November 30th, 2014

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. АКАДЕМДРАМА.РАЙКИНЫ,ЯЦКО,ГАНИН.

Фест. Райкфото Элеоноры Белонович

                                  С ИМЕНЕМ ЯНКОВСКОГО
Кроме вечеров, встреч, пресс-конференций  была большая  программа показов. Очень большая в этом году -12 спектаклей, 8 театров.
                 
              Часть 3. Заразить театром . Бутенко-Райкина
Один показ не состоялся по «погодным условиям»,как я уже писала, даже открытия фестиваля как такового не было.Просто на другой день пышные губернаторские цветочные дары достались не МХТуТеатральной школе Константина Райкина, что вполне заслуженно.
"Мне хочется, чтобы нам удалось вас заразить театром, чтобы это стало не просто профессией, а образом жизни, способом существования, способом познания действительности. Чтобы это была не просто служба, а служение, вера сродни религии" ,- утверждает  художественный руководитель Школы Райкин.При огромном напоре абитуриентов Мастер научился  безошибочно  вычислять своих по  внутренней  энергетике.Иногда  претенденту стоит только поднять глаза  - и  Константин Аркадьевич видит:  его человек.
Муштрует он, правда, студентов нещадно: с полдесятого утра до начала одиннадцатого вечера без выходных.Каждый день   утром – актерское мастерство (здесь и Елена Ивановна Бутенко-Райкина ручку прикладывает – декан актерского факультета Школы). А каковы уже на втором курсе ученики четы Райкиных, мы могли убедиться.Специально для фестиваля они подготовили класс-концерт «Азбука актера».
Райкин на сцене только для того, чтобы бить в тарелку, когда очередной этюд или сценка завершены. Все делают его ребята: выбегают в клоунских масках,пародируют эстрадных див и зверей, «оживляют» немое и анимационное  кино, додумывают сюжеты  картин.Не просто сценки – законченные одноактные пьесы , исполненные  с потрясающей гибкостью, пластикой , колоссальным  чувством юмора.Мотоцикл и девушка: «мотоцикл»  имеет довольно упрямый, колючий норов.Любовь манекенов: Он и Она делают  робкие движения друг к другу, но их «застукивает» продавец и постоянно разводит в разные стороны. Эстрадный номер Бьорк – исполняется со всеми жестами  и вздохами модной певицы…А еще ребята поют гимн Марьиной рощи – неспокойного места Старой Москвы,где сейчас находятся   Театр («Сатирикон») и Школа.Учитель уморительно рассказывает, как он сам  взял измором Школу-студию МХАТ: читал басни и стихи  вперемешку с  показом хищных зверей. Это  блистательный театр одного актера, он  каждый раз находит новые краски  для своего рассказа.Но к концу феерического студенческого концерта  бурный райкинский темперамент стихает,   негромко и выразительно он   читает  строки Давида Самойлова:
Приходите, юные таланты…
Сберегите нас от серой прозы,
От всего, что сбило и затерло.
И пускай бесстрашно льются слезы
Умиленья, зависти, восторга!
Они пришли.В финале на сцене    учителя и ученики школы Райкина вместе.Елена Ивановна едва  сдерживает слезы,   словно  повторяя  про себя слова Константина Аркадьевича: «Этому делу стоит отдать жизнь». Стоит, стоит!
                                                       
Стать серьезным. Яцко, Ганин
Два спектакля привезла к нам Школа драматического искусства – театр,основанный знаменитым Анатолием Васильевым , переданный когда-то   своему выпускнику, ученику Юрия Киселева ,Игорю Яцко.
Спектакль «Аглая» известного  драматурга Клима на фестиваль отобрали по той причине, что автор дописал несуществующую главу романа «Идиот», а в инсценировке этого романа  наиболее раскрылся талант Янковского саратовского периода.С согласия режиссера (Владимир Клименко) на Малой сцене драмы расставили  ростовые  фотографии Янковского в роли Мышкина.
Его светлый,чистый,  неземной взгляд  весь полуторачасовый моноспектакль (Ольга Хорева) обращен на  актрису.  Выпускница  петербургской театральной школы,она  обладает удивительной пластикой – ее длинные «пианистические» ладони и пальцы  почти недвижимы и - полны внутренней энергетики, как и ее одухотворенное, изнутри красивое  лицо.
История маленькой девочки, любимой, заласканной всеми, и первая  ее   драма  , происходившая   публично,в церкви.  История очень  в духе Достоевского ,   новая краска в характере гордой , порывистой,  неровной Аглаи. Но дальше психологизм образов   великого романа уступит место их вольной трактовке.  Аглая окажется не избалованной дочерью, немного  всеми помыкающей и неожиданно для себя влюбившейся в Князя, а нелюбимой, жертвующей  своей свободой ради его «миллионов». То,что нет у князиньки никаких  миллионов,в романе ясно становится  скоро,    едва ли не Епанчины первые и узнают. Психологические несоответствия   (много и других) слишком  бросаются  в глаза. Видно, перечитала я в юности роман – из любимых
был.И не смогла  принять этот независимый, довольно сильный  текст, названный автором  «несуществующей главой». Не дано мне понять, зачем для своих драматических упражнений  надо выбирать непременно классические, слишком известные и слишком любимые произведения.А Хорева  актриса великолепная!..
Зато какое удовольствие я получила от Уайльда в  блестящем исполнении ШДИ... Причем абсолютно от всего - его парадоксального текста, четкого,замедленного, прямо музыкального его произнесения –чтобы  насладиться музыкой речи (это как раз в  стиле Васильева и его Школы), от  самого духа , английского духа постановки, пронизанного к тому же мягкой иронией.
«Как важно быть серьезным», - легкая, как  континентальный (не английский!) завтрак, комедия Уайльда, сопровождает нашего   Яцко  всю жизнь. Игорь играл еще  в дипломном спектакле у Киселева, был занят и в тюзовской его версии.И вот, после двух «серьезных» постановок   уайльдовских вещей в ШДИ, Игорь Владимирович решается поставить комедию - заметим, впервые в свой режиссерской практике.Она имела большой успех и в Москве и    оглушительный – в Саратове.
«Легкомысленная комедия для серьезных людей» началась уже в фойе драмы, когда  режиссер спектакля (он же Игорь Яцко) громогласно объявил с балкона, появившись  в смокинге , с книжкой подмышкой,что актриса , исполняющая роль тети Августы, не прибыла  в Саратов из-за  сгустившегося тумана.Так наш город окончательно превратился в туманный Альбион,а актеры  получили дополнительный шанс порезвиться от души.Что они и сделали.
«Тетушка» не стала гримироваться и утруждаться переодеванием в женское платье. Только однажды позволила  себе надеть длинный шарф и темные очки  -  и то лишь для загородной прогулки.Она появлялась на сцене, неотступная, как статуя Командора, вещая прописные истины со всей непреложностью истинной леди.Ничуть не наигрывая,  донося текст   чуть отстраненно,актер сумел создать невозможно смешной и цельный образ.Мы, признаться, боялись одного: что истинная леди Брэкнелл все же долетит вовремя до нашего города (грозилась ко второму действию!).
Здесь было все - зеленый английский газон, настоящий английский черный  дог(  немецких,
правда, кровей),  с музыкальным именем Верди, роскошный белый рояль,на котором то  артистично играл Шопена , Шумана и  Россини Федор Амиров, то блестяще импровизировал, предваряя развитие довольно запутанного сюжета.Добавьте сюда легкие декорации ,  этакую летнюю мебель загородного дома (художник Игорь Попов),  крупное полотно на заднем плане  -в стиле ню, но - с джентльменами, одетыми  в купальные принадлежности столетней давности.
Немая сцена начинает действие: как в эру дозвукового кино, лорды слегка закусывают и выпивают в ускоренном темпе. У них вся  стать, все   манеры  «сливок общества», но герой Сергея Ганина   (ученик прекрасного саратовского режиссера и педагога Владимира Федосеева) преспокойно льет остатки  напитка себе за шиворот - в лучших традициях  театра абсурда. Его каноник Чезюбл  составил превосходную партию универсальной актрисе Марии  Зайковой  - мисс Призм ( видели ее моноспектакль по Кокто на  первом фестивале), их комичные   пластические этюды  не поддаются никакому описанию, особенно   танец-выход с зонтами. Очень хорош еще один наш земляк – Роман Долгушин,в роли  милого молодого человека с непроизносимым именем Алджернон. Е
го органике и легкой  динамичности может  позавидовать любой актер. Кстати ,сначала Роман закончил саратовский филфак,
В антракте действие продолжается в фойе: пока лакеи нарезают свежие багеты,старательно намазывая их маслом (butter and brood!),   разливая чай  под милостивыми улыбками леди Брэкнелл, на зеленом коврике, среди цветущих растений услаждают слух музыканты и вокалисты.Под аккомпанемент двух скрипок, альта и виолончели исполняются дуэты, арии, квартеты на стихи Оскара Уайльда,а также – элегия его памяти. Роскошный денди – длинноволосый Оскар  наблюдает с портрета  происходящим.А гигант Верди   в то жевремя подает лапу всем желающим прямо со сцены...
Действие продолжается, и  хотя сложновато перенести все мизансцены из длиннющего, вытянутого галереей  Манежа (один из театральных залов ШДИ)  на прямоугольную сцену Саратовской драмы, спектакль не потерял ничего из того, что постановщики назвали настоящим праздником бытия- «особым искусством, требующим чувства и стиля».И скандальный саквояж Джона Уординга,  второго джентльмена ( тоже отлично сыгранного Владимиром Петровым), так возмущавший тетушку Августу,  появляется  в финале  на сцене, как ключ ко всем давним  «страшным» тайнам.Игорю Яцко комедии ставить и ставить!..                                                                            
Ирина Крайнова

