May 11th, 2016

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА .ПРЕМЬЕРА ПО ГОНЧАРОВУ

     
РОМАН  С  ПРОСТРЕЛАМИ
                                                                                               
                                                                                "Любви, надежды, тихой славы/Недолго нежил нас обман..."  


Что мы знали  о писателе Гончарова раньше? Что был такой  писатель как бы второго ряда ,  написал  три романа на букву О , был довольно консервативен…
Что мы знаем о нем сейчас? Что  написал три романа,   где воспел уходящую  прелесть  провинции и ее обитателей…Да полно,  можно   ли «разнести»  по рядам автора  великой книги  Обломова  и обломовщины? «Адуевщина»  не стала  широким  нарицательным  для русской культуры  (может, потому, что в Смоленской губернии есть   одноименная деревня?). Но  разве  превращение романтически настроенного  юноши в  расчетливого карьериста  показано  с меньшим мастерством? «Обыкновенная история» - это было очень важное О  для трилогии Ивана Гончарова .
Роман об утраченных иллюзиях, написанный почти 170 лет назад,  теперь снова на острие времени.  Главный режиссер  тюза Киселева Алексей Логачев именно его   взял   для своей первой большой постановки в Саратове.  Сам   написал инсценировку и назвал  ее «Милый Сашенька», события и происшествия из романа Гончарова «Обыкновенная история».
Когда-то в тюзе шел Гончаров -  в инсценировке Виктора Розова. Юрий Петрович Киселев дружил с драматургом, все его  пьесы ставил. Молодой режиссер предложил свою версию, где   много авторского текста,  да и поставлена она как пересказ событий, хорошо знакомых и  уже прошедших.Для этого понадобились рассказчики . Они обозначены как помощники режиссера: в бабочке, в очках и в шарфе (Евгений Сафонов, Артем Яксанов, Александр Тремасов).   Детали вполне насмешливые, и ведут себя  помощники как ироничные  наблюдатели и комментаторы, помогающие  героям не только думать, но и действовать.
Выразительная  троица аукается с тремя зайцами из «Отрочества» Толстого  ( за  постановку главреж получает Золотой Арлекин ) и отсылает к главному театральному  «хулигану»  Москвы – Дмитрию Крымову-учителю Логачева. Иногда, правда,  «помощников» на сцене слишком много, повторы не всегда есть хорошо. В этой версии сцена  очень многонаселенная.Художник-постановщик Владимир Кравцев делит ее на две части. В левой – деревня Грачи, с  заботливой сверх всяких сил Маменькой (Ольга Кутина) , с кривовато висящими портретами писателей,   с  аляповатыми ненатуральными цветами. В правой – столичная строгость  гостиной  ехидного  Сашиного дядюшки  Петра Ивановича (Илья Володарский).  Постепенно портреты и  другие нехитрые украшения исчезнут со сцены.
Музыкальное оформление выдержано в традициях того века.  Актеры поют душещипательные романсы Даргомыжского, Глинки, Варламова (хормейстер Надежда Голубева). Особенно хорошо  получается у Сонечки ( еще бы, Дарья Доронина училась  на музыкальном отделении театрального института). Первая любовь героя - высокая, стройная , эффектная блондинка, не  слишком похожая на «полную и  румяную» девушку из романа.  Сашина маменька, пытаясь удержать слезы, толкует об их  райском уголке, где «от дома на далеком  пространство раскидывался сад из старых лип, густого шиповника,черемухи и кустов деревьев…тихо плескалось в берега озеро, облитое к одной стороне  золотыми лучами утреннего солнца и гладкое, как зеркало…» Казалось бы, что еще  надо для счастья?
Тут разыгрывается замечательная трагикомическая  сцена  между слугами –рослым красавцем  Евсеем (Владимир Егоров)  и неласковой ключницей  Аграфеной ( Ирина Протасова). Уж как она честит  уезжающего с барином любовника, «утирая концом платка капавшие слезы»… В спектакле  вообще много актерских удач.  Отрадно, что заиграли  актеры , мало занятые в последние годы.А ведь  это – отборная киселевская  гвардия!   И Кутина, и Татьяна Лукина в роли эгоистичной мамаши Любецкой,и чудесный Александр Федоров -  в обличье неудачливого ловеласа Суркова .Автор инсценировки  с самого начала вводит его в  дом дядюшки, вкладывая в его  уста несколько умных сентенций.Тем обидней , когда  дядя с « милым Сашенькой» бьют по своим , затевая флирт с  миловидной  вдовой Тафаевой (очередное увлечение Суркова).
Небольшую роль «соблазненной и покинутой» вдовы Ольга Лисенко подает выпукло, броско,  заявив о себе, как о сильной характерной актрисе.  Именно она уложит любовника  с букетом  на груди,прикрыв  ему глаза, символически  прощаясь с прежним «милым Сашенькой».  Счастливый соперник  героя Новинский  вообще лишен реплик. Зато актер (Алексей Кривега)  сумел создать  блестящий  пластический образ графа. Хотя    разъяренный Адуев чуть ли не выкидывает его из кресла, тот, так и  не  схватив оружия ,  побеждает одними отточенными жестами.
Точно в стиль гончаровского  романа  попадает Анна Соседова: как ангел-хранитель появляется Лизавета Александровна    перед отчаявшимся героем – посочувствует, ободрит.  Саша еще слишком молод, чтобы понять:  он  встретил идеал женщины.В романе дядюшка оказывается не таким уж сухарем и  готов ради  странной болезни жены   бросить должность, карьеру  ,продать завод…В спектакле режиссер безжалостно отсекает все надежды- тетушки   умирает.
Многочисленные текстовые  купюры лишили полнокровия  образ дядюшки, отлично сыгранный Володарским (хотя  трудно избавиться от  магнетизма великолепного  Михаила Козакова в этой роли). Прочтя  наивные до глупости  и  довольно нахальные письма (одно –перл иронического  гончаровского пера  - тоже сократили),  Петр Иванович отказывается принимать   свалившегося  на него родича.   В пьесе же,   услышав   о щедрых  деревенских дарах , он смилостивился.  Нет, дядюшка не  столь мелочен.  Он  вдруг вспомнил ,как 17 лет назад брат и Анна Павловна отправляли в Петербург его самого, «ее слезы при прощании, ее благословения, ее ласки, как матери, ее пироги».
В финале  его  решающий разговор с  женой оборван, и  непонятно, настоял ли он на  поездке в Италию.Тонкий психолог , щадя самолюбие  Лизы, тот  хитрит, что  сам  «устал и нездоров».Но тут же прорывается глубоко спрятанный голос его души : «..я  не из железа создан…во мне еще  не все застыло». Вот вам скептик и  насмешник Адуев Старший ! И его «железный век». Каким же безобидно патриархальным кажется он нам с высоты нашего железного века!..
Тут я подошла к самой трудной части рецензии. Режиссер создал добротную,  интересную ,во многом оригинальную инсценировку ,  замечательно поработал с актерами.  Однако временами следить за происходящим  скучно,  дело тут  не только в темпоритме.Нет пока равного  собеседника в диалоге   Адуевых. Младший  ( Александр Степанов) очень мил, когда он румян, кудряв, безудержно весел, бросается на шею по любому поводу.  Убедительно неприятен   он  в последней мизансцене – этакий паучок-боровичок в  своем непомерном цилиндре, хорошо усвоивший   уроки дядюшкиного практицизма.
Но что происходит между  первой и последней сценой? Что  приводит чистого,  одаренного, неглупого,  эмоционального мальчика к  неутешительному финишу? Психологический рисунок роли  дан пока поверхностно, где-то иллюстративно.А ведь Гончаров писал  о себе. И он начинал «милым Сашенькой», избалованным домочадцами.Но уже в 35 лет  напишет   беспощадную «Обыкновенную историю». В конце романа  Саше примерно столько  же.
Долой древние языки, философию,эстетику ,прочие благоглупости! Долой Гомера, чей  треснувший бюст  сотрясают  мировые катаклизмы, рвущие пополам театральную программку спетакля. Зачем все  эти мудрости простым переписчикам чужих мыслей?….  И  прострелы в пояснице , как заслуженная  Анна на шее, вовремя появятся  у занятого «важной» сидячей работой дядюшки  и у его прыткого племянника.

