June 30th, 2016

ХУДОЖНИКИ САРАТОВА. Вернисаж Владимира Ракчеева в Радищевском музее

     
                             ЕГО СТРЕМИТЕЛЬНАЯ КИСТЬ
Кто бы  подумал, что преуспевающий предприниматель, основатель художественной галереи « Эстетика», фонда и  творческого конкурса «Золотая палитра» может так писать картины?
Владимир Ракчеев поразил саратовский живописный мир  ровно пять лет назад, когда в честь своего  55- летия представил выставку собственных значительных работ. И художники  внезапно вспомнили, что  он-  ученик Конягина, был  учащимся студии  при Союзе художников, занимался у выдающегося  педагога  и в Саратовском художественном училище ,учился у Белоновича, Успенского, Чечневой.
Безошибочный  вкус и  мощная энергия позволили Ракчееву собрать в своей галерее уникальную живописную коллекцию. И меньше чем за полгода добавить к ней более 30 этюдов и картин – пейзажей и натюрмортов, живых,пластичных, написанных открытым, пастозным мазком,и при этом -  уравновешенных колористически и композиционно.И вот  уже в залах  нашего славного Радищевского музея открылась персональная выставка художника, посвященная его  60-летнему юбилею. Здесь представлено около 90 живописных и графических работ, и  выставка эта  у  виновника торжества  шестая  по счету.
Нельзя дважды войти в одну реку. Ракчеев-художник меняется, к пейзажам и натюрмортам и  излюбленной теме – букетам ( поданной динамично, броско, «отрывистыми мазками») добавились пейзажно-жанровые картины, в которых больше  размышления, чем  наблюдения. Всплывают словно из детства  мотивы деревенские, полузабытые.
Обширная графическая серия  художника показала  его  и  как мастера портретного жанра. Сходство схвачено абсолютно., рисунок крепкий.Узнаваемы  искусствоведы, художники, люди культуры. Мотив тут  лирический, подчас неожиданный. Запоминаются  бережно написанные портреты родителей.А вот известный скульптор Андрей Щербаков  дан с такой вселенской тоской во взоре – ну, чем  не герой Достоевского или даже сам Федор Михайлович?
Порой рисунки слишком    уж реалистичны.Несомненно,  самая сильная сторона Ракчеева – все же  живописные композиции, где, как пишет искусствовед Водонос, «стремление к динамизму  и акцентированной остроте подачи только усилилось, что ощутимо  и в натюрмортах, и в пейзажах,в серии полотен с обнаженной моделью. На  это работает и неожиданность ракурса, и напряженные позы фигур, и  стремительное письмо с размашистой кладкой мазка».
«Напористая жизненная позиция»  и эмоциональность подачи  материала очень  импонирует зрителю в картинах  художника. А  если талант помножен на труд и такой вот напор, то, может, и нет такого уж  большого преувеличения в оговорке Ефима Исааковича на вернисаже, что ракчеевские  работы «заполнили пространство залов Третьяковки».  Кто  знает, что будет с  картинами наших современников, скажем, через полвека?  Кому дано предугадать?
Радищевский музей  сделал прямо  царский   подарок имениннику, широко разместив  его экспозицию в знаменитых залах именно в  день  его рождения .Но и Владимир Викторович щедро одарил всех  устроителей и гостей вернисажа, устроив пир горой прямо среди своих картин и портретов.Классический  квартет из оперного театра придал вечеру  эстетическую завершенность. Творческий путь художника Ракчеева, судя  по напутствиям радищевцев, «скорее, только начинается».
                                                               Ирина Крайнова, фото с сайтов

МУЗЕЙ-УСАДЬБА БОРИСОВА-МУСАТОВА. Мастер-класс Андрея ВАНИНА



                         ПЛЕНЭР ПОД  ШУМ ЛИСТВЫ
Да еще сада.Да какого…
Мусатовского, где   автором «Изумрудного ожерелья» написано   столько этюдных к нему подступов…День был очень  жаркий и грозово душный, как, впрочем, все дни нынешнего июня.Я, сильно опаздывая, еле плелась   с другой музейной встречи, мечтая незаметно юркнуть где-нибудь в угол на стул.
Но углов никаких  не наблюдалось , поскольку директор музея-усадьбы Борисова –Мусатова Элеонора Белонович  мудро перенесла творческую встречу с художником Андреем Ваниным (чья персональная выставказдесь  происходила) прямо под деревья   сада.Что может  быть лучшим обрамлением мастерской художника,как  ни  сама мать природа?Кто расположился на высокой террасе, образовав тем самым зрительскую ложу, кто вольно расставил  стулья  в партере прямо на дорожках сада. Андрей колдовал у своей картины , не забывая посвящать нас в ход ее создания, указывая на углы «входа и выхода» зрительского ее восприятия. И что пленительней лениво ускользающего летнего дня, вида  порхающих бабочек и полотна на мольберте, чьи розовато- лиловые пятна идеально  вписывались в  живую зеленую раму слегка колышущихся листьев?
Начал  художник  не с «чистого холста» - изначально  был черный фон и отдельные яркие в него вкрапления.Я, опоздав, застала уже довольно разработанную живописную поверхность, где  нарисовалось оранжевое крыло  легкой бабочки или сказочного парусника и города внизу, стремительно удаляющегося.  Но живописец пояснил, что цвет здесь  у него сложный, скорее, розовато -красный с  охристым, и никакая  тут не бабочка,а некая любящая субстанция (композиция называется «Поцелуй»).Однако   ванинские картины, усложненные,символичные, с детально проработанной композицией,  каждый видит, как он видит.
Он продолжал рассказывать,наполняя  холст маленькими подробностями, и я тоже увидела второе существо, неудержимо устремившееся  к моей «бабочке». И вспомнила  стихи саратовской поэтессы: «Во мне бурлит моя природа, не обрученная с тобой».Как можно быть  одновременно так полетно фантазийным и ювелирно точным в деталях? Ванин может.
« Словно освобожденная, подвижная субстанция подсознания, вливаясь в русло «сконструированного разума», реализуется  в образах-знаках,которые строят пространство, разыгрываемое  пантомимой» (искусствовед Елена Дорогина).
Конечно, художник за короткий сеанс  не записал на холст все свои размышления . Доработка ее еще впереди. Но  само чудо  извлечения из   скопления цветовых пятен  замысла Творца  нам увидеть довелось, чему   так хорошо аккомпанировал тихий шелест листьев мусатовского сада.Тем интересней эксперимент, что Андрей Ванин никакой не  реалист и не импрессионист. Сблизился  за границей  с самим Немухиным,пять лет занимался профессией в Германии, побывал  и  столичным дизайнером.
Однако мотив - великая   движущая изобразительного искусства, каким бы фантазийным  он ни был, может вдруг  получить импульс даже  от легкого шуршания садовой листвы.
В антракте,  в  прохладном уюте террасы,Андрей  говорил о  своей «всепоглощающей» страсти к чистой кисти   ( после  окончания работы!), о любви к  старой металлической и деревянной фактуре  ( вот она,реальная хирургическая пилка -на равных в одной из его  композиций), дивился, какая маленькая получилась его  выставка в усадьбе.Самая маленькая  в его жизни. Зато какая наполненная! И памятная для  всех нас, побывавших на этом зеленом мастер-классе.
                                                                                                                   Ирина Крайнова, фото Надежды Шитовой



ТЕАТРЫ САРАТОВА. Театр драмы, музыки и поэзии "БАЛАГАЧИКЪ".Закрытие сезона

 

                        СКАЗКИ ИЗ-ЗА КУЛИС
Вы когда-нибудь смотрели спектакль из кулисы? Сидя на стуле в черном- черном  холле, закинув  на  этажерку сумку и шляпу? Очень рекомендую  - впечатления незабываемые…
В зной устаешь буквально   от всего, даже от любимых театров:  силы в конце сезона на исходе. А тут ранний детский утренник,  не объявленный заранее спектакль ….Короче, я опоздала. Шел  спектакль по Евгению Клюеву и Саше Черному  «Сказки  на всякий случай» ,  зал был  полон  каникулярной малышни,   приткнуться некуда. Меня усадили в  черноту кулис.
Постановку Клюева помню давно, еще премьерой, которая совпала  тогда с новогодними праздниками. Я написала, что «сказки Клюева   напоминают андерсеновские истории, где оживают самые разные предметы и далеко не все заканчивается счастливо».Что они неспешны и ироничны, и  непросто переделать для сцены такой, например, текст: "Уже через несколько минут Отрывной Календарь перезнакомился с обитателями квартиры: их было много – и они были такие разные! …С ними ему предстояло прожить долгую и интересную жизнь, что Отрывной Календарь, конечно, ужасно радовало – и радость эта была прямо написана у него на лице".
В спектакле замечательный текст.
В спектакле  сильная художница.
Ольга Колесникова  удачно использовала такой прием, как шляпы.Актеры  театра хорошо помнят свое происхождение – от  блоковского  "Балаганчика", где действуют маски комедии  дель арте. И у каждого  здесь свой образ- своя маска. Получилась как бы игра в игре. "Маски" надевают  предметы-шляпы и  превращаются в Люстру,  в Картину,  в Водосточную трубу. Или  в Календарь, день  ото дня теряющий свои листки.
В спектакле превосходная музыка .
Композитор Игорь Гладырев, его же   постановка. Пение и  танцы привычны актерам «Балаганчика» не меньше, чем  слово.Они пляшут, поют, играют на гитаре, а Водосточная труба  еще и… на  себе самой.
В спектакле отличные куклы.
Одетые в в домино,это  маленькие копии действующих лиц. Из кулисы   хорошо видно ту сторону ширмы,  видны и  сами  кукловоды. Слышно каждое слово, но не очень видна пластика (ее перепоставила известный хореограф Светлана Титова). Потому о пластике судить  не берусь. Зато  я могла наблюдать прячущихся за занавесом актеров, какие-то предметы летели мимо меня на сцену.Спектакль из-за «просмотра наоборот»  не утратил своего обаяния,  лишь прибавил закулисной  интриги.
Я видела его  дважды , но  не в тех составах. Сейчас пришла Ирина Ермакова на смену Василине Бельковой , замечательно играет  сам Игорь и  - неизменный Володя Федотов; в роли Календаря вместо Елены Смирновой и Натальи СуматохинойДарья  Земскова. Актеры ведут  сложную  театральную игру – между собой, с текстом, со зрителем.
Все хорошо (см. выше).
Единственно, «женской половине» пока   не хватает обаяния, сценической заразительности Елены и Василины, их душевной  теплоты. Повторю давешнюю мысль: «Леночка удивительная актриса. Одним своим присутствием она "собирает" все действо,  набрасывая на него вуаль яркой театральности».
Знаю, что  двух одинаковых спектаклей не бывает.Отношу   все недочеты  на  счет  зноя, усталости, «сил на исходе» (см. еще выше).Так что  вскоре мы сможем  увидеть   -  и увидим! – еще  самые -самые разные «Сказки».
                                                       Ирина Крайнова, обозреватель в Российском театральном журнале "Страстной бульвар"