Фестиваль,спек-ль,,Как важноСергей Ганин-каноник Чезюбл, фото Алексея
Леонтьева
                                                                 ( Продолж. следует)

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. АКАДЕМДРАМА.БОКУРАДЗЕ, ГОРЕЛИК, АФАНАСЬЕВ

           С ИМЕНЕМ ЯНКОВСКОГОЯнковский  1
                      

               
                                 Часть 4.  Пробовать,искать. Бокурадзе
На фестиваль приехал театр,  мне совершенно незнакомый. Знала, что из маленького городка – спутника Самары, знала, что там играет ученица профессора Беляковой  Юлия Клюкина -Бокурадзе, что театр экспериментальный.Но не более того.Новокуйбушевский  театр-студия «Грань»- это название надо непременно запомнить.
Они привезли нам притчу «Вол и осел при яслях» .Детскую, рождественскую,с куклами.По  тексту француза Жюля Сюпервьеля.Пьесу обнаружил молодой режиссер и руководитель театра Денис Бокурадзе. В театре  существует традиция рождественских спектаклей.Приходят ребята с родителями в небольшой зал, садятся  на подушки перед самой сценой, а  артисты им все рассказывают и показывают.Текст Сюпервьеля привлек режиссера глубиной,драматичностью и  -  располагающей доверительностью интонации.Куклы  и сценографию придумала самарская художница Алиса Якиманская.
На сцене как бы старинный комод, откуда
появляются куклы – очень маленькие и  изящные, причем - в самых неожиданных местах. То снизу,то сверху, то сбоку. Это не кукольный театр в строгом смысле.Куклы, выточенные из дерева, лишь  иллюстрируют текст, читаемый Юлией Бокурадзе и немного – Александром Овчинниковым ( учился в Саратове на отделении актеров театра кукол).Вначале было Слово…
Голос Юлии, матерински нежный и мягкий, повествует  о долгих  скитаниях Иосифа и Марии, о добром Воле и   умном Осле, которые  сопровождали их в пути. А руки ее показывают детям ( близко-близко!) то крошечную деревянную флейту, то колыбельку,то миниатюрного младенца.Юля сама скоро станет матерью.Причем это вечное чудо  жизни   случилось с ней , когда она уже играла  спектакль про Марию и Иисуса.
Текст сложный, философичный, содержит и  эмоциональное потрясение для  маленьких слушателей. Старый Вол умирает в пути.Как -то на спектакле маленький мальчик  встал и начал ходить по залу. Денис сидел сзади, он поймал малыша, усадил к себе  на колени. Его папа отправился покупать ботинки,   ребенок  остался один.Он  на ухо спрашивал обо всем  режиссера,  тот  тихонько отвечал. «А я тоже, когда умру, стану звездой?» - спросил, наконец, малыш, следуя  своей внутренней логике. Прав, тыщу раз прав режиссер!-даже ради  одного такого зрителя стоит выходить на сцену.
На пресс-конференции р
ежиссер и директор «Грани» очень увлекательно рассказывали о своем театре, экспериметальном,театре вечного поиска,  устроенном  еще знаменитой Эльвирой Дульщиковой.С очень маленьким составом ,  коллектив сумел стать необходимым для своего городка, притягательным для областных жителей , желанным на театральных фестивалях, обладателем многих премий. Гран-при фестиваля малых городов России получила   наша Юля за роль в спектакле «Фрекен Жюли».Он  потом долго  шел в Театре Наций в Москве как лучшая постановка фестиваля.Дважды награждена актриса Алина Костюк.Уже 13 лет театр «Грань» проводит свой собственный  фестиваль  провинциальных театров «ПоМост».
