December 30th, 2016

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. Новогоднее представление "Черная курица"



                      СКАЗКИ В  НЕБЕ И ПОД ЗЕМЛЕЙ
Часть 2. Под землей
«Алеша вынул из кармана империал, составлявший всё его имение, который берег он пуще глаза своего, потому что это был подарок доброй его бабушки... Кухарка взглянула на золотую монету, окинула взором окошки дома, чтоб удостовериться, что никто их не видит, — и протянула руку за империалом... Алеше очень, очень жаль было империала, но он вспомнил о Чернушке — и с твердостию отдал чухонке драгоценный подарок».
«Черная курица» Антония  Погорельского (псевдоним автора) была первой  авторской сказкой в России.
Действие отнесено к   концу 18 века, и написано с той дозой сентиментальности, которая казалась  тогда уместной для воспитания детей. Боевой офицер в войну 12-го  года, поэт и писатель Алексей Перовский писал ее для горячо любимого племянника, тоже Алексея – будущего мастера исторической прозы Толстого. Эта повесть  не так  уж и проста, ее фантастическая фабула наталкивала исследователей на ассоциации с фантасмагориями Гофмана,  с «готическими» романами, с   тайной масонской символикой.  Видно, небеспочвенно – автор увлекался  этим немецким романтиком, а отец Алексея был  видным масоном.
Сказку  сильно одобрял другой Толстой: ее назидательные  посылы слишком очевидны, Лев же  Николаевич   во второй половине жизни  стал  известным морализатором.  Погорельского включили в школьные программы , но  не очень-то его любят читать мальчишки.
Постоянная  «новогодняя» команда тюза Киселева ставила перед собой трудную задачу – сделать немного «нафталинную» историю живой, увлекательной, волнующей. Пьесу написала Мария Соловьева, поставил Артем Кузин,костюмы героям придумала Ольга Колесникова, танцы ставил Алексей Кривега, песни сочинил   Михаил Третьяков, таинственно осветил Подземное царство Максим Шлыков, а разыграли спектакль   отличные тюзовские актеры Алексей Кривега, Алексей Карабанов, Александр Степанов,Михаил Третьяков, Мария Лучкова и другие. Кроме главного героя, все здесь играют две и более ролей, превращаясь из обитателей и гостей кадетской школы в жителей Подземной страны. Это удачный драматический ход, ибо грань между двумя мирами Погорельского  очень зыбка.
Сценография С. Злобина с  симпатичными деревянными конструкциями показывает книжный  школьный мир, а  с помощью экрана-портала (за красивым морозным  окошком), в который входят герои,  переносит уже  в другое измерение. О Чернушке писали, что это  - проводник в потусторонний мир, масонский образ и прочее. Да, загадочен министр-курица. Алексей Кривега доводит до блеска образ  героя-оборотня  лукавой, все понимающей  усмешкой и  скользящей пластикой. Все и всё здесь находится в движении, музыкальные вставки и чудесные песенки Третьякова придают дополнительное очарование.
«Куриная группа» в   умело придуманном пышном   оперении подвижна и вездесуща. Как обыватели, которые  ни в чем не участвуют, но кудахчут и судят  на уровне своих куриных мозгов (иногда они  даже  заглушают  своим квохтаньем основное действие).
Это очень большая работа театра, особенно  в сравнении с теми облегченными  новогодними утренниками, которые мы видели два года подряд. Но…увы, без но тут не обойдешься. Спектакль затянут,  где-то становится скучен,  а маленький зритель полчаса уже  провел в холле, где участники интермедии расположились на двух слишком высоких и  далеких друг  от друга балконах  (если стоять у одного, не видно и не слышно, что происходит  на другом, а текст-то хороший!), а собственно действо длится 2 часа 20 минут, а зрители, несмотря на ограничения возраста, тащат за  собой годовалых детей.
Особенных поворотов сюжета нет и у Погорельского, все  крутится вокруг маленького конопляного семечка, оброненного Алешей.  Тот сразу теряет свою волшебную способность все знать. Тут и  последует моралите, которое так не любят мальчишки (признаться, и я, как мама двоих из них). Сейчас принято вольно  трактовать классику. Частный пансион, где жил робкий и мечтательный  мальчик из бедной семьи, превращен в кадетскую школу, и зачем-то  нужно выучить наизусть 100 страниц из Гоголя  (в книжке  Алеше  даже в  роли всезнайки задавали не больше 20-ти страниц учебника), а  ученики  к месту и не к месту отдают честь.
И  это с натяжкой принять можно.  Но  изменен   главный  мотив «предательства» мальчика: он-де, выдает тайну Подземной страны, желая отомстить подобравшему волшебное зернышко министру-курице,  что противоречит характеру доброго, чувствительного и …слабого мальчика (см. в начале статьи  отрывок из повести). Ведь ему грозили розги –   впервые с основания  пансиона!
«Алеша совершенно потерял голову... он забыл обещание, данное подземельному королю и его министру, и начал рассказывать о черной курице, о рыцарях, о маленьких людях...».
Не из мести, ни в коем случае, не из мести. Переписывание автора имеет свои границы. Иначе это будет уже совсем другая история.
                                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова


МУЗЕЙ-УСАДЬБА БОРИСОВА-МУСАТОВА. ВЫСТАВКА ОДНОЙ КАРТИНЫ




              НЕ НА ПЕСКЕ ПОСТРОИМ ЕГО  - НА КАМНЕ…
В снежном декабре, на его исходе, за два дня  до Нового года мы собрались в музее-усадьбе Борисова-Мусатова: на презентацию акварели  тонкой и нежной саратовской художницы ( и в живописи, и в жизни) Натальи Леонтьевой «Давай мы построим дом с черепичной крышей… ».
Синий, красный, желтый – основные цвета  русской иконы. Две фигуры в тихом молчании,  они давно уже  единое целое, судя по доверительному жесту  Женщины, склонившейся к Его плечу. Горшок с  цветами в кольце их рук замыкает  двойной овал, и смотрят друг на дружку то ли то ли нарядные глиняные голубки, то ли уж райские голубь с голубицей. Столько тихого сияния в молчании двоих…
Персональная выставка Леонтьевой ожидается в усадьбе   в начале февраля. Но  лишь только увидев  это чудо  бесподобной акварелистки Натальи, искусствовед и директор музея-усадьбы Элеонора Белонович  ахнула и тут же  поняла: нужно  делать Выставку одной картины.
Вдохновило  художницу стихотворение замечательного поэта Светланы Кековой. Совсем скоро, 12 января, пройдет презентация новой книги Светланы Васильевны в Радищевском музее,куда входит и сей поэтический шедевр. Он достоин того, чтобы процитировать здесь  его без купюр.
Давай мы построим дом с черепичной крышей,
он будет узкий, длинный, кирпично-красный,

не на песке мы построим его — на камне,

а в основанье серебряный крест положим.
Сначала в воздухе выстроим красный угол,
чтоб было где нам поставить икону Спаса.
Потом мы окна сделаем, чтобы ночью
на нас смотрела звезда под названьем Сатис.
Украсим окна ставнями, на которых
две райских птицы смотреть друг на друга будут.
Мороз-траву я развешу на красных стенах,
тимьян, душицу и алые шишки хмеля,
а рядом с домом выроем мы колодец,
из глубины изведём водяную жилу
и в эту воду серебряный крест опустим,
умоем лица прозрачной земною кровью.
Мы будем молча разглядывать птиц небесных,
траву сухую, бегущее мимо время
и солнца луч, что играет на чистых стёклах.


Кекова редко пишет белым стихом, читала  она на вернисаже  неспешно, негромко,своим завораживающим голосом, словно возводя в  музейных стенах  свой очень земной и в то же  самое время -  небесный дом. Гармония любви и духовного сосуществования прекрасной пары (рядом со Светланой  всегда ее Руслан) теперь  вселилась  и в Наташины  прозрачные  краски, в  ее гармоничную пластику. Они с мужем  Алешей тоже  -  неразделимая пара, они построили свой  дом «на камне»… На выставке слово золотое  мягко вплеталось в  светящийся жемчуг   кисти художницы. А мы получали двойное удовольствие – от лицезрения картины и от чтения  стихотворений  , где простота изложения и подробности каким-то загадочным образом  уводят от  всего случайного и наносного.
…И был чудесный зимний вечер за овальным музейным столом, временами веселый, порою – печальный, но очень и очень теплый.  Как будто  дух Мусатова –озорной  и навсегда молодой - тихонько за нами из угла наблюдал.
                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова