May 26th, 2016

ТЕАТРЫ САРАТОВА. Театр драмы, музыки и поэзии "БАЛАГАЧИКЪ". Премьера по БРОДСКОМУ



                                                        ЧЕРНЫЙ КОФЕ -  БЕЛЫЙ  СТИХ
Это было плаванье сквозь туман.
Я сидел в пустом корабельном баре,
пил свой кофе, листал роман;
было тихо, как на воздушном шаре…


Моноспектакль Михаила Музалевского, актера и режиссера, начался изысканно – актер в белом, белые покровы зала, белая чашечка кофе
Казалось, он  даже источает   тонкий   аромат – как в стихотворении  поэта про туман и корабль, в нем затерявшемся.В тумане смыслов и выходов из  собственных лабиринтов блуждают  и герои спектакля.  Постановщик и исполнитель  озаглавил его «Однажды в Ялте», а не  «Посвящается Ялте», как  названа мини-поэма Бродского, поставленная во главу угла.И тем самым пустил  в повествование  свободную стихию - море, которое Иосиф любил, о котором думал, писал, где и упокоился навечно. Может быть, оттого что: «Судьба поэта нелегка… /Язык его - не всем понятен…/ Он брат бродяги-моряка /душой, как море, необъятен…»
В спектакле звучит «Романсик» на стихи поэта, где
«царапаются кусты,/ и постукивает во тьму/ сердце, где проживаешь ты,/ помимо жизни в Крыму». Миша читает самого трудного для чтения  российского поэта , читает легко, без видимой  напряжения в голосе.Еще бы, ведь Бродского читает и ставит он   давно. Одним из первых в Саратове  (2000 год). Тогда он поставил спектакль  по Бродскому и о Бродском «В северной части мира» и исполнил вместе с Игорем Гладыревым. И там  тоже было море. «Но покуда Борей забираться в скулу горазд,/и пока толковище в разгаре,/ пока волну давит волна, /никто тебя не продаст».
В поэме  «Посвящается Ялте» не так. Там продают. Капитан – убитого Поэта. Женщина Капитана и Поэта -    память  о нем.На экране то шумит, «витийствуя», море – в кинокадрах оно удивительно снято сверху, то под строгие органные  звуки по улицам мирного города идут танки, и жители, быстро пройдя шкалу от любви до ненависти, пишут плакаты с обидным словом «оккупанты», рисуя  свастику на броне. Музыка внезапно оборвется,и мы очень близко увидим лица -  лица вчерашних друзей, полных открытого презрения .Кадры редкие, для нас –стыдные.
… 1968 год, наши танки введены в Чехословакию, взявшую «неправильный» политический курс. Через год Бродский напишет эту поэму.  Через три года его выдворят из страны, и Крымский полуостров, как и Россия, растает навсегда  «в полночной тьме».   В поэме и  в спектакле – предчувствие изгнанья. В финале "Колхида" вспенила бурун, и Ялта/ с ее цветами, пальмами, огнями, /отпускниками, льнущими к дверям/ закрытых заведений…» осталась позади. На корабле уплывет и Следователь, который, оставаясь «за кадром» (актер  Музалевский показывает, меняя костюмы и манеры, всех – за «чекиста» работает стол с казенным  зеленым сукном и металлической  слепящей собеседника лампой),  тот жестко допрашивает подозреваемых в убийстве, что  не мешает ему выпивать с Женщиной Поэта и даже - наброситься на нее.
По версии постановщика Музалевского, Поэт был в числе  тех семи   смельчаков , что вышли  на  Красную площадь  в ответ на танки в Праге.И слепое убийство подростком диссидента  оказывается не таким  уж слепым. И объяснима ненависть  Поэта к Капитану, который, возможно, был на улицах Праги.Вот такая версия,  она имеет право быть.
Мы видим растерянного Шахматиста, откровенного Капитана, кающегося Мальчика , Женщину… Женщина  подана слишком, на мой взгляд ,  пародийно . Ведь она красивая женщина , к тому же   - Актриса,  такие не могут не влюблять и   не влюбляться сами. Это  как составляющая  профессии. Да и  на столике в зале – фотокарточка самой красивой, самой  возвышенной актрисы и женщины, каких я знаю. И сама она здесь,с нами,словно заново пережившая ту давнюю трагедию,   на поклоны выходит вместе с автором  спектакля…нет, чудного, завораживающего  действа с  белым морем, черным кофе  и мерным белым стихом Иосифа (очень помогли созданию его работа художника по свету Михаила Савельева и звурооператора Егора Гладырева).
И разве могла дама поведения более, чем легкого, так тонко чувствовать?  Она  тоже все видит в двух цветах. «Но вот представьте комнату мою,/ засыпанную снегом. Правда, странно?/ А вместе с тем, не кажется ли вам,/что мебель только выиграла б от такой метаморфозы? Нет? А жалко./ Я думала тогда, что это сходство/ и есть действительная внешность мира./Я дорожила этим ощущеньем»...

Наш  спор о женщинах перешел за кулисы, круг  расширился, мужчины недобро поминали Лилю Брик, женщины –как бесспорные аргументы, Цветаеву и Ахматову,  те отнюдь  не были монашенками… Все это  знак того, что спектакль нас  задел , ему жить да жить.И может быть   Михаил Михайлович  возродит  незабвенный «В северный части мира», и   поставит третью часть давно задуманного триптиха…Дай-то бог.
                                                                                                                                      Ирина Крайнова
Фото
Юлии Арон
 
                                                                                                             

ТЕАТРАЛЬНЫЙ институт, моноспектакль Олега ЗАГУМЕННОВА



                             
                         БОЙ НА УГЛУ БОРОВОЙ

А «недавно в нашей коммунальной квартире драка произошла. И не то что драка, а целый бой. На углу Глазовой и Боровой. Дрались, конечно, от чистого сердца. Инвалиду Гаврилову последнюю башку чуть не оттяпали.Главная причина — народ очень уж нервный. Рас­страивается по мелким пустякам. Горячится. И через это дерется грубо, как в тумане.Оно, конечно, после гражданской войны нервы, го­ворят, у народа завсегда расшатываются» .

Господи, ну как же хорошо, хочется цитировать и цитировать  юмореску Зощенко и слушать, главное - слушать  эту иронически-канцелярскую речь мелких совслужащих, мастерски прочитанную известным режиссером и преподавателем театрального факультета Олегом Загуменновым.
Вот уж не знала за Олегом таких талантов. Знала, что первое образование у него актерское. Знала, что сильный режиссер, успешно ставивший и в Москве, что поставил один из лучших спектаклей в «Балаганчике», что «главный» в Вольском драматическом театре, и то, что опытный педагог, преподававший и у нас, и в Бельгии. Но не каждый педагог, режиссер и даже актер может так просто и свободно читать прозу - для этого другие  умения требуются. Олег, не делая никаких заметных усилий, ничуть не наигрывая ( соблазн «показать» маленького зощенковского человечка здесь очень велик!), читает в моноспектакле пять рассказов писателя, только на минутку отворачиваясь и повертывая к нам стулья с названием произведения.
На сцене: он,элегантный и в жилете, фортепиано и   жгучие, нарастающие ритмы 3о-х годов в блистательной импровизации Евгения Мякотина. Сцена «Театрального зала» консерватории,в зале –явно неровно дышащий, громко и весело смеющийся зритель. Как всегда у Зощенко, это  так забавно, так узнаваемо… Тесная жилплощадь, осложнения с похоронными службами , нелепые посредники между верующими и верой, между больными и болезнью. Исковерканная речь, глупые шутки (на одной и построена «Веселенькая история»)…И как всегда –  отчасти чуть печально: мы узнаем в этих смешных героях самих себя.
Заканчивается спектакль монологом современника Зощенко Бонди о том, «как надо ставить оперетту и балет». Смех в зале еще усиливается, ведь так свежи переклички с запретительными мерами минкульта!Олег по скромности умолчал о том, что стал недавно лауреатом Международного конкурса: читал рассказа Зощенко. Узнала об этом чисто случайно. Поздравим   же себя с новым мастером художественного слова, которые столь редки в наше отнюдь не литературное время.

                                                                                                                                Ирина Крайнова , фото с сайта