Настоящим катарсисом для меня стал Сартр – второй спектакль новокуйбышевцев, привезенный к нам.Тоже постановка Дениса Бокурадзе.Тот же художник, те же две актрисы на сцене. Только к ним прибавились  еще Даниил Богомолов и Любовь Тювилина.Жан –Поль Сартр- философ и экзистенциалист. Проблема жизни и смерти центральная в его творчестве. Одна из важных мыслей сомневающегося в себе и окружающем мире   литератора: «Если бога нет, мы не имеем пред собой никаких ценностей и предписаний,которые оправдали бы наши поступки…Мы одиноки, и нам нет извинений».
Спектакль театра «Грани» имеет заголовок  «PS». И подзаголовок – трагифарс  по пьесе  «Huis clos». Постскриптум можно  расшифровывать и как мысли после спектакля, и после Сартра,и, возможно,  после смерти.
Потому что этих трех людей уже нет.Они помещены в странную комнату, обитую медными пластинами с заклепками.Никакая  не имитация, пластины  точно металлические (художник Алиса Якиманская), герои ходили босиком по медном полу в холодном помещении ( как раз в тот день  были неполадки с отоплением микрорайона).Дрожала мелкой дрожью героиня Любови Тювилиной.Та, которая  Красотка. Озноб это был нервным или  каким другим, нам не дано угадать. Всклоченные волосы, сильно подведенные глаза,  слишком яркие губы –  близка к кинообразу  "ведьмочки". Но строит из себя невинность,пересказывая  подробности личной жизни.
Единственный здесь мужчина-  с виду  воспитанный и интеллигентный : очки выигрышно  изменяют  внешность.Только героиня Алины Костюк ничего не приукрашивает в себе: белесые ресницы, вздыбленные  пряди волос , немигающий взгляд,которыйобычному  человеку трудно выдержать.
Здесь каждый знает о другом то, что тот хотел бы запрятать в самые глубины своего мозга .  Немигающая  вскрывает эти тайники и закоулки сознания столь истово, беспощадно, что  порой кажется  посланницей самого Сатаны, подсадной уткой в этой неприятной  компании.
Однако придет черед  выйти из тени и ее грехам.Мы любим казаться лучше, мы  не те, за кого себя выдаем. При ближайшем рассмотрении Интеллигент окажется ужасным бабником и домашним тираном, сгнобившим  преданную жену.Красотка распутна и повинна в смерти своего  нежеланного ребенка,  в  самоубийстве любовника.Немигающая в любви предпочитает мужчинам  женщин. Совращенная подруга , не видя исхода,  открывает  ночью на кухне
газ.Но гибнет  лишь одна из них.
За прозрачным зеркалом – как бы портал,  откуда  вползают эти страшные звуки – вздохи, стоны, детский плач. Там  прошлое,у каждого свое.Его нельзя приукрасить,от него нельзя избавиться , за стеклом  убитые, замученные,жертвы, грехи наши. Издавая какие-то нечеловеческие звуки, смеясь потусторонним смехом,в изломанной пластике модерна их впускает в пространство  комнаты Юля Бокурадзе.Видела ее  дипломные  работы  - никак  не думала, что она вообще способна  на такие роли…
Освещен каждый герой в лоб.Допрос с пристрастием каждого каждым.Первым не выдерживает Интеллигент.Согласен  уже на адский жар,  горящий котел, сковородку, или какие еще ужасы сулят грешникам,только не стоять здесь босиком ,  не держать ответ перед самим собой. Однако  дверь в ад закрыта,   они продолжают терзать друг друга признаниями и откровениями. Когда в конце  дверь  открывается,сил уйти уже нет.Мы одиноки, нам нет извинений? Спектакль Бокурадзе – тонкий, интеллектуальный, метафизичный – мое самое большое потрясение фестивальных дней.

                                                       Вернуться к истокам.Горелик
Иерусалимский театр «Микро» показал  спектакль по роману популярного израильского писателя Меира Шалева «Как несколько дней».Театр дочерей Льва Горелика , названный так же,как  отцовский, существует больше 20 лет.Начинался с трудными подросткам  - с целью увлечь их искусством.Давно стал профессиональным,причем с большим  конкурсным отбором. Руководитель  театра Ирина Горелик рассказывала, как она увлеклась книгой Шалева о первых переселенцах в землю обетованную.Пришла к автору и на плохом тогда иврите доказывала, что это ее книга, она хочет с ней работать.Автор ей поверил.Главную роль, как всегда, получила сестра Маша, ученица Ермаковой,красивая  и талантливая актриса.
Израильские актеры ( многие – тоже дети переселенцев, русский знают уже не все) показали нам , как строилась  их деревня.Она живописно выглядит  в деревянной раме (режиссер любит работать с натуральными материалами). Жители пританцовывающей походкой проходят за  ней,то работая  и  строя, то танцуя или ссорясь,  сбегаясь на свадьбу, смотрины или похороны.Самый работящий у них –Рабинович (Итай  Блайберг), он все время что-то мастерит, плотничает,ловко,с  первого раза вбивает  длинные гвозди . У Рабиновича большое стадо,   он берет  в работницы пришлую женщину "с ясным лицом".Только в работницы!
Самый мечтательный среди них – Шейнфельд ( Илан Хазан).Обаятельный,добрый, у него такой симпатичный седой венчик вокруг лысеющей макушки.Именно  он по наущению итальянца научится готовить, танцевать и шить для любимой женщины.Глоберман ( Бени  Шиф) – торговец, ему  тут турусы разводить некогда.  Не от него ли сын у неприступной, гордой  Юдит?  Мы будем угадывать весь спектакль,чей это мальчик. А  надо ли? «Женщина со светлым лицом» и округлыми формами напоминает праматерь, первую женщину на Земле,к которой все так потянулись. От трех мужчин – один сын.
Один из мужчин в детстве носил косу и платье.Отрезанные волосы - потерянная коса , он лишился своей силы.Коса спрятана под камнем, который нельзя поднять.Когда камень  поднимают,   коса возвращает  былую силу.Мифы, мифы,мифы – про трех мужчин, про мужчин-женщин  (такой устроился в работники к Шейнфельду),про быка-корову, дающую молоко, про  возвышенную любовь брата к сестре, возможно, - к родной сестре.  Здесь нет пошлости и  пикантных подробностей,а есть несуетливый сказ про времена такие далекие или мифологичные что, возможно, существовали и  двуполые пралюди. Есть дух сказания  и  - эпоса.  Спектакль  идет на иврите с титрами, такими  быстрыми и подробными -порой за ними не поспеть. Тогда интересней смотреть на актеров.Их мимика и жесты объясняли  нам все.А добрый еврейский юмор окрашивал действо теплым светом.

                                                                  Поиграть в  любовь . Афанасьев
Московский областной тюз , где играют два выпускника саратовского профессора , превосходного педагога Александра Галко, привез пьесу плаща и шпаги «С любовью не шутят» Кальдерона. Самое любопытное, что  ни плаща , ни шпаги в озорной, немного хулиганской версии режиссера Николая Дручека не наблюдается.Дручек – ученик Петра Фоменко ( а с недавнего времени  - режиссер МТЮЗа).А от кого ждать хорошего театрального хулиганства,как не от ученика самого Фомы?
Испания, 17 век ( актеры о том нам постоянно  напоминают), и  фехтуют они пальцами, которыми ловко изображают то шпаги, то кинжалы, костюмы носят только слегка историчные (художник Мария Митрофанова), где  большую роль играют лямки и пояса , сильно смахивающие на подтяжки и бандажи. И как ловко сеньоры этими подтяжками пощелкивают!А еще они выходят втроем и притоптывают в такт каблуками, как в каком-нибудь страстном испанском танце.У сеньорит  каблуки повыше ( неприступная донья Беатриса-Елена Исаева вообще на шпильках), и художественного стука  от них побольше.
На Малой сцене драмы – только стулья, на которые по очереди герои садятся, не уходя за кулисы.Иногда они устраивают игру в «кто лишний», деля между собой стулья.Пластика у актеров тюза замечательная (хореограф Алишер Хасанов), двигаются они много.А еще –классно  играют в предметы , изображая несуществующие буфет или балкон.И вообще все время играют, легко выходя из роли, подчеркивая свое  ироническое отношение к  персонажу.Как отметил постановщик, для них эта искрометная , полная забавных ситуаций комедия - актерский тренинг, «работа с логикой барочного текста»,и лучше б ее
вообще играть  на круглой площадке, чтобы зрители сверху наблюдали за всеми рокировками.
Основные  цвета костюмов – белый и черный,с отдельными вкраплениями красного, разбивают актеров на пары и группы ( слуги примыкают к господам). И только хозяин дон Педро (Юрий Вьюшкин) один в черной водолазке, которую  легко делает историчной, нацепив гофрированный воротник. А смый подвижный, проказливый, симпатичный персонаж  -  Москатель (Артур Казберов), слуга дона де  Луны.В пару ему - хорошенькая  хитроумная Инесса (Елена Афанасьева).
Доехал  к нам только один выпускник Галко – Антон Афанасьев. Его немного  циничный дон де Луна  подан  стильно и иронически, особенно когда его внезапно поражает стрела Амура. Аскетичная донья Беатриса не расстается с черной мантильей, напоминая в ней забавную ворону, так что влюбленному для решительного  объяснения приходится под нее заглядывать.В общем, комедия Дручека получилась не менее  театральной и пьянящей, чем комедия Кальдерона. Только двум донам  - Хуану и Луису - не следовало так  напрягать голосовые связки в  некоторых сценах.Зал  у нас камерный…                                                                                                               Ирина Крайнова
                                                                      (оконч.  выше)


фест. Грань.

фестиваль микро

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. АКАДЕМДРАМА. МАТВЕЕВ,МИРОНОВ

    
                                  янковский 2 С ИМЕНЕМ ЯНКОВСКОГО
                       
                                                                  (Окончание.См ниже)


                      Часть 5. Поиграться  с классикой.Матвеев
Два последних дня фестиваля стояли особняком. После двух наших спектаклей, где  тоже заняты яркие  представители Саратовской театральной школы( Григорий Аредаков,Людмила Гришина, Елена Блохина,Эльвира Данилина,Игорь Баголей,Владимир Назаров, Виктор Мамонов, Андрей Седов и другие) –«Урод» Майенбурга, получивший шесть Золотых Арлекинов на областном театральном  фестивале, и  композиця по стихам русских поэтов «Прошу театр не посещать»( идея и постановка Ольги Харитоновой) - к нам все же доехал МХТ им. Чехова, хотя опять не в полном актерском составе . Увы, все еще болеет Филипп Янковский, исполнитель роли Дмитрия  в «фантазиях Константина Богомолова» на тему романа «Братья Карамазовы».Роль старшего из братьев обозначил в фестивальном показе (актерской  игрой назвать это трудно) сам постановщик.
Сцена  нашей драмы превратилась в черный, сверкающий мрамором саркофаг, некий колумбарий,  куда, как ячейки с погребальными урнами, вдвигаются   экраны, подающие  актеров  весомо , зримо.Много вокруг телекамер, дорогой кожаной  мебели . Все – черное. Стулья  черные,как смоль,   когда  попадают в лучи света,они  кажутся обмазанные дегтем.Только где-то высоко на стенах-   назойливый орнамент, мотивы Гжели.Посуда тоже подается  с народными  -хохломскими  -узорами в самой кичевой их форме. Русские наряды даны пародийно , особенно сарафаны и кокошники Грушеньки     (актриса Александра Ребенок).Грушенька сменит только  цвет, но не  фасон после смерти Мити Карамазова, с которым она в Сибирь на каторгу … и не думала,и не собиралась.Куда ей ,Грушенька здесь персонаж «со смехом». Такая веселушка- молодушка.Этому дала, этому дала,этому,а этому не дала.Как та сорока- ворона  в недетском варианте.Или просто не успела? Нет образа - нет трагедии.   За такую ли Грушеньку бьется с отцом вяловатый Иван?! Стоит ли вообще?..
Слепящий свет прожекторов, оглушающая музыка,  просто эстрадный рев , во всю мощь децибел.Когда так по нашим ушным перепонкам,  и Высоцкий невыносим с его любовной лирикой. Щедро измазаны  дегтем  ,как ворота  непотребной девки,   все карамазовские дела и вообще все дела. Сдержанный, молчаливый  Иван (Алексей Кравченко , с его  мощным сценическим темпераментом, копит энергию перед последним, решающим действием) - вдохновитель убийства отца.Дмитрий - растратчик   невестиных денег на кутежи, на  Грушеньку. Смердяков, их сводный брат - убийца, хладнокровно рассчитывающий убийство.
Это роль очень хороша у  Виктора Вержбицкого. Обычно это приниженный ,убогий сын Лизаветы Смердящей. У Богомолова  он  умен, не без   достоинства, скрытого за  показным смирением. А вот старец Зосима в  том же исполнении совсем не убедил.Говорит нарочито старческим, надтреснутым голосом, с  дурашливыми нотками  – ему изначально  не веришь.
Алеша (Роза Хайруллина) подозрительно тих и  покоен - перед поворотным своим решением покинуть монастырь.  И  тут ты солидарен с режиссером,что пол актера и возраст значения не имеют.Роза органична в любой роли.А здесь у нее  и лицо,  и голос,  и интонации юноши.
Отец Карамазов – особая песня.Я прост открыла для себя Игоря Миркурбанова,артиста нервного, холерического склада, вмиг загорающегося, обладающего   больше  всех энергией  и отрицательным обаянием героев Достоевского.В роли Черта он тоже  попадает в очко, их поединок с Иваном срывает , наконец,маску равнодушия со старшего сына Федора Павловича.Пожалуй, только этот диалог, да еще разговор  со Смердяковым, после убийства как-то  приближены к глубинным пластам романа.
В остальном нас всего  лишь клипово проводят по основным  сюжетным линиям. Катерина Ивановна (Дарья Мороз),ясное дело,  скрытая стерва. Она все заранее знает про Дмитрия , рада его уличить и унизить.  Ни о какой  ее жертве  ради спасения Ивана речи не идет.   Старшая Хохлакова (Марина Зудина) тут стерва откровенная. Угощает просящих  о помощи  никому  не нужными советами.Зато распутна мадам  широко,по-карамазовски.Чисто фарсовая реприза: Хохлакова и Перхотин просто  сидят в креслах  , глядя друг на друга,а на экране  идет идиотический до маразма  текст  «постельной сцены» между ними.Зудина показала себя  как отличная  острохарактерная актриса.Запоминающийся образ создает  инвалидка Лиза (Наталья Кудряшова). Почти ребенок, злой отрешенной, пугающе  холодной злостью на весь мир.
Богомолов всегда  строит,конструирует свои спектакли, как хороший архитектор.Здесь каждое лыко в строку: укрупняющие плазменные  экраны, кинокамеры,  задняя стеклянная стена, за которой свои ужасы происходят,  телепередачи о   теме убийства.  Смоляные стулья, смоляные же  стены, густо мажет   смолой героев  режиссер, никого не помилует. Изнасилование «ментами» друг друга ( решено пластически, оттого не менее гадко и  так заезженно!), фривольная сцена Грушеньки с Катериной Ивановной , расстрел Митеньки еще   в  тюрьме. «И со страшным криком кинулися вниз»  Алеша с Лизой. Крика не слышно, а распластанные  тела на мостовой  нам хорошо видны.
После  похотливой сцены  Федора Карамазова со  Смердящей в семейном склепе ( он же –Дом)  появится и ей  памятник на могилке. Не подумайте ничего хорошего : в виде черного унитаза , как всем- так   ей.Мордой в унитаз   всех,без исключения. Алешу-то за что?!..
На пресс-конференции режиссер говорил о театральной игре ,в которую его команда с удовольствием играет.Она отлично знает законы этой игры. Играет классно. Тексты, которые пробегают по экрану,  коротенькие,  тупейшие , к Достоевскомуони отношение имеют весьма касательное . Это тоже такой  смешной прикол - краткое изложение для недоразвитых. Недоразвитые роман, конечно, не прочтут,  не откроют
даженерадивые школьники и студенты,которые тоже его  не прочтут, так и будут всю жизнь  думать: вот,мол, был автор,  такую  забавную чернуху кропал.   Чему смеемся, господа? ...
                                    Любить  не на словах. Миронов
Однако два примера бескорыстной любви в финале фестиваля развеяли мои мрачные настроения накануне.
Первый нам подал Максим Матвеев. Он не только приехал с мхтовским  спектаклем, но и привез с собой  спектакль благотворительного фонда «Доктор Клоун» для больных детишек «Приключения в пижаме». Максим – один из учредителей фонда. Артисты  выступают в больницах Москвы перед ребятишками , которые находятся на длительном излечении.  Спектакль, где нет ни одного слова, только мимические сцены и игры,поставил режиссер
Александр  Хухлин, лауреат Золотой маски.Мы увидели его в областной детской больнице. Там много пугающих ребенка незнакомых вещей -  больничная  пижама,больничная кровать, подушка, одеяло.Все оживает , все движется : подушка лает собачкой, одеяло летает птицей, матрас смешно марширует. Доктор оказывается  веселым ,а капельки крови, взятые для анализа, могут светиться яркими огоньками и взмывать в воздух.Это было  увлекательное, немного страшное и очень смешное действо.
А вечером в оперном театре  музыкальный спектакль по переписке Петра Чайковского и Надежды фон Мекк в сопровождении оркестра Владимира Спивакова  показали Евгений Миронов и Ксения Раппопорт.Миронов вместе с Машей Мироновой ведет другой благотворительный фонд  - поддержки деятелей искусства «Артист». Выручка от продажи билетов на  спектакль-концерт пошла  на нужды саратовских ветеранов искусства.Когда такие звезды собираются в одном месте ,да еще с такой благой целью,  им и стены рукоплескают.
Концерт был великолепный, музыка Петра Ильича, безбрежная и прекрасная,как море  в любое время дня,  ночи, обтекала, охватывала две тонкие фигурки: одна  в черном – сдержанная,статная, очень  женственная Мекк и - Петр Ильич в скромном костюме , поначалу "застегнутый на все пуговицы".Но звучат его  божественные симфонии, концертные и драматические темы,с невероятны артистизмом дирижирует маэстро.Композитор   обнаруживает постепенно  ум, такт, глубокий интерес к нему этой богатой, высокодуховной ,  несчастливой в любви  женщины.Он сильно привязывается, немного расковывается, пишет ей  все откровенней.Она становится его лучшим другом…Потом их неожиданное столкновение на прогулке  (единственный раз в жизни!) – артисты  только меняются  местами на сцене. И снова  между ними статус кво.Мекк дозволено  его любить на расстоянии.
Финал этой истории печален:он  уже богат и славен, она разорена и   больна. И писать ему перестала.Он  думал,что разлюбила,охладела к его делам и заботам.Кто разгадает  сердце любящей женщины?   Может, не хотела, чтоб запомнил ее больной   и немощной.Во всяком случае, имя этой загадочной женщины  навсегда рядом с именем  великого композитора. Она вытащила его из крайней нужды,  поддерживала,как умела,он смогжить и  творить…
Концерт – спектакль  «Признание в любви» достойно увенчал фестиваль имени Янковского.Его имя  в наших душах, его огонек свечи, пронесенный сквозь ночь,всегда  с нами. Каждый актер академдрамы  несет  свой огонек  на  огромном коллективном  фотопортрете в Большом зале драмы.Снимали  каждого
отдельно,  соединив в  одну вереницу несущих «огонек той веры». Веры в жизнь,в разум, в свет,в конце концов.
                                                                                                                                                             Ирина Крайнова

Фестиваль. Мир.фото Алексея Леонтьева