЬЯ 9ДРУЗЬЯ 7