«Обыкновенную историю» сейчас мало ставят на театре, за откровенной ее  назидательностью не  замечая    горького сарказма и провидческого чутья   автора. «Вижу  не три романа,а один,  -писал он , - Все они связаны одной общей нитью… перехода  от одной эпохи русской жизни к другой». В переходную эпоху  живем и мы.  Хорошо, что Логачев решился …
                                                                                                                                                                                Ирина Крайнова

САРАТОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СХ РОССИИ, ВЕСЕННИЙ вернисаж




                  МАЙСКОЕ ЦВЕТЕНИЕ ХОЛСТОВ
Эту выставку несколько раз откладывали – то одни праздники подходили , то другие. Но саратовское отделение Союза художников,  давно и твердо взяв курс на  регулярные вернисажи, с него не сворачивает.
Мы зашли в выставочный зал и ахнули:  бурное цветение,  какое может поспорить только с тем, что творит за окнами матушка-природа!  Но есть и тихие картины .Изысканные  кисточки сирени, нежная яблоневая краса, мягкая зелень пробуждающейся земли…
У Елены Мальцевой - вечное торжество цвета в  неожиданных его сочетаниях, у Светланы Лопуховой – стройная лаконичность   керамики и  цветка, у Алены Батраевой   - за алым пламенем тюльпанов  -  воспоминание из прошлого.Как всегда ,бросок и эффектен  Геннадий Панферов,  предельно внимательна к натуре Марина Милавина,  изобретательно фантастичен  Алексей Карнаухов.
Данный вернисаж  - торжество натюрморта и пейзажа. Работа соединившая эти  два жанра, принадлежит «матриарху» саратовского импрессионизма Наталье Чечневой.Ее букет  будто плывет в голубой  речной дымке. Много здесь  произведений другой известной художницы ее поколения – Валентины Маркушиной. И окрестные виды,  поданные весьма реалистично, и  декоративно прописанный букет. Николай Дубовов пишет город : горящими  белыми свечками каштаны, тяжеловатые контуры Дома книги, сиреневый туман  весеннего воздуха.Чусляевский май почти невесомый, и  кажется дрожащим  в воздухе   парусным кораблем силуэт консерватории.
Очень  живописна -  открытым мазком и убедительным лимонным акцентом  - «Весна в городе» Золотухина . Цветовик Аржанов  щедро напоил май  радужными  оттенками палитры, а Слыщенко пустила поток белых лепестков на свой весенний пейзаж.Скульптуры представлены «суровым реализмом» Бунина, красивым символизмом Щербакова , загадочной абстракцией Камышникова.
Около ста работ, почти 40 художников и скульпторов – разброс  был большой. Батики отнесены к начальной стене, и как справедливо   заметил художник Вячеслав Морковин, они  большие, мощные и «держат» стену. А вместе с картинами  умело создают позитив майского настроения.
И вернисаж  прошел празднично. Председатель Саратовского отделения СХ Николай Бунин и члены правления поздравили пятерых художников с вступлением в Союз и вручили билеты. Для них пела Валентина Гаврилова, обладающая приятным, поставленным голосом. Особенно всем понравилась в ее исполнении песня на стихи Рубцова (кстати, заказанная публикой). Традиционный уже фруктово-конфетный  фуршет завершил  эту теплую встречу.
                                                                                                                                           Ирина Крайнова