March 2nd, 2016

ХУДОЖНИКИ САРАТОВА. ВЫСТАВКА Ирины Шин в кафе "The cats "

         


                                  КАК НА КОШКИ ИМЕНИНЫ…
Вчера все хвостатые-усатые-полосатые домашние питомцы отметили свой профессиональный праздник – Международный день кошек.
А  мы  с  небольшой теплой компанией провели его в  кошачьем кафе.Там открылась выставка одной из главной кошатниц Саратова Ирины Шин.
Кошка, стройная, как  черный  сфинкс, встретила меня еще снаружи,у входа. Она возлежала на подоконнике,  небольшой же уличный пес, прилег на тротуар по соседству, настороженно на нее поглядывая.На ступенях, уводящих в служебное помещение кафе , сидел   откормленный красавец в пышной серой  «песцовой» шубе, но при виде нацеленного на него фотика недовольно махнул хвостом и  поспешно ретировался.
В стильном помещении с высокими потолками Иришкины картинные коты  - белые,черные, рыжие, загорающие в шезлонгах и расположившееся на  прикроватных ковриках , смотрелись  отлично. Полностью вписались в интерьер эффектная черно-белая пара и половинка  черной морды с горящим  желтым фонариком глазом. Поместившись   за длинным столом в центре зала, рядом с автором выставки в кошачьих ушках, мы слушали стихи про кошек превосходного поэта Михаила Муллина, вспоминали по кругу стихи, поговорки и песни про  четвероногих питомцев. Рисовали   их изображения, рассказывали душещипательные и страшные  про них истории.Подошла филолог Аня Морковина со своим оранжево-белым котом и   своей  о нем историей...
Cats , истинные хозяйки этого маленького кафе, между тем оправились от столбняка при виде  стольких посетителей,  начали расхаживать  по залу, запрыгивая на свои привычные места.Одна  смоляная красавица оживила  коллекцию глиняных,  фарфоровых,  вязаных и прочих кошек, улегшись прямо в ее середину. Другая уселась на стойку бара и таинственно посверкивала  оттуда золотыми огоньками   глаз. Возвратился  на свое законное место и красавец в роскошной серой шубе.Любопытно,  а где они сидят и  спят , когда кафе покидает последний посетитель?..
Мы уходили домой с валентинками Иришки, где  к сердечкам  были приделаны  острые ушки, понимая, что мы здесь уже  лишние – кошки  холодно вежливо нас пережидали, готовясь к истинной своей жизни  - ночной. Уличный пес, дождавшись полюбившуюся ему Таню Пелех, вскочил  и  мерно затрусил сзади…Suum cuique
                                                                                                       Арина Собакина


ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. НЕДОРОСЛЬ по Киму и Эйдлину



                                                   
                                                              ТРИШКА СНОВА ОБУЗИЛ КАФТАН

В Саратовском тюзе снова «Недоросль». Фонвизин, но в версии Юлия Кима и Леонида Эйдлина. Поставил художественный руководитель тюза  Киселева Юрий Ошеров.
Шел   тот легендарный спектакль в 60- 70-е годы. Его придумал  вместе с веселым бардом Кимом  и поставил известный режиссер Эйдлин, работавший у Юрия Киселева.На «первый советский мюзикл» ездили взглянуть все, даже  театральная Москва.
Как вспоминал потом Ким,  его «очень увлекала возможность поиграть в разные жанры: романс, частушка, баллада, пастораль и так далее — и характеры: кучер Афонька, Колька-хулиган, пираты, солдаты, и это оказалось разминкой перед настоящей театральной работой. Первыми жертвами моих упражнений стали герои шекспировской комедии «Как вам это понравится»… За Шекспиром последовал «Недоросль» Фонвизина, потом был «Мизантроп» Мольера и пошло-поехало, вплоть до сегодняшнего дня…»
И вот Ошеров на сцене Нового тюза  ставит первую русскую комедию с говорящими именами: влюбленный в свинячье царство Скотинин, домомучительница Простакова  со своим дурноголовым сыном Митрофаном… И  опять самоучке Тришке  достается на орехи, что он  будто бы обузил кафтан - об этом на все лады сообщает нам хор.Хор изображают крепостные  бабы и девки,они  и наигрывают кто на чем, время от времени вырастая  из люков на авансцене.
Фонвизинская пьеса в  версии Кима-Эйдлина (а теперь и Ошерова),еще больше похожа на фарс: прямые прозвища, одномерные характеры – носители пороков и добродетелей, нехитрый сюжет ,скоморошьи набеленные лица; песни ,  как балаганные частушки, плюс многоцветные,  узорные костюмы, в которых герои напоминают расписные игрушки.
Форма найдена безошибочно, надо  только суметь внутри нее существовать. Органично и – комично  это происходит с  «бабой в штанах» Простаковым  (Алексей Ротачков), нахрапистым  помещиком Скотининым (Алексей Чернышев), полной  картинного смирения Софьей ( спит в ней милый  бесенок! – Ирина Протасова), ехидно наблюдающим за происходящим Правдиным (Алексей Кривега), наивным красавчиком Милоном (Михаил Селиванов).Прелестна   эта пьющая «ученая» парочка:  долгогривый,  ужиком  вьющейся   Кутейкин и   крупный, с  тяжеловатой походкой  Цифиркин (Артем Яксанов  -Владимир Егоров).  Здорово перевоплощаются  в ролях Стародума и Вральмана Алексей Карабанов и Евгений Сафонов. Без программки долго   не могла понять, кто так ловко  скачет и  умело коверкает язык. Кучер-учитель  Сафонова –  прямо маленький актерский перл.
Митрофанушка Михаила Третьякова тоже  по-своему  обаятелен. Этакий  круглолицый увалень, донельзя разбалованный.Умна матушка в исполнении Виктории Шаниной,  ох, умна и хитра…  Прожила  же как-то свой век без грамоты и прочих премудростей. Но пришли  неведомые новые люди: невесту с имением у сына   умыкнули,   их  имение  под опеку поставили , ее  самое  грозят под суд отдать.  Да не то все  страшно госпоже Простаковой,а  что любимый сыночек, которому  все и жертвы ее (с братом разодралась, в  ворожбу  пустилась на старости лет, похищение затеяла), от нее отшатнулся. «Да отвяжись, матушка, как навязалась», - бубнит неблагодарный. И матушка лишается чувств.Вот здесь актриса  даст слабинку в сторону привычного «тюзовского» реализма.Нет, обморок тут не причем – он прописан в тексте.  Но надрыва там нет.
Шанина – актриса яркая, полноформатная,  харизматичная - превосходно провела все сцены. В мизансцене же  старинного заговора, сорвав с себя кокошник-шляпку ( волен же художник прихотливо мешать «век нынешний» и  «век минувший»!) и обнаружив  под ней роскошную "цыганскую" гриву, она  колдует просто завораживающе  - зал замирает и   вдруг разражается аплодисментами.( "На Ердан-горе//Бел-горюч камень,//С-под него бежит//Едигер-вода,//Едигер-вода//Поит Левкин цвет"). И закончить  бы  так спектакль – тихо-мирно, с печальной ноткой...  Ведь мы уже прониклись сочувствием к  матери, чья «безумная любовь и довела ее всего больше до несчастья».
Цельности  постановке придает великолепное сценическое решение, где деревянная Русь в миниатюре соседствует с   большой жирной  Хавроньей. Во втором действии количество свиней  сильно возрастет, но каждое разоблачение  пороков скидывает с дуба ( березы ?) очередную хрюшку. Селянки и селяне , напевая,помахивают  дубинками  и вилами очень даже угрожающе, напоминая, видимо, о "русском бунте".В финале откуда-то   из-за кулис звучит  морализирующий голос. Да, «классический багаж – бесценное наследье». Но – «какой тяжелый труд, воспользоваться им»!
Пластика превращает массовку в единый сценический организм (Алексей Кривега), удачное  музыкальное решение (аранжировка Виталия Терентьева, исполнение – ансамбль «Парафраз»), выразительное актерское пение,  - все работает на восприятие.
Веселое и поучительное получилось действо.Что   до   актуальности  пьесы,  то когда  бы ни озвучивали у нас  вопрос типа «кто виноват», за ними всегда последует  другой:  ну  и  «что делать-то»?!.
                                                                                                                                                                      Ирина Крайнова, фото с сайта театра