November 21st, 2017

ГАСТРОЛИ .Новокузнецкий драматический театр



ВЕСЕЛЬЧАК  ИВАН, НЕВРАСТЕНИК  ИВАНОВ,
                                                                                                 БУЛГАКОФФ-БУФ...


С обменными гастролями у нас побывал  Новокузнецкий драматический театр.  Наша Саратовская драма в то же время показывала три спектакля в Сибири.

Сибирь прорастает театрами
Сначала мы познакомились с  сибиряками на пресс-конференции, где красивая молодая директор Марина Евса  и два ведущих актера (как я смогла убедиться – блистательные актеры) Илона Литвиненко и Андрей Ковзель  в два счета   доказали, что театр у них  молодой  (по составу тоже), несмотря на свой почтенный возраст, креативный и многоплановый . Недавно  их старое здание пережило полную реставрацию, появилась Малая сцена. У   сибирской драмы нет  ни главного режиссера, ни художественного руководителя, но сейчас почти везде так  – приглашают столичных выпускников с режиссерским образованием , те ставят  спектакли в разной стилистике. Детского театра в городе  не завели , местная драма взяла на себя и эту  заботу. Талантливый коллектив,  легкий на подъем, когда речь  идет   о театральной игре,  каждую осень   устраивает волшебную Ночь искусств  - в духе Достоевского и еще в разных «духах».
Сибирь  вообще богата  актерскими талантами,  театральными лабораториями, фестивалями. За Уралом очень  деятельная Мельпомена! Это я узнала от Александры Лавровой, светлой памяти редактора «Страстного бульвара» - журнала СТД России.  Коренная сибирячка, она много ездила  на родину и  увлекательно писала о тамошней театральной жизни.И вот первый спектакль гастролей - «Иванов» Чехова в постановке  известного петербуржца  Петра Шерешевского.Его   показывали на  «Золотой маске».
Практически нет декорации – только белый куб на сцене, слишком  высокий для  непрерывного действия.  Только квадраты на арьерсцене–рябь  и помехи, как в старом телевизоре, словно   ловят героев в социальную  сеть, из которой  им уже не выбраться. «Ну, опять осовременили Чехова!» -   подумала я . Мысль как пришла, так и ушла. Театр постмодерна, с его нервной пластикой ,  с бесконечными метафорами и ребусами,  уже втянул меня в свое игровое поле.
На сцене два очень сильных актера  - Иванов Андрея Ковзеля и  Сарра Илоны Литвиненко. Из «живых героев »  (многие эпизодические напоминают марионеток, придан им и Мишка, что на театре  уже давно -  общее место) еще доктор Львов Александра Шрейтера –худосочный,сардонический , беспощадный в своем молодом чистоплюйстве. Да эта спетая  парочка –  нищенствующий граф Шабельский (Анатолий Смирнов)   и ловкий болтун  управляющий ( Андрей Грачев). Лебедев же  здесь настолько «лицо эпизодическое», что  даже жалости  не вызывает (что можно сделать с  такой  «безвольной» ролью, блестяще показал Андрей Попов, великий актер ушедшей эпохи).У управляющего тьма   прожектов обогащения. Граф тоскует по Парижу и могилке  любимой жены. Пьянки-гулянки давно превратили его  в «деклассированный элемент». Но  даже такой Граф (очень обаятельный у артиста) не способен   «нырнуть, как в прорубь» - жениться на толстой, богатой, глупой вдове.
А что удерживает от свадьбы с милой, умненькой,  горячо любящей  его девочкой  Иванова? Герой говорит мало, он проходит по сцене согнутой деревянной походкой, проходит сквозь действие, мимо других героев. Ходит как маятник – снова и снова.Доктор ему пеняет, Сарра его  заклинает, Сашенька (Полина Зуева) пытается  его встряхнуть .Да вы  хоть загляните  ему в лицо,   в ад кромешный, который он сам  давно себе устроил. Неврастенику не нужно никакого «людского суда».Какие свадьбы, какие любови!..И совсем  не обязательно рисовать мишени, чтобы нам  это понять.Достаточно силуэта человека на стене - все, что   от  него осталось.
Цитата из Чехова  очень к месту: «Обыкновенный человек  ждет  хорошего  или  дурного извне, а мыслящий  - от самого себя». Столько раз видела «Иванова»,  и  - с гениальным Смоктуновским в МХАТе. А первый раз его поняла. Был сильным,  смелым, неутомимым . Надорвался. И  нет у него  уже ни  любви, ни жалости ни к себе , ни к другим. Печорин  - предтеча, Зилов -  прямой потомок  герою.
Венецианско-русская история
В спектакле две  ключевые сцены. Объяснение героя с Сашенькой и поцелуй на этом немыслимом кубе,  когда их застает Сарра. Красивая, сильная, все еще любящая женщина, уже подточенная болезнью. Сарра внизу, под целующимися, на  голове ее бумажный колпак без  глазных разрезов. Такие же надевают другие герои. Все слепы и глухи к тоске и метаниям  Иванова .Не понимают.
В другой  сцене Сарра говорит с мужем, дрожит вся и держится за воздушный шарик. Но  это  чахлая опора. Сейчас муж  выговорит  эти злые, непоправимо чудовищные  слова, и   красный шар  улетит из ее слабеющих рук. А  сцену засыплют  снежки  цвета  смертного кашля женщины, потерявшей из-за любви всё -  дом, родителей,  обеспеченную жизнь,   теряющую  последнее -  свою  любовь. Сарра умрет  не через год, как прописано у Чехова, а сейчас, сию минуту. С этим нельзя жить.
Иванов  пока жив ( сеть социума крепко держит ),и среди  заполнивших сцену  кровяных шариков  идет  все в той же  застывшей позе,  еле волоча  ноги…
Интересны здесь  костюмы ( художник –постановщик Александр Мохов, художник по костюмам Мария Лукка)– свободные светлые хламиды. В черном  ходит только похожий на ворона доктор. У Иванова хоть рубашка белая.
Между  двумя вечерними  спектаклями смотрела премьеру театра «Конек-Горбунок»,получив  удовольствие  от певучего ершовского текста,   от его  очень зрелищной подачи. Замечательно броски костюмы и декорации (художник Елена Сорочайкина) Превосходна музыкально-танцевальная стихия, в которую вовлекается  зритель . После каждой сценки  - раздольная русская плясовая . Ивана  играет артист, которого природа наделила веселой бесхитростностью и  редким   человеческим обаянием( 
Олег Лучшев). В паре с ним  - удивительный Александр Коробов, он не пытается играть с маленьким зрителем в поддавки. Его Горбунок -   умен, насмешлив,  верен своему наивному другу.  Их  антипод  – завистливый  царский наушник в превосходном исполнении Александра Шрейтера...А сколько  чудес всяких-разных! Жароптицево перо  и вправду горит и сияет,  стремительные   подскоки кобылицы и   красавцев-коней  дают ощущения полета, красные одеяния сказочных птиц пламенеют в  темноте сцены. Солнце и Месяц, перемещаясь  по небу, облачаются в сверкающие одежды и роскошные  маски венецианского карнавала. Увлекся, правда,постановщик    обилием  арий и  эстрадных хитов ( сильно перебрал в  карнавальной сцене).Но с кем  не бывает.
  Смокинг и желтые ботинки
Третьим спектаклем была «Зойкина квартира - тоже в постановке Шерешевского,  и я   уже предвкушала  новую встречу с умной режиссурой.  Да  и с Булгаковым, чья парадоксальная  драматургия восхищает меня даже больше его прозы. ... Не сложилось.
Там  много чего есть.  Прекрасные актеры Литвиненко, Ковзель, Шрейдер, которым,  очевидно,  по силам любая роль. Зоя в исполнении актрисы - очень  эффектная   женщина ,  проницательная, просчитывающая все  ходы, как опытный шахматист.  Под стать  - свалившейся ей  на  голову братец, который, конечно, никакой  не брат, а подельник и бывший любовник . Аметистов в виртуозной игре Ковзеля   - артист своего дела,    прямо наслаждается    новыми личинами и   масками.  Врет вдохновенно, с размахом.
И Абольянинов- Шрейдер  с его старомодным понятием   чести  не выглядит  несусветным глупцом : он  правда стесняется взять деньги  за выступление. Иронически  подавая своего героя, Булгаков  не уничтожает его  смехом, как  Портупею (а председатель домкома здесь Аллилуйя, как назывался один довольно развязный фокстрот).  Ведь какая забавная   последняя реплика Графа  к…неизвестным, пришедшим их с Зоей арестовать: «Простите, пожалуйста, к смокингу  ни в коем случае  нельзя надевать  желтые ботинки». Дурачок ,не  понимающий  ситуации?  Или гордый человек, скрывающий свои чувства? Жаль, постановщики  эту фразу вырезают.
Хороша троица: Китаец –Манюшка –Китаец  (Андрей Грачев - Полина Зуева - Евгений Лапшин), поединок "за даму" на ножах   выигрышно подан  и удачно за ширму спрятан.Сцена превращена в манеж, где  действуют фокусники, жонглеры, укротители.  И Зоя  здесь главный иллюзионист.Она   является из черной будки Кио,а червонцы Аллилуйи   все  наизусть знает. Всё  здесь учли ,   есть и  портрет Маркса, и томной  дамы, сменяющей его ночью,  и Гуно, как в пьесе, звучит  в прологе. Только  Булгакова здесь нет. То есть вначале  он как будто есть, а потом куда-то исчезает. Как в аттракционе.
Долгое цирковое представление (почти 4 часа) с маленькими смешными человечками   постепенно вытеснило  тему любви и другие важные темы , плюс  откровенное комикование, премьерство  любимца публики Аметистова...Театр  и не скрывает: «спектакль представляет собой аттракцион с элементами   иллюзиона, циркового искусства, театра кукол». И    умница Зоя вдруг    как-то навязчиво-вульгарно выставляет  и выставляет ножку в подвязке,  а   почти  Бендер ,то, бишь, мсье    Аметисов , уже   повернулся  к  залу, срывая  добавочные аплодисменты;  и ну  совсем   не трогает сцена «разоблачения»  невесты Гуся, его-ее переживаний. Аттракцион, господа,  комедия-буф.
Одномерное пространство  постановки отбирает и   у  Зои   ее горькую  любовь . А  с чего  ей биться за  этого  нелепого Абольянинова?! Нельзя любить  белого клоуна. Вот такие невеселые мысли родит  у меня сей веселый многочасовой «чёс».

Спектакль имел грандиозный успех у  нашего  зрителя .Куда  больше, чем невероятно тонкий «Иванов».
Цитата из  интервью  самого режиссера  : «А зрительский успех - вообще очень сомнительная штука… чем меньше творческих задач ставится, чем примитивнее театральный язык, тем зачастую восторженнее принимает такое творение «широкая» публика». Развлечение  - дело  хорошее. Ну а  Михаил Афанасьевич им   на что?
                                                                                     
                                                                               
Ирина Крайнова, член СТД России, фото с сайта театра