February 27th, 2014

ФЕДИНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ.ДИАЛОГИ о КУЛЬТУРЕ.

Диалоги о русской культуре
         
музей
                          УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ

В нашем литературном музее  прошел вечер, посвященный Евгению Замятину . Автор первого романа-антиутопии в русской литературе прожил непростую жизнь. Родился в семье священнослужителя, окончил гимназию с золотой медалью, стал инженером-кораблестроителем. Занимался и подпольной  деятельностью в начале  XX века. В революционных идеалах разочаровался.Но у него был сильный литературный дар,который не мог  себя не проявить. Замятин  любил Гоголя ,  на  вопрос анкеты отвечал так: "Явилась у меня склонность к шаржу, гротеску, к синтезу фантастики и реальности".
1916 году - первая книга Замятина ("Уездное. Повести и рассказы"). Писатель,он же талантливый корабел, после революции был откомандирован  в Англию -наблюдать за постройкой судов для России. Рождается его дилогия "Островитяне" (1918) и "Ловец человеков" (1921).Здесь  уже заметны черты будущего мастера антиутопического романа. Замятин «дает резкие сатирические оценки социальному прожектерству».
 Октябрьская революция  в его оценках созвучна "Несвоевременным мыслям" Горького.
Писатель  читает лекции по русской литературе,  участвует в издании  "Всемирной литературы".Роман-антиутопия "Мы" написан в 1920 году, к  изданию был запрещен, но ходил  в списках, напечатан  за границей, на родине опубликован  только 68 лет спустя. «Появление этого романа обозначило рождение нового жанра в русской литературе, жанра мистического, выразившего в парадоксальном соединении памфлета, научной статьи и авантюрного романа», - отмечают исследователи.
После выхода книги за рубежом, начинается многолетняя травля писателя.Только благодаря Горькому ему удалось уехать во Францию в октябре 1931 года. До конца жизни Замятин не менял гражданства, надеясь еще вернуться в Россию.
В 2010 году издано его собрание сочинений в 4-х томах, пишется научная биография писателя , увидели свет  его письма .При поддержке гранта Российского Гуманитарного научного фонда  сотрудники Фединского музея готовят к публикации переписку Константина Федина и Евгения Замятина.Это и стало поводом для встречи  с читателями  на экспозиции русской литературы XX века. Мы узнали подробнее о шумном деле Пильняка-Замятина в эпоху сталинских репрессий,ознакомились с истинной историей публикации романа «Мы» за границей и  ,что очень важно – увидели его «вживую» за стеклами витрины.Рассказали нам также и  саратовских «привязках» замечательного  русского писателя.
 Как писал Анненков, «по существу вина Замятина по отношению к советскому режиму заключалась только в том, что он не бил в казенный барабан, не «равнялся», очертя голову, но продолжал самостоятельно мыслить и не считал нужным это скрывать. Замятин утверждал, что человеческую жизнь, жизнь человечества нельзя искусственно перестраивать по программам и чертежам, как трансатлантический пароход, потому что в человеке, кроме его материальных, физических свойств и потребностей, имеется еще иррациональное начало, не поддающееся ни точной дозировке, ни точному учету, вследствие чего, рано или поздно, схемы и чертежи окажутся взорванными, что история человечества доказывала множество раз». Это очень важные слова.
 Сто лет назад началась Первая мировая война. Событию, расколовшему мир на довоенный и после, было посвящен Круглый стол в музее Федина. «Первая мировая война и ее отражение в культуре:религиозные, этические и эстетические аспекты» в рамках проекта «Диалоги о русской культуре»  так он был озаглавлен. Участники круглого стола
священники, философы, культурологи, историки, филологи, психологи, писатели, искусствоведы, сотрудники музеев и библиотек - выявляли влияние войны как  на развитие культуры в целом,так и на  отдельные ее стороны, отмечали нравственные  аспекты публицистики и литературы о войне.
В силу «непопулярности» этой войны в российском обществе перед писателями тех лет  возникали сложнейшие нравственные вопросы: что делать поэту? Молчать (3. Гиппиус) или бить в набат (Л. Андреев), воодушевлять или успокаивать общество?
Историки из классического университета , выступая, показали  общий срез соотношения сил перед войной и в ходе ее.А затем каждый специалист, не особенно споря с другими, предложил свое видение темы. Выступил даже  психотерапевт, которому приходилось заниматься  социальной реабилитацией воинов,  вернувшихся с чеченских войн.
Обсуждение показало, что предмет мы знаем неполно ,зачастую, неглубоко
Интересные литературные источники о войне привлекла директор музея-усадьбы Борисова-Мусатова . Неизвестные примерыимапссового  героизма наших солдат привел друг музея священнослужитель.Философы рассказали о непростых  исканиях философско-религиозной мысли тех лет.Несомненно, встреча  в музее была   полезной  всем .И хоть однозначных выводов она не сделала ( что просто невозможно), круг проблем обозначила четко.
Потери в войне воюющих сторон составили около 10 миллионов убитых, 22 миллионов раненых. Россия потеряла 600 тысяч человек. История не любит сослагательного наклонения.Но какая  была бы  сейчас Россия, если бы  Первая мировая  так и не началась?
Ирина Крайнова, фото  с сайта музея

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОРГАННЫЙ фестиваль.ДЖОВАННИ БРАУЛИН,Италия

МУЗЫКА            

рим вечный город1111

        ОРГАН В СОЮЗЕ… СО ВСЕМ ОСТАЛЬНЫМ
Начав с небольших концертов детской музыкальной школы №16,которую он возглавляет,основатель Международных органных фестивалей в Саратове Олег Белоцерковский  превратил благотворительные концерты в Областной зональной научной библиотеке в настоящие музыкальные фестивали.
Где кроме зарубежного виртуоза участвует множество народу: дети и взрослые  играют, поют, танцуют классику.Нынешний  фестиваль был с итальянским колоритом.Нас снова посетил маэстро Джованни Клавора Браулин.
С помощью электронного органа итальянец начал концерт. Затем  свою итальянскую программу показали ученики разных музшкол. Прозвучала часть Кантаты  несравненного Перголези в дуэте Натальи Бараевой и преподавательницы Марианны Юрьевой.

.И был Каркасси, Рондо  на гитаре, и Неаполитанская народная песня «Марьянина»  в исполнении Алёны Мариной.И было другое Рондо -Джулиани (Анна Ефимова) . Влада Комарова  из ДМШ № 3энергично сыграла Тартини (Соната соль-минор Покинутая Дидона). Она  -ученица превосходного скрипичного  педагога Елизаветы Давидовны Штейнфельд .И  очень красиво прозвучал  романс Доницетти из оперы «Любовный напиток».Нежно выводила флейта  мелодию «Неаполитанской тарантеллы» Россини (Елизавета Дюльденко).
Стало традицией, что  на концертах в библиотеке выступает вокальный ансамбль «Мелодия» Саратовского областного колледжа искусств ( руководитель Ирина Геннадьевна Шевелёва). Очень украсил встречу  и Концерт для двух скрипок Вивальди  в талантливой игре  учеников Штейнфельд.
Вечером было прекрасное продолжение концерта и органа .Мы хорошо знаем великолепную игру Джованни - профессора органа консерватории имени Керубини во Флоренции, кафедрального органиста собора Святой Анны в Риме, артистического директора фестиваля “Le Ore dellOrgano” собора “St. Marcello” в Риме .В прошлый            раз он привозил  свою очаровательную жену, тоже музыканта.На  сей раз маэстро решил поиграть некоторые вещи с известным музыкантом Саратова и Европы.Это заслуженный артист России, руководитель ансамбля старинной музыки «Трио-соната» наш Владимир Скляренко(гобой).
Узнав из европейской прессы об успешном ансамблевом выступлении на Саратовском органном фестивале бельгийца Яна ван Молла со Скляренко, Браулин  тоже захотел составить дуэт с известным гобоистом. И к своей обширной  сольной программе  добавил еще три вещи: Сонату Франческо Джеминиани, Сонату Жана Батист Лойе и Рондо Генри Пёрсела. .

Джеминиани учился у Алессандро Скарлатти и Арканджело Корелли. Руководил оперным оркестром в Неаполе, как скрипач-виртуоз приехал в Лондон. Известен циклами своих concerti grossi (написал 42 концерта) и трио сонатами (сохранились 24 сонаты). Пёрселл - одним из крупнейших английских композиторов,  представлял английскую форму музыки барокко.Кое-кто его ставит даже выше Баха и Генделя. Жан Батист Лойе  -английский композитор бельгийского происхождения эпохи барокко,превосходный флейтист,гобоист, клавесинист. Все эти сведения можно почерпнуть из программы , составленной Белоцерковским. А также – полюбоваться дивными  итальянскими видами  на экране.
Джованни сыграли с Володей так, как будто репетировали они , по крайней мере, несколько месяцев, (если не лет). Уверена,  их союз будет продолжен. А еще наш гость поиграл Баха( как же без него!),и Бёма, и Сезара Франка Петерса, и так редко звучащих у нас Марчелло и Фрескобальди. И все - филигранно, глубоко ,проникновенно. Впрочем,как всегда.

                         Ирина Викторова, фото предоставлено Олегом Белоцерковским


ДЖОВАННИ И ВОЛОДЯ