July 19th, 2014

КАЛЕНДАРЬ ПОЭЗИИ. ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ

                    ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАЯКОВСКОГО

                                                                 
Маяк 3 ОДЕССКАЯ КРАСАВИЦА
"В самом начале 1904 года в Одессу приезжает группа футуристов — это Маяковский, Бурлюки, Каменски со своим выступлением. В Одессе их успех был грандиозным. Шоу, которое привезли футуристы доселе было невиданным, они старались как можно больше странно обставить своё выступление. К потолку в зале был прикреплён рояль, они выходили в странной одежде, Маяковский выходил с морковкой вместо галстука. Во время выступления было принято кидать графины с водой в первые ряды. Реакция одесситов была очень странной, над футуристами немного смеялись, немного восхищались и говорили о том, что это чрезвычайно интересно.
Помимо этого хулиганства, вызова, эпатажа и отвращения к буржуазии Маяковский здесь влюбился. Он влюбился в одесскую красавицу, она демонстрировала готовую одежду и считалась одной из самых красивых женщин Одессы — Мария Денисова". (http://mayakovskiy.lit-info.ru/).
О ней он написал в лучшей своей поэме "Облако в штанах". Но посвятил ее ...Лиле Брик,этой вечной Брик...Пусть хоть здесь, на фото они будут вместе.

           Из "Облака"
…Вы думаете, это бредит малярия?
Это было,
было в Одессе.
«Приду в четыре»,— сказала Мария.
Восемь.
Девять.
Десять.
Вот и вечер
в ночную жуть
ушел от окон,
хмурый,
декабрый.
В дряхлую спину хохочут и ржут
канделябры.
Меня сейчас узнать не могли бы:
жилистая громадина
стонет,
корчится.
Что может хотеться этакой глыбе?
А глыбе многое хочется!
Ведь для себя не важно
и то, что бронзовый,
и то, что сердце — холодной железкою.
Ночью хочется звон свой
спрятать в мягкое,
в женское.
И вот,
громадный,
горблюсь в окне,
плавлю лбом стекло окошечное.
Будет любовь или нет?
Какая —
большая или крошечная?
Откуда большая у тела такого:
должно быть, маленький,
смирный любёночек.
Она шарахается автомобильных гудков.
Любит звоночки коночек.
Еще и еще,
уткнувшись дождю
лицом в его лицо рябое,
жду,
обрызганный громом городского прибоя.
Полночь, с ножом мечась,
догнала,
зарезала,—
вон его!
Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного...


ДенисоваМаяк.