August 6th, 2017

САРАТОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СХ РОССИИ, выставка учеников Леонтьевой и Золиной



ЛЕТНЕЕ РАЗНОЦВЕТЬЕ
После всех бурь в художественном мире Саратова, вызванных выселением живописцев из мастерских, вторая половина лета внесла некоторое умиротворение
Многие получили мастерские на ул. Кутякова, вселились, отремонтировали, что смогли, и открыли свои двери для желающих познакомиться с саратовским искусством. Возобновились регулярные выставки и в Союзе художников на ул. Рахова.Большая, по –летнему нарядная, разнообразная выставка «Радость бытия» представила творчество студий двух заметных художниц Натальи Леонтьевой и Светланы Золиной.У Наташи солидный опыт преподавания - художественная студия вместе с учениками перешла к ней от незабвенной Анны Гладкой. Светлана занимается с учениками несколько лет. Обе - ученицы и постоянные участницы студии Владимира Мошникова , известного художника, теоретика и основателя хвалынских пленэров.Хвалынск для них – вторая родина.
Со своими взрослыми учениками ( в «мирной жизни» они юристы, инженеры, учителя) руководители студий показали весь живописный спектр ,самые разные направления и стили.Так, как учил их Володя Мошников, как учат они сами, проходя по вехам мировой живописи . Ученики талантливые, и радость бытия при виде сверкающей на солнце волны, ажурных звездочек сирени, лабиринта городских улочек умеют переносить на лист и на холст .
Они во многом, как художник Александр Куприн (некоторые кубические натюрморты с явленной структурой предмета очень его напоминают) ,«пережили, проверили своими собственными руками, испытал почти все художественные увлечения и манеры». Наталья часто проводит тематические выставки с учениками. А здесь не так: вольно показано, кто в чем силен, кого к какому берегу «прибивает». Удивительно, но такая экспозиция не выглядит лоскутным одеялом.И ее тематическая пестрота не утомляет.
Пройдусь беглым взглядом по некоторым работам. Уже известная нам по другим выставкам Бельская превосходно решает тему зимы: снег на крыши избушки «настоящий», глубокий, с тонкими цветовыми переходами. У Хабеевой окна
преломляются и утекают, теряя форму,  напоминая тем леонтьевский стиль.
Сдержанная колористически , но оттого не менее выразительна перспектива улицы с сидящим на земле стариком.Крепко сколочена композиционно картина «Плотик». Она и по цвету красива. Любовно написаны «Лошадки» с опущенными головами. Плоскостный, предельно обобщенный образ вечернего города соседствует с городом цветным, веселым, с радужными пятнами мостовых, домах, в чисто умытых небесах.
Композиция с тюльпанами вроде безыскусная - головки их смотрят прямо. Но автор сумела придать им динамику и стремление вверх. Поле лаванды превращено в летний ковер с гармонией цвета и нежными мазками неба, поля, луга. Ирреально мозаична уходящая под воду Венеция. Сильно аукается с  нервной кистью Ван Гога симпатичный луг под синим небом , в зубчатой линии леса. Торжественная «ограненность» натюрморта Каревой прямо отсылает к Хуану Грису с его элегантным синтетическим кубизмом, «живописной архитектуре».
И почти рядом – пейзаж, скорее, в староголладском духе, с традиционными синичками, тыквами и… сложными диалогами художника с желтым цветом, от лимонного до оранжевого. Роскошь пышных пионов , «вертикальный»граненый  трамвай, писанные с рыловской легкостью березки… Юристы, инженеры, учителя, отложив на время своды законов, чертежи и ученические тетрадки, берутся за кисти и краски и – создают настоящую живопись, графику. Учителя-то отменные!
                                                                                                                                                  Ирина Крайнова

ДОМ КУЗНЕЦОВА.Экскурсия по Эрарте.



