May 30th, 2017

Из дальних странствий воротясь. И снова - ПЕТЕРБУРГ

ГАЛОПОМ - ПО СЕВЕРНЫМ ЕВРОПАМ



Вместо эпилога
На пароме в финале  все было неплохо, не считая задумчивого биотуалета, который  стал вдруг сливать с  северной медлительностью – часа через два после нажатия кнопки. Невероятными волевыми усилиями  я все же заставила себя выползти из-под  теплого стеганого одеяла  и,  нацепив все носильные вещи ,  выйти  взглянуть  на ночное небо. Наступили  там уже белые ночи или нет?
Небо было темное на западе, блеклое посередине, с парой весьма слабых звездочек, и - светлое на востоке,  уже в ожидании раннего майского  солнца. Картину смазывали залегшие горизонтально слои серых туч,  и пронизывающий ветер не давал долго созерцать ночные красоты.Но  все было словно  по Пушкину: «Одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса»…
Совершила   большую ошибку, не уложив чемодан накануне:  понадеялась на утро и  -  на русский авось. Да и ноги мои требовали немедленного горизонтального положения. А утром  - ночной кошмар в действии: паром прибыл   в Питер,  а  у меня  же в номере Содом и Гоморра: разбросанные вещи, которые никак не хотят влезать в один чемодан ( дома  влезали!) и  - прочно потерянный мобильник. Поискала запасной, но и тот не желал отыскиваться. Боже, а  сыны мои что могут подумать, когда на все их звонки ответом  будет молчание!  Что я осталась жить  на пароме, села не на тот паром (как будто можно перепутать пестрое оперенье нашего ), заплутала  в Питере, попросила политического убежища в  особо приглянувшемся мне северном посольстве…Фантазия моя, ничем не сдерживаемая, нагнетала новые ужасы.
Приняла единственно верное решение:  как  это ни прискорбно,  разделить вещи на два места, отложив часть в рюкзачок. И 360 рэ за двойной багаж в питерской камере хранения! Зато  злосчастная  мобила тут же обнаружилась  под ворохом  шарфов и свитеров.
Уходила я  из каюты не по-хорошему: биотуалет  работать наотрез оказался. С чемоданом, рюкзаком и сумкой  бродила по бесконечным  коридорам, тщетно взывая к исчезнувшей бесследно горничной  или хоть к какому живому существу .Обнаружила  водной каюте соотечественников, покаялась им в совершенном грехе: сломала, мол,  слив туалета : «Да они  по всей нашей четвертой палубе не работают!» - утешили  меня .
Конечно, порадовало, что я еще не добралась до автоматики судна (шведская автобусная  система  уже  от меня пострадала). Но что ж  никто из руководства судна  так и  не очнулся:  все же ЧП местного масштаба!-  не объявил аврал и не решил проблему. Шутка ли, весь наш  этаж парализовало!
Мало заботил начальство и коллективный выход в Петербурге. Собралось в тесном и душном помещении неимоверное количество народа с баулами и чемоданами, которым надо просочиться в узкий проход к трапу. Ну и дуйте, мол, себе!.. А если  вдруг какая пробоина в борту  или всемирный, скажем ,потоп? Ведь передавят друг друга.
Я кинула свой  багаж у лестницы и пошла «отдышиваться» на верхнюю палубу.Но   долго высидеть  там не могла , как ни уговаривала себя , что кому, мол, мою бебехи нужны. Как бы в такой суматохе не прихватили! Пробившись через все  кордоны усердно  напирающих пассажиров, вывезла чемодан наверх. И уже с безумной высоты «Принцессы» наблюдала за   бесконечными  людскими потоками, лившимися и лившимися с трапа. Успела бы ив каюте  соснуть,и чемодан спокойно собрать, еще и ноги йогой размяла бы…
В Питере мои приключения, к счастью, были весьма  жидкими, не считать же всерьез красный туристский омнибус, кочующий по центру, который я слишком уж  долго ждала у назначенного столба. Плюнув, уселась прямо  на каменную тумбу у какого-то дворца.  Видимо, мое поведение было мало приличным, т.к.  благообразного вида петербуржец  вынырнул из нескончаемой толпы прохожих  Невского и  настойчиво поинтересовался, не плохо ли мне , не надо ли чем помочь. А мне было очень даже  хорошо, я и пообедала в  «Копейке» за 140 рублей (отличные питерские столовые), и шоколад фирменный купила, и симпатичные магнитики (хоть здесь!). Да  эскимо съела, окончательно согревшись в неожиданно теплый северный  день.
Автобус мой  -hop-on hop-off наконец-то, прибыл,  и  я дала с ним почти два круга  (могла и больше, если б не поезд : тут хоть до восьми вечера катайся, выходи у исторических мест и снова садись в следующий  через 20 минут  красный  омнибус). И лишний раз  убедилась, что конструктивизм Финляндии - это хорошо, архитектурный романтизм Швеции – еще лучше , средневековая Эстония – вообще отдельная песня, но…Нет  ничего на свете роскошнее барокко и  классицизма города Петра, где все-все -  памятник истории , культуры, архитектуры, от первого до последнего камня. Зачем «ума искать и ездить так далеко»?!  А вот, чтобы убедиться,  и  стоило.
Назад ехала почти шикарно - одна в купе с очень  пожилой и   чрезвычайно бодрой дамой .Она все  пыталась «окрестить» меня в свою веру по здоровому образу жизни, очень недешевого, кстати, но я  держалась стойко.
Правда,  сначала не работали уже здешние биотуалеты.Что-то там закачивали, что-то у них  пропускало.Я не очень вникала, понадеявшись на честное слово начальника поезда, что на   ближайшей  остановке все исправят. Ближайшая была через два с половиной часа. И мы   еще долго таскались в соседний, недобро глядевший на нас плацкарт.
А в остальном, прекрасная маркиза, путешествие мое прошло нормально….Да,  упустила из виду одну мелочь: в  Петербург я приехала 13 мая в 13 вагоне в 13-м часу дня. И назад у меня был 13 вагон.

                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова

СОБИНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ - 2017, юбилейный.Открытие, приглашенные солисты




         ИТАЛЬЯНСКОЕ  БЛАГОЗВУЧИЕ
XXX Собиновский фестиваль целиком посвящен божественно прекрасной музыке Италии.
Что само по себе прекрасно. Начался он с оркестровой музыки, что тоже в традициях фестиваля. Здесь  «Образы Италии» ( название фестиваля) были представлены Россини, Феликсом Мендельсоном, Берлиозом ,Респиги.
На сцене – симфонический оркестр театра под управлением маэстро Кочнева. В ложе бенуар  - солирующие трубы  концертного оркестра духовых инструментов «Волга- Бэнд».Россини  дан в увертюре к малоизвестной у нас опере «Итальянка в Алжире». Виртуозное произведение, стремительное, полное юмора ,и исполнено оно виртуозно. Руки дирижера так и летали над оркестром, казалось, палочка сейчас вырвется из его рук и упорхнет вверх, к колосникам.
Немец  Мендельсон представлен Итальянской симфонией ля мажор.Написанная по свежим впечатлениям от проездки в солнечную страну, в своей  первой части она неудержима, как быстрая тарантелла, более камерная вторая часть. Третья – это полный достоинства менуэт, и вот финал – танец с прыжками, веселая сальтарелла.
Француз Берлиоз тоже использовал мотивы сальтареллы в увертюре «Римский карнавал». Неуспех оперы «Бенвенуто Челлини» побудил его написать новую к ней  увертюру,и, как отмечают, «яркую увлекательную, блестяще оркестрованную». Весь «Карнавал» композитора построен на ритмах любимого им танца. Это третье произведение открытия.
И вот - Симфоническая поэма Респиги «Пинии Рима».Итальянский композитор относится больше к 20 веку. Поздний романтизм у него уже  переходит  в  импрессионизм. Великолепные сосны, характерные только для Италии, здесь –как  немые стражи Древнего Рима . Сначала мы  буквально слышим, как шумят дети , играя в войну на вилле Боргезе. Затем панихида у катакомб  рисует все в мрачном свете.Третья часть, скорей, ностальгическая.Сосны  будто рассказывают историю распятия Святого Петра на холме Яникул. И вдруг зазвучали триумфальные  трубы: легионеры после очередной победы поднимаются на Капитолийский холм.
Не считая новаторских исканий Респиги, который даже не  разделил части поэмы (одно перетекает в другое), мы получили в полной мере привычную  слуху музыку, к тому же превосходно исполненную.
Отдельный день фестиваля  посвящен Реквиему Верди – мощнейшему из существующих произведений такого рода. Композитор, прославившейся  своей музыкальной драмой,  создал единственное произведение  не  для оперной сцены, оплакивая умершего отца и близких друзей. И сам дирижировал первому  исполнению в 1874 году в соборе св. Марка в Милане.
Но и это  создание великого итальянца живет в опере. Его тут же исполнили в Ла Скала, в ведущих театрах Европы – Парижском, Венском, Петербургском. «Реквием»  открывал и  один из  наших Собиновских фестивалей.
И вот он зазвучал с новой силой в исполнении оркестра, хора театра и Губернского театра хоровой музыки Людмилы Лицовой..Четыре солиста - лауреаты Международных конкурсов Илья Говзич (тенор), Светлана Курышева ( меццо), Виктор Куценко ( бас) и приглашенная из Самары Татьяна Гайворонская (сопрано) блестяще исполняли  партии, которые композитор насытил поистине оперной выразительностью. Романтическая, напряженная,  с нарастающим трагизмом второй части (День гнева) и величественным хором, заканчивающейся  смирившимся с Неизбежным  ( (участвует весь квартет) в   невероятно красивом Дне слез. Возвышенный Свет вечный  сменяется мощным эпилогом, где на первый план выходит сила духа  такого слабого смертного.
Верди всегда  потрясает. Мне рассказывали,  как на одном его Реквиеме в каком-то театре случился пожар.Да и у нас в прошлое  исполнение дымился  верхний прожектор, а осветитель рядом не наблюдался.
Балет прошел пока один – «Ромео и Джульетта» Прокофьева, с участием солистов  Мариинского театра. Здесь итальянское только место действия – маленькая Верона, где вспыхнула, сверкнула кометой и погасла под тяжелой плитой семейного склепа любовь юноши и девушки .Особенно юна и прекрасна была питерская гостья Рената Шакирова, победительница проекта канала «Культура» «Большой балет». И в ее выразительном исполнении печальная повесть Ромео и Джульетты выглядела еще печальней.
Верный обещанию показывать параллельное искусство, худрук фестиваля Юрий Кочнев включил в программу концерт Энрико Колонна «Золотые  голоса Сан-Ремо».
Итальянец  Энрико не раз участвовал в престижных фестивалях песни  в Сан-Ремо,  когда-то тоже удостоился титула «Золотой голос Италии». Сам пишет композиции и дает множество концертов по всему миру, Россию объездил всю. Ведь  жена у него русская. Но очень сильно волновался перед концертом в Саратове, даже есть отказался: все же  оперная сцена,  идет серьезный фестиваль классической музыки и пения.
Но у Энрико очень  хороший помощник – Леон Коста, мультимузыкант и певец. Особенно они здорово  распелись во втором отделении.То Леон запевал какую-нибудь добрую старую мелодию – хит 80-х, то Энрико.Всем известные композиции Альбано , Кутуньо и др. вызывали в слушателях новый прилив радости и аплодисментов. « Sono un italiano, un italiano vero», - мелодично заводил певец, и всем  хотелось повторять за ним  слова про истинного итальянца.
Спел и на английском- знаменитый «Американо»,и даже по-русски исполнял что-то. «Очи черные» я смогла узнать  только по мелодии. Выходил на сцену маленький сын Энрико –черноволосый Микель ( Микельанджело) в забавном красном цилиндре.Он пел природным красивым голосом и очень  хорошо кланялся. Меньше понравилось выступление крупной блондинки Ирэнэ,  поющей телеведущей кулинарных шоу. Она пластично  двигалась по сцене .Но…или в сладкозвучной Италии нынче в моде пронзительные голоса?..Концерт продолжался три часа-  участники а выложились по полной.
Успели мы посмотреть и две оперы.Начну с радушных впечатлений от «Риголетто». Сильный состав, великолепные солисты, наши и приглашенные. Достаточно сказать, что  ведущие партии пели Виктор Григорьев, Марина Демидова, Роман Гранич.А в главных  блистали солистка оперных театров Генуи и Неаполя Дарья Коваленко (Джильда) и солист Московского театра «Новая опера» Нурлат Бекмухамбетов (Герцог).
Волшебный итальянский язык, красивейшая, полная накала и драматизма музыка Верди, дивные голоса прелестной белокурой Джильды  и  юного лучезарного Герцога (давно мы не слышали такого необыкновенно лучистого тенорового голоса) – все сплавилось в драгоценное ожерелье великой оперы. Не мешали даже непонятные крылышки, надетые всем без разбору, и ящики из  набора Кио,в которые зачем-то засовывали бедняжку Джильду и долго ее потом в них  искали. Грязного вида занавес  казался  пыльными кулисами , наскоро  прихваченные суровой ниткой( режиссер Д. Белов).  Бедный шут выходил в каком-то подобие женского купальника.
Но я вспоминала прежнюю постановку, где действие происходило  вообще…в общепитовской столовой, а у Риголетто был страшно вытянутый голый череп, как будто его туго пеленали с рождения, и радовалась, что шут здесь не авангардный,не гиперболизированный . Что  ходит  он прихрамывая, а уж играет… Трагические роли – просто конек заслуженного артиста России Гранича. От зло вышучивающего вся и всех уродца – к нежному беспокойному отцу  - к угасшему,  раздавленному горем старику, убившему собственную дочь… Он проходит этот путь органично,  без видимых усилий. Прекрасна и несчастна гибнущая за любимого дочь, все так же  мил Герцог с его легкомысленной песенкой про сердце красавицы. Осталось рассказать про новую «Аиду», вот только сил наберусь…
                                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова

                                                                         (Продолж. следует)