May 26th, 2015

СОБИНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ - 2015, Дневник фестиваля.ДЕНЬ СЕДЬМОЙ

                                      ВО  ВРЕМЕНА РЫЦАРЕЙ И ДАМ
Премьера балета «Раймонда» Александра Глазунова проходила   в рамках XXVII Собиновского фестиваля . А сейчас на выступление  удалось пригласить ведущую балетную пару Мариинки Софью Гумерову и Игоря Колба  (премьер театра).Их долго пытались заполучить, на балетный фестиваль прошлого года Игорь приезжал без партнерши. Но теперь все срослось.
Они танцуют «Раймонду»  на  своей прославленной сцене почти четыре часа ( там балет идет без купюр),и с большим успехом.У нас их звездный час наступил в конце второго акта, когда пара в стилизованные под венгерские костюмах показала просто каскад прыжков и поддержек в  общем триумфальном финале балета. Для солистки с ее роскошно длинными ногами форматы  нашей сцены маловаты.Воображаю, как она разворачивается на императорской сцене.Ее Раймонда – воспитанная, благонравная девушка, но «замедленная»,словно опоенная дурманным зельем страстного Абдерахмана (Александр Седов) и оттого – «спящая красавица». Во втором акте вернувшийся с войны  возлюбленный пробуждает ее для любви и жизни.Про Гумерову журнал "Балет" писал : "высокая, с горделивой статью и благородно удлиненными линиями, она идеально воплощает современный тип петербургской балерины – изысканной и аристократичной".
Ставил  у нас «Раймонду» известный хореограф-постановщик Кирилл Симонов, лауреат «Золотой маски». С  главным художником театра Сергеем Болдыревым они воссоздали на сцене уходящий рыцарский мир: блеск доспехов, золоченые раковины и завитки интерьера, высокие уборы дам, чинные движения придворных.
Свежим ветром врываются  в «напуденную музыку» старины народные созвучия. Великолепные венгерские мотивы в музыке Глазунова подкреплены  отличным  танцевальным исполнением  солистов балета  (Наталья Макеева и Александр Наумов) и кордебалета . Легко включаются в пиршество  веселости и  темпа и подруги героини  (Елена Захарова и Валентина Коршунова). В ярком дивертисменте красиво  переплетаются  венгерское шествие, большой венгерский танец, чардаш, танец детей и наконец, классический венгерский танец . Танцуют здесь и в испанском стиле  - зажигательно , как танцуют сами испанцы.
«Сарацинская» часть хореографии не менее красочна и стремительна . Неистов несчастный шейх, павший жертвой роковой страсти (Александр Седов), выразительны  беззаботно  пляшущие  арапчата.
Хореограф нашел  абсолютно адекватные  музыкальной динамике движения  (они адресуют нас, скорее,к неоклассике. Да и  наша испанка  выгибается,    как лоза, уже в новом духе. Как ни приятны уху мелодии Востока,  на сцене побеждает романтичный Запад. Легенда о прекрасной Раймонде, которую пытался  похитить злой шейх, заканчивается его  полным поражением в поединке с  доблестным Жан Бриенном. Помогает и таинственная белая Дама, покровительница замка.
Реальный де Бриенн прославился своей храбростью при взятии Константинополя во время Четвёртого крестового похода   и был «приглашен баронами Иерусалимского королевства принять корону вместе с рукой ее наследницы Марии ди Монферрат». После того, как Жан де Бриенн становится  королем без королевства, он с королем Венгрии Андрашем II отправляется в Пятый крестовый поход. Княгиню Пашкову, известного литератора конца позапрошлого века и  автора либретто, такие мелочи, как исторические факты, не останавливали.Андраш II, на деле разбитый сарацинами,в балете - победитель,  местом действия назван Прованс,  и рыцарь получает совсем другую жену…Путаное либретто княгини доработал  уже великий Мариус Петипа . Мы видим на сцене то, что видим.  И смотреть  на это интересно.
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА Премьера по МАРКУ ТВЕНУ

         

                         


                                 ПРИНЦ   И ЕГО  ВЕСЕЛЫЕ НИЩИЕ
В тюзе Киселева - премьера спектакля «Принц и нищий» по роману Марка Твена.
Поставили москвичи: заслуженная артистка России Елена Оленина и художник Марина Алимова. Они уже знакомы нам  по интересному сопоставлению Чехова - Куприна в спектакле «Я — Актриса?!.» на Малой сцене. Знаменитый роман Твена был поставлен  в тюзе режиссером Вадимом Давыдовым 65 лет назад.  И вот сценическую версию   этого увлекательного, полного приключений произведения  написала завлит театра Анастасия Колесникова.
Конечно, невозможно вместить в два с небольшим часа  сценического времени все  перипетии  романа , показать все  передряги,в которые попадают двойник принца Эдварда Том Кенти –нищий обитатель лондонского Двора отбросов,  волею случая оказавшийся во дворце, и бедный принц, поменявшийся местами  с маленьким  оборванцем.По книге его неотвратимо,  бесконечно настигает и избивает  страшный  «папаша», не раз   предстанет  он и перед судьей.  В спектакле «мучений» у принца куда меньше,исчезнут  из сюжета  и злая бабка Тома, и безумный старик,  вознамерившийся зарезать «его высочество»,  и многие другие. Эпизодические лица обозначены пунктирно,зачастую актеры играют несколько ролей сразу.И так в спектакле (со вторым составом)   заняты  29  артистов.Новое сказочно-историческое полотно получилось объемное.
Мы как будто заглядываем в трубку детского калейдоскопа,крутим ее,и возникают картинки прошлого, чуть  туманные за давностью лет.Не случайно «дворцовая» часть  сцены закрыта вначале легкой кисеей. Фигурки придворных, такие маленькие на Большой сцене, застыли в  неожиданных позах, как в царстве Спящей красавицы.Крутится сцена, персонажи постепенно просыпаются и начинают навязывать  мнимому принцу вековой английский этикет .У Твена  все эти  описания полны  искрящегося юмора. Жаль, например, выпавшей  сцены с одеванием Тома, когда его уже объявили королем:
«Первый лорд опочивальни получил чулки  и уже готовился облечь ими ноги Тома, как вдруг лицо его покрылось   багровыми пятнами, и он сунул чулки обратно в руки архиепископа Кентерберийского, пробормотав с изумлением:
- Смотрите, милорд!
Адмирал передал чулки наследственному подвязывателю королевской салфетки, причем у него едва хватило силы  пролепетать:
- Смотрите, милорд!» - и так далее. Они долго передавали чулки друг другу, пока не последовал приговор: «В Тауэр главного хранителя королевских чулок!» Преступная халатность! - от подвязки отскочил… жестяной наконечник.
Сцены во дворце   сейчас смотрятся несколько бледнее уличных.  То ли от нарочитой пластики придворных жестов  (дамы   то и дело  впадают в полуобморочное состояние, кавалеры –в негодование , принимая разные  позы) – она хороша раза два, но не более того.Или оттого, что актриса, играющая истинного принца, психологически  точнее исполнительницы роли Тома.
Неотесанного уличного мальчишку  исполнительница( Кристина Топчева)   показывает отлично. Сложнее обстоит дело  с  «преображением» Тома, при дворце  освоившемся. Мне вообще  кажется,что у Александры Карельских с ее очами –звездами  куда больше сходства с  нездешней, инакой Анастасией Бескровной( играет Эдварда).
Настя действительно  показала принца в изгнании, сохранившего все  свои аристократические замашки.Он   сильно напоминал благородного Дон Кихота в окружении невежественной смеющейся толпы.
Этому принцу вообще-то   живется легче, чем в романе. Стайка    оборванных детей,а потом разбойников    напоминает тут лихую городскую вольницу , как «веселые нищие»  у Бернса: «Мы будем корки грызть вдвоем,//
А спать на травке над ручьем,// И на досуге мы споем: //«Плевать на остальное!» Если во дворце танцуют  чинно-благочинно , как заведенные куклы, то  пляски толпы неистово-грубоваты. От них  веет «дикой свежестью и силой».
Автором инсценировки  сестры-близняшки Тома прописаны по-разному: добрая сочувственная Бэтси (Ольга Лисенко) - жуликоватая властная Нэнси ( Ирина Протасова).. В Нэнси будто проглядывают черты злой бабки (у Твена это просто «две девочки – замарашки, привыкшие к жестокому обращению»).Жертвенна и кротка Мать Ольги Кутиной, милосердна к измученному скитальцу Крестьянка Марины Полозовой.Запоминается образ «Ведьмы» Тамары Цихан. От костра инквизиции ее спасает только умное судебное разбирательство Тома.
Среди дворцовой элиты  выделяется  граф Гертфорд Алексея Варенова.Дядя принца, обладая безупречными манерами,  очень страдает от странных выходок «наследника».Но  ни разу не  нарушит ровную  интонацию   своего богатого модуляциями голоса, не выйдет из себя.Он  отлично знает, что пока правит его племянник,  привилегии рода  незыблемы.
Превосходный образ создал Алексей Кривега в роли   порочного брата Майлса Гендона. Гью не записной злодей, а честолюбивым молодой человек, всеми способами стремящимся завладеть  фамильным замком.Романтичен и обаятелен Артем Яксанов в роли  странствующего рыцаря Майлса. (роль на контрасте -великолепно сыграл Лиса в недавней постановке Гороховской).
Колоритные наряды художницы Алимовой проводят  четкий водораздел между простонародными холстинками черни  и золочеными шелками знати.Да и весь  мир  «за кисеей», такой выстроенный, ранжированный, с аккуратными старинными домиками, полярен свободно разгуливающим  по сцене, подиуму и залу веселым твеновским нищим.
Известный либерал,   гражданин самой демократичной страны 19 века, Твен  утверждал идею равных способностей короля и последнего подданного его королевства.Том правит ничем  не хуже отпрыска королевского рода,и даже кое-чему его научит. Так воплотилась очередная красивая  утопия – «мечта о добром царе».Реальный Эдвард умер очень рано – 17-ти лет от роду ,   успев   лишь слегка смягчить некоторые  законы грозного отца.  А после него правила  уже  его  сестра Мария, прозванная в народе Кровавой, - прозвища зря  не даются.  И родилась  сказка о справедливом, умершем в юном возрасте  монархе…
Думаю, что   наш приключенческий, озорной  спектакль обаяние вечной утопии сумел сохранить.И вызвал  новый интерес  юных зрителей к  этой великой книге.   Как заканчивает свои  передачи литературовед Игорь Волгин («Игра в бисер»): «Читайте и перечитывайте классику».
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Ирина Крайнова, фото с сайтов