                  ГРАФИЧЕСКИЙ СЕВЕР В КУЗНЕЦОВСКОМ
Уже второй месяц в Доме Кузнецова продолжается выставка  петербургских художников «СПб. Графика.RU», подготовленная «Эрартой» .
Это вторая выставка лучшего в России музея современного искусства. Впервые «Эрарта» побывала у нас два года назад. Как сообщает пресс-релиз, здесь действует «целый ряд героев современной арт-сцены, заметных в мире петербургской графики». Это Андрей Ветрогонский и  Александра Гарт, Борис Забирохин и  Анастасия Зыкина, Юрий Зверлин и  Юрий Штапаков, Арон Зинштейн и Вячеслав Михайлов… Зоя Норина, Владимир Комельфо, Николай Симановский, Алексей Штерн, Екатерина Посецельская.
Решены произведения всеми основными графическими техниками.Офорт, акватинта, сухая игла, ксилография, литография, шелкография, монотипия, гуашь, акварель, пастель, масляная пастель, графит,  тушь, смешанная техника. К сожалению,  не смогла побывать  на открытии выставки, зато попала в августе на   авторскую экскурсию Владимира Назанского – куратора музея «Эрарта» по выставке, блестящего искусствоведа и рассказчика. Он отметил  вкус, отбор и  умелое размещение экспозиции наших музейных сотрудников. И переходя из комнатки в комнатку музея,  поведал интереснейшие истории о жизни и  творчестве петербургских художников-графиков. Вот  некоторые из них.Андрей Ветрогонский.
Многие помнят картины отца, академика, замечательного художника, который никогда не писал портреты вождей. Трудно быть сыном знаменитого отца, надо соответствовать. Выставки у них до сих пор в основном, парные. Художник работает в полутораэтажном домике, доставшемся ему от отца, на улице Литераторов, что  на Петроградской стороне. Во дворе дома жил Филонов, тут была квартира Мейерхольда. Все его пейзажи – с видами Петербурга, и наиболее легкий, артистичный  из них, в стиле 20х годов, показывает набережную Лейтенанта Шмидта, откуда из России  ушел печально знаменитый «философский пароход». Андрей  - председатель секции графики в Питере.
На шестом этаже, в башенке  старинного петроградского дома без лифта  живет Владимир Комельфо. Ему пришлось продать свою квартиру, чтобы реализовать  проект «Рождество 2000 года в Антарктиде». Его жена Мельникова была «потомицей» капитана Беллинсгаузена, который открыл   белый континент.Фамилия Комельфо образована от соединения Фомичева, Мельниковой и Ко. Капитан родился на эстонском острове, чем очень гордились в Эстонии, пока  там не изобрели скайп. На самолете художников  доставили в Антарктиду, и там  они действительно  провели выставку на металлических тросиках среди… морских львов. Владимир очень фотогеничный, и когда долго  не покупают его работы, какая-нибудь телепрограмма снимается в интерьере его  колоритной мастерской. Когда жена тяжело заболела, он носил ее в мастерскую на руках.Прошло несколько мучительных лет после ее ухода, и художник соединился  с другой. Они подписывают свои работы «Комельфо и Норина».Раньше она была реставратором тканей.Свою манеру письма, где «акварель неоднократно наносится и смывается, достигая не акварельной глубины и плотности,  она переняла у Владимира» .
Многими техниками   владеет  и Николай Симановский, окончивший «Муху».Он и телеведущий в передачах  по искусству.
Страдая тяжелой формой аллергии,  художник   не всегда мог писать красками и стал фотографировать выставки вернисажи, картины.  Когда  это делает художник,  он понимает, как  это должно быть. У Николая есть  сайт, где он выкладывает все художественные выставки Петербурга (открываются по нескольку в день). Он пишет стихи и рассказы. В художественном  творчестве его интересует непарадный пейзаж – постиндустриальный. Вечерние железнодорожные пути, городские «фабричные» окраины  в сумерках –его особая тема.Фигур  там практически нет, сознание растворено в пространстве.Еще очень характерны  для Симановского  ночные мосты с огнями. Его называют «хронистом и добрым гением текущего петербургского искусства».
Буквально о каждом авторе куратор выставки  рассказывал    столь  увлекательно и доброжелательно. Увы, Кузьма Прутков на страже размеров  моей заметки.
                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова