March 31st, 2018

ХУДОЖНИКИ САРАТОВА. Выставка учеников НАТАЛЬИ ЛЕОНТЬЕВОЙ в ОДРИ

        ДАМА БЕЗ ГОРНОСТАЯ

Наша чудесная  саратовская художница Наталья Леонтьева, ведущая две «взрослые» студии, продолжает дивить новыми необычными выставками своих учеников.
После  их «нашумевших» пышных  фламандских натюрмортов,  после  выразительных пейзажей,  после картин на природе с  любопытной «вписанностью» себя в пейзаж в студиях перешли к изучению портретного искусства,  одного из самых сложных жанров. Живописец, как известно,  растет на копиях. Вот и Наташины ученицы «разобрали»  разные  стили – портреты эпохи Возрождения, импрессионизм, экспрессионизм …Они  попытались  перевести великие произведения в пастель и хотя бы прикоснуться к   почерку старых мастеров. Получилась большая ,полноценная выставка в   широких коридорах областного  Дома искусств. Портреты, в основном, женские, поскольку  состав студий женский.
Мадонны  глядели на нас  со всех сторон, у входа в зал уверенно улыбалась та, которую называют  Джокондой. Не она, конечно, а  то,как увидела ее самодеятельная художница. Некая  гламурность  сквозила в узнаваемых чертах лица с тонкими  ниточками губ. Но разве повторишь улыбку Моны Лизы? Никому  не  под силу. Говорят, Леонардо  накладывал множество  женских улыбок друг  на друга, чтобы получилась  одна, ускользающая, как ухмылка чеширского кота.
Лучше всего  получилась у начинающих живописцев   тоже знаменитая  «Дама с горнастаем» да Винчи . Точнее – без горнастая. На двух портретах в ОДРИ -  только  ее лицо строгой чистоты и  повернутая высокая шея с прелестной головкой. Может быть, то, что  произведение   не  совсем леонардовское  ( как утверждают исследователи)-  с позднейшими  «записями» других художников -  облегчило задачу ученицам. Во всяком случае,Чечилия - возлюбленная герцога  Миланского  -хороша  на всех  портретах ( у учениц  тоже, но   по-своему) .Недаром поэт
Бернардо Беллинчионе посвятил ей сонет и  стихотворение:
«– Природа, сердишься, завидуешь чему-то?
– Да Винчи, что звезду земную написал,
Чечилию, чей взгляд прекрасный так блистал,
Что солнца лик сумел затмить он на минуту…»

А прозой  добавил: «Ломбардским увальням и обжорам дан прекрасный урок: в конюшне, полной навоза, тосканец сумел отыскать перл чистоты и изящества, лютню, бренчание которой заглушает пьяные вопли этих наглецов и бездельников»…
У Светланы Шаровой  на ее портрете «Дама»   изображена  вполне  земная; тонкий, аристократичный лик этой  полудевочки-полудевочки точно    уловила Любовь Кобелева. У Шаровой  еще есть женские головки -  с  остро схваченными характерами.Ренуаровским образам на выставке не хватает   всепобедающей женственности, которую так виртуозно передает   кисть  замечательного импрессиониста. Зато дама с портрета  Лотрека   написано сильно – схвачена  и в линии, и в  цельности облика. Шарден,Гейнсборо, Ван Гог,Анатолий Зверев – портретисты, работавшие совсем в разных манерах,   что очень  хорошо:  в экспозиции работы редко  повторяются.
На вернисаже ученица Натальи Владимировны рассказала, как сначала   они даже расстроились,  узнав, что будут заниматься таким  трудным жанром, как портрет. Посмотрят знакомые, родные, скажут – не похоже…Хорошо, что Мастер  поставила перед ними совсем другие задачи. Не столько сходство внешнее, сколько сходство живописной эстетики – при своем  собственном отношении к модели.
Я смотрела выставку и  вспоминала историю с наивисткой Надеждой Федоренко. Многих удивил (если не шокировал) автопортрет Петрова-Водкина, скопированный самодеятельной художницей и выставленный однажды  в Хвалынской картинной галерее. Один глаз выше другого, лицо перекошено…  Что за притча? «Да она лучше самого Кузьмы написала!- заступилась за наивистку  директор галереи превосходный искусствовед Валентина Бородина. - Столько  вложила  в работу экспрессии, чувства!» Да, этого у Надежды Петровны  не отнять. Ее работы энергией своей за версту бьют.
Думаю, и  ученицам Леонтьевой не стоит бояться  «непохожести», у них другие задачи:   получше освоить  этот важнейший жанр изобразительного искусства, изучить технику пастели, пройти вместе несколько веков истории живописи  .   И новая экспозиция леонтьевцев  выглядит  очень  достойно.

                                                                                                                                                                                                                           Ирина Крайнова



ХУДОЖНИКИ САРАТОВА.РОМАН БЕЛЯНИН , вернисаж в клинике Св. Софии


                                                 
                                                                         ЦВЕТ ГРАНАТА 

Ну и «Вкус граната» тоже, как изящно  назвал свою выставку художник Роман Белянин в клинике  Св. Софии
Вкус вина в бокале и сока в стеклянной баночке на вернисаже.  Терпкий и сладкий привкус его в неожиданно большом натюрморте, где как будто  и нет  никаких гранатов – только тяжелые сизые грозди винограда, только алый румянец яблок, только пурпурные тона   драпировок   и тканей . И  сочные, словно  раскрытые   рубиновые  уста  граната в  миниатюре, которые Роман писать мастер.
Время от времени  он отмечает  новое  состояние природы  - одним-двумя взмахами кисточки. И вот уже  на его  маленькой картине уютно спит в голубоватых  снегах  город,  и просыпается  природа вместе с нежными ветками  черемухи, и  мягко зеленеет не тронутая еще   сухим жаром июньская трава. Художник  показывает этюды в фейсе –   ценители его творчества спешат «записаться» на очередную Ромину картину. Ценители  на редкость гармоничного   сочетания цветов, быстрых, точных мазков и  соотнесения  их с обрамлением -  рамой . Словом, той    утонченной живописи, которая   постоянно меняется, проступая, как древние письмена, живой вязью.Она меняется в жанрах, в  темах,в находках художника, оставаясь  неизменной в главном. Как пишет историк искусства Элеонора Белонович, произведения Белянина написаны в духе классических живописных традиций.
Сейчас стали  шарахаться  от слова классика. Но  в рамках традиции уживаются очень разные эстетики.Слово вкус , пожалуй, ключевое в творчестве Белянина ,безупречного по   композиции и колориту.Как замечает Белонович, «художник порой работает практически в одном цветовом диапазоне, подбирая нежные сочетания, подчеркивающие и изысканные свойства предметов, и тонкие состояния природы». И  приводит в пример как раз его  натюрморт с гранатом, где он дает  разные градации красного.
Если очень  разные люди, художники, искусствоведы или журналисты, одними и теми же   эпитетами отмечают   авторский почерк ( нежный, изысканный, тонкий), - значит,  так оно  и есть.
Выставка в клинике развернулась в  коридоре  и небольших комнатках, где как нельзя лучше смотрятся  камерные работы Белянина. В основном, последних лет, хотя есть  несколько работ из   90-х. Чарующе  загадочна венецианская маска, выплывающая  из южной тьмы. И  этот  портрет в профиль,  тоже похожий на персонаж ночного карнавала. Легка и точна кисть художника в  женских силуэтах.Вот  здесь все оттенки коричневого. Нарядность,театральность   придают  им свой шарм.
Зима и лето в едва уловимых касаниях  и мазках. Груша, чью желтую  округлость   подчеркивает лишь  черная линия  черенка. Ирисы,  уже опустившие  свои красивые головки на светлом фоне,  они  просто срослись  со своей  темной   рамой в  духе модерн. Ее несовершенства  дают  добавочный акцент. Недаром Роман  учился дизайну в Боголюбовском училище.
Но вот    все громче заявляющее  о себе направление. Портреты. Есть   вполне  реалистические, которые художник, одинаково сильный в пейзаже, натюморте и портретном жанре, писал и  раньше. Они всегда псхологичны, как чуть забавный и  немного сказочный образ Лопатеуса.А  этот, шутливый,с тараканом в голове!
Мое внимание остановили  два этюдных наброска , не помещенные в центр экспозиции, не   привлекающие габаритами ( по-прежнему «боголюбовский размер»). Человек в  долгополом  тулупе  на фоне стены с обнажившейся кирпичной  кладкой,  в шапке  с торчащими в разные стороны ушами, в бесформенных  ботах... Можно  и не заглядывать в  его лицо,  прочтя судьбу   по нелепой, не по росту одёжке.
На другом от человека осталось  только лицо привыкшего покорно  тащить  воз  жизни, не ожидающего  для себя впереди  ничего хорошего. Глаза его черны, в них – пустота. Пусть  эскизно, пусть  малый размер. В нем  уже проступают  черты  «потерянного поколения» .
Роман Белянин, художник  безупречного вкуса,  пробует  на цвет  и на вкус  новые грани жизни  и таланта. И  это  интересно. Сейчас у него задумана серьезная работа  о нескольких поколениях. Как  это будет выглядеть, не угадает  никто.   
                                                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова