May 25th, 2014

СОБИНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ.ПРЕМЬЕРЫ.ПЕРВЫЕ ТРИ ДНЯ

ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ,ИОСИФ АРИМАФЕЙСКИЙ ,ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ РОССИЙСКИЙ...

ФЕСТИВАЛЬ 3
Первые три дня Собиновского миновали, были они яркими и впечатляющими.
Дам слово моей постоянной спутнице на этом фестивале  - директору дома-музея Борисова-Мусатова Элеоноре Белонович.
«О XXVII Собиновском фестивале я могу писать сейчас исключительно только в ярких радужных красках. Для этого есть много причин. Я за десять с  «хвостиком»  лет пересмотрела почти весь репертуар нашего оперного театра, всегда как праздник воспринимала май и Собиновский фестиваль, но так получилось, что первый и единственный раз  я  была на спектакле в рамках фестиваля  в далеком 1992 году. Это была «Пиковая дама». С этого спектакля началась любовь к классической музыке.
Три прошедших вечера фестиваля 21-23 мая - как подаренный мне праздник.  Фестиваль имеет свою тематику «Золотой век русской музыки». Совсем недавно, в апреле, я вместе с педагогами ДМШ №5 проводила в  музее музыкальный вечер, посвященный русским  композиторам. Готовясь к вечеру,  погрузилась в этот мир, изучила многие факты создания знаменитых музыкальных шедевров,  личных и творческих судеб Глинки, Даргомыжского,  Рубинштейна,    Мусоргского, Бородина,  Чайковского, Глазунова. Сделала для себя немало важных личных открытий.
И вот первый день фестиваля! В программе музыка Римского-Корсакова, Глазунова, Мусоргского, Лядова.  Кантаты для хора и симфонического оркестра, симфоническая фантазия, симфоническая картина. Музыка отправляет нас в легендарные времена греческих героев:  кантата для хора и симфонического оркестра Николая Римского –Корсакова «Из Гомера»,  в сюжеты Ветхого завета: «Поражение Сеннахериба»  Модеста Мусоргского. Это произведение исполнялось впервые. Величаво, торжественно, празднично звучала «Коронационная кантата» Александра  Глазунова для солистов, хора и симфонического оркестра. Впечатляли широта и красота действа, когда и хор, и оркестр располагались на сцене. Впечатляли красота и талант исполнителей-солистов. Поскольку мне выпал редкий шанс помогать аккредитованной прессе, я имела возможность фотографировать и  от души наслаждаться  красотой наших музыкантов и оперных солисток.
Второй день принёс новую премьеру – музыкально-драматический спектакль «Царь Иудейский» по пьесе Великого князя Константина Романова. Пьеса рассказывает о последних днях Иисуса Христа на земле.  Музыку к  этому произведению написал  Глазунов. У этого произведения драматичная судьба. Святейший Синод не допустил пьесу на театральные подмостки. Единственная премьера состоялась 9 января 1914 года в придворном театре Эрмитажа. Роль Иосифа Аримафейского, тайного ученика Христа, сыграл сам Великий князь.  И вот спустя 100 лет премьера в Саратове. Перед нами предстало красивое сценическое действо. Костюмы, свет – все являло собой пиршество для глаза. Сама пьеса,   с ее искренней, быть может,  даже наивной драматургией,  заставляла отбросить весь груз имеющегося исторического опыта и  скепсис. Думается, что и перед  исполнителями стояла сложная задача –соответствовать этой искренности. Запомнилась сцена сдерживаемой римскими воинами толпы,  наблюдающей за тем, как Иисус несет свой крест, скорбящей и переживающей. Фигура Христа выведена в произведении опосредованно:  на сцене его нет, но он всё время присутствует в переживаниях разных персонажей – исторических и вымышленных. Блестяще смотрелся актёрский дуэт -  Григорий Аредаков и Марина Демидова, драматический актер и оперная певица. Исключительный случай, когда оперные певцы  не пели свои роли, а говорили.
День третий – Алексей Бородин,  великая национальная опера «Князь Игорь». 23 мая 2014 года я слушала её впервые,  мечта попасть на выдающееся творение Бородина была давно. О счастье, что я именно вчера слушала её впервые. Потому что на фестивале всегда есть уникальная возможность послушать  солистов ведущих оперных театров России.   Анджей Белецкий (Князь Игорь), Марина Лапина (Ярославна), Станислав Трофимов (Кончак) – это были главные фавориты спектакля. После окончания публика приветствовала артистов бурными овациями и восторженным… рёвом, к которым и я с удовольствием присоединилась – надо же было как-то дать выход переполнявшим эмоциям.
Но скажу, что моими любимцами стали и наши молодые солисты: Павел Корчагин – Владимир Игоревич и Светлана Курышева - Кончаковна. В мой обиход  теперь  прочно вошла фраза Князя Игоря: «Подумать должен я…». О хрестоматийном «ни сна,  ни отдыха измученной душе…» и говорить нечего».

Теперь я объясню для тех, кто не понимает структуру Собиновского фестиваля, утверждая , что Кочнев, мол, стал повторяться. Всегда его открытие  превращается в  большой ораториально-симфонический праздник, поскольку главный дирижер театра всеми способами добывает партитуру редко исполняемых или вообще никогда не исполняемых произведений(в данном случае –«Поражение Сеннахериба» в окончательном изложении Мусоргского).Причем с эпическим размахом.Ведь участвуют  симфонический оркестр ( порой два ), солисты театра , хор Саратовской консерватории и  - славный театр хоровой музыки Лицовой.
Обязательно выносятся на фестиваль премьеры.Сейчас это опера «Князь Игорь» и  балет «Раймонда», который вообще еще не обкатывался на публике.Непременно в оперных и балетных спектаклях Собиновского участвуют звездные величины из Большого театра, Мариинки,Московского музыкального театра им.Станиславского и Немировича-Данченко и т.д. Традиционен и Конкурс конкурсов  молодых вокалистов, где состязаются только гости города и страны, и  исключительно  уже  лауреаты  конкурсов.Верный своей идее знакомить зрителей и с «параллельным» классике искусством,худрук фестиваля( Юрий Леонидович Кочнев), приглашает   также коллективы и исполнителей самых неожиданных.
Такова  неизменная структура Собиновского. А внутри нее – все богатство музыкальных архивов с вновь обретенными шедеврами,весь цвет оперной и балетной России,у нас перебывавший, все направления музыки , привезенные певцами, танцорами музыкантами , избравшими для себя  стиль модерн, рок, поп, джаз, кантри…(перечислять можно долго).Так КТО здесь  повторяется?.. Кочнев остается верен своей первоначальной идее, которая позволяет сохранить единство замысла при многообразии его воплощения.
А теперь немного моих впечатлений от «первой тройки» дней.
Моя давняя и стойкая любовь к Древней Греции  дала  мне право  выделить из ряда  кантат и симфонических картин первого дня Кантату «Из Гомера»  Римского-Корсакова.Весь эмоциональный строй произведения, передающего   безграничную власть  морской стихии  и Посейдона над
утлым суденышком Одиссея ,  тяжкий грохот бури,и тут же –смирение ее и умиротворение при появлении прекрасной утренней Эос, заставил повздыхать

ФЕСТИВАЛЬ 2
о неосуществлении большого замысланашего великого сказочника (опера «Навзикая») .
Разработка  им же в увертюру «Дубинушки»  с  раздольным,разливающимся  мотивом великолепна, но чудятся ли  внутри нее   эти грозные  раскаты надвигающегося русского бунта, «бессмысленного и беспощадного»? Аскетична и  сдержанно строга мелодика Лядова в его Симфонической картине «Из Апокалипсиса». Кажется, что  мы перенеслись во времена первых христиан.
Второй день преподнес нам большой сюрприз: запрещенная пьеса Великого князя ( не хотели ставить про  казнь Сына Бога ни в царской,ни  в советской России, но по разным этическим  соображениям) и не поющие солисты оперы ( «Царь Иудейский»).Однако сценречь у них поставлена отменно, звук посылается  в зал хорошо, и роли  представлены (трудно здесь говорить  о глубине проникновения в образы).Кроме того, «оперные» умеют очень красиво ходить, так картинно стоять- особенно это относится к Прокуле- жене Понтия Пилата.
Хорошо вписался в ансамбль   на сцене и единственный  драматический  здесь актер –Григорий Аредаков. Когда-то он играл эту роль в Саратовской драме. Мощная фактура и завидная харизма большого актера помогли ему  точно обозначить  образ Прокуратора ,  созданный Великим князем К.Р. Он не такой жесткий, как булгаковский тезка. И,наверное, простил  бы «дерзкого пришельца», да и жена о том его просила.Но есть еще Голос толпы, ее опасный шум.
Интересный ход (режиссер Андрей Сергеев): толпа вообще  не показана, на возвышении Пилат один, но она дышит, волнуется,  разражается криками, шумит с нарастающей угрозой.Недовольная чернь заставит пятого прокуратора Иудеи «умыть руки» в прямом и переносном смысле. Омочив руки в  медном тазу,он показывает  их толпе, и отчего-то чудятся на них кроваво-красные пятна   с  одежды распятого Христа.
Есть еще очень сильная сцена:легионеры в черной коже, стоя спиной к залу, мгновенно   делают  ограду из длинных пик, сдерживая напор  иерусалимских женщин. Убедительно начало спектакля,где солист Михаил Журков рассказывает историю пьесы и постановки.Выразительно-лаконичны декорации Сергея Болдырева, невозможно забыть алый цвет одеяния  Прокулы.Танец здесь только один, но он  точно вписался в канву действа (балетмейстер Кирилл Симонов). Музыка Глазунова,превосходно исполненная оркестром (дирижер Юрий Кочнев) носит  подчиненный характер, не акцентирует внимание слишком яркими моментами.Словом, эта отличная премьера заслуживает того, чтобы быть показанной не только на Собиновском фестивале.
Третий день, накануне Международного дня славянской письменности и культуры, был отдан «Князю Игорю» - нашей великой национальной опере.Я уже подробно писала об этой  декабрьской премьере. Вот цитаты «из себя».
«…Видела сдачу спектакля , где «за половцев» пели наш гость, великолепный уральский бас Станислав Трофимов и эмоционально убедительная Светлана Курышева.Вместе с переметнувшимся к врагам Игоревичем (сладкоголосый Михаил Пирогов) кочевники «переиграли» и малофактурного Игоря ( хотя  пел Андрей Макаров хорошо) , и обладающего сильным голосом, но  создавшего образ необаятельного, неприятно пьяного Галицкого (Виктор Куценко),и горделивую Ярославну ( Ольга Кочнева), которой не хватило мягкости красок для  героини-идеала   женственности…
Вообще   «стан» дан великолепно. С огненными половецкими плясками и ариями - во всем их восточном многоцветии. С полными составами хора на сцене и оркестра в яме.Юрий Леонидович еще  и  восстановил очень красочный акт «Застава половецкого стана», где ханское войско празднует разорение Путивля,а русский князь совершает побег. Никогда раньше на нашей сцене не исполнялся.
И как-то так вышло, что половцы выглядели мощнее русичей,а сцены в половецком стане - интересней и убедительней.На площади в Путивле народ и дружина зажаты конструкцией, сцену сужающей.И кажется, что войско у Игоря совсем чахлое. А половцев во втором действиимного-много, они свободно располагаются по всему зеркалу сцены,воины в шлемах растянулись в цепочку  на заднем плане.Кстати, восточные и древнерусские «шеломы» похожи по  форме, издалека их легко перепутать.
Возвращение Игоря в Путивль тоже   не дотягивает до эпической сцены «всеобщего ликования и единения народа», как обозначено в либретто.Колокола на веревках спускают с колосников, однако «ружье не выстреливает» - перезвоны имитирует оркестр. Кабы  один колокол звучал по-настоящему…  внушительная  вышла  бы звуковая картина!»Были у меня претензии и к световому решению спектакля,а  сверхминимализм декораций граничит уже с  моветоном (национальная опера все же !).
Должна  признать, что теперь  спектакль значительно вырос,как-то устоялся .  Добавление же   блистательных солистов из Новой оперы (Анжей Белецкий ) и Большого театра (Марина Лапина)в ролях Игоря и Ярославны придали  силу, монументальность и  трепетность чувств нашим героям, которых им так не хватало.Не говоря уже о превосходных вокальных данных.И хотя Кончака по-прежнему пел потрясающий Станислав Трофимов ( теперь – приглашенный солист  Большого театра), какой-то прямо восточный царек,  любезный и лукавый Навуходоносор в этой роли, русский стан в нашей постановке заметно окреп.А то ведь   получалось иногда , что половцы «начинают и выигрывают», хотя до начала татаро-монгольского ига на Руси еще полвека целых!

                                                                                     Ирина Крайнова, фото Элеоноры Белонович

ФЕСТИВАЛЬ