May 3rd, 2018

Театральная Москва.Театр НЕДОСЛОВ на гастролях в САРАТОВЕ. "УТИНАЯ ОХОТА"

    Вампилов.jpg   РУЖЬЕ НЕ ВЫСТРЕЛИТ

Как будто нарушая   все каноны драматургии.Но целиться  из него будут достаточно
Дуэли давно  отменены, а то   непременно  вызвали  бы  того, кто сумел разом оскорбить всех, даже девушку, которую называл святой. Месть «друзей» равновелика их  обиде –  обидчику  посылают траурный венок. Вы, конечно, догадались, что речь идет об «Утиной охоте», вершинной пьесе  в  творчестве Александра Вампилова.
Критик  Марк Липовецкий сравнил  Зилова с Печориным: прямо «портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». И   называл его  самым свободным человеком во всей пьесе,  способным на самые непредсказуемые  поступки. Да и  мужского обаяния у  него  не занимать. Автор, дав  краткие ремарки, сразу  определил психофизику своих героев. Виктору Зилову   «около тридцати лет, он довольно высок, крепкого сложения; в  его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от  уверенности в своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в разговоре у него сквозят некие небрежность и  скука…» .
Это  позволило режиссерам спектаклей и экранизаций приглашать  самых харизматичных актеров поколения. В театре Ермоловой  Зилова играл Владимир Андреев, в МХАТе –Олег Ефремов, в фильме - Олег Даль. В постановке МХТ им.Чехова  - Константин Хабенский , а на новом витке ермоловского театра -  Иван Янковский,  очень похожий на деда, который сыграл   почти  Зилова ( или его кровного брата) в фильме Балаяна.
Зилов  Олега Селянинова в спектакле  Московского театра  НЕДОСЛОВ тоже высок, крепок,  по-мужски привлекателен. В нем нет разъедающего скепсиса  героя Даля и   мягкого обаяния  персонажа Хабенского.  Подходя к критическому порогу-   тридцатилетие , этот  Зилов листает страницы жизни, мучительно пытаясь  понять, что было  не так и почему вокруг  него  не те,  работа  не та,  живет не с той
Когда-то Евтушенко умел диагностировать  такие состояния: «О, сколько/нервных/и недужных,/ненужных связей,/дружб ненужных!»
Нет,  герой  не утратил своего  несокрушимого остроумия, редкой способности повернуть  любое явление другой стороной. Он  потерял вкус к жизни, и только охота ,эта  хрустальная мечта , еще греет его.Когда он описывает  поездку туда, бегство на природу,в нем просыпается поэт: «Ты увидишь, какой там туман - мы поплывем, как во сне, неизвестно  куда.  А  когда  подымается солнце? О! Это как в церкви и даже почище, чем в церкви... А ночь? Боже мой! Знаешь, какая это тишина? Тебя  там  нет,  ты  понимаешь?  Нет!  Ты  еще  не родился. И ничего нет…».
Он хватается за дружбу с непробиваемым Официантом, за исчезающую на глазах любовь жены, как за спасательный круг. « О, кто-нибудь,/приди,/нарушь/чужих людей соединённость /и разобщённость/близких душ!» Но когда эта  юная кто-нибудь ( чиста , прелестна  как свежий бутон   героиня Ирины Христовой), приходит, Зилов  и ее отталкивает, причем очень  грубо.
Только  одного человека он слушает и где-то в душе боится. Это Дима-официант, в исполнении Александра Арчебасова совершенно бесстрастный, с холодным взглядом современного делового человека. Бесстрастно вышибает из друга  последнюю мелочь  в день траура  по  его отцу, бесстрастно и тихо (без свидетелей) бьет ему   скулу «за лакея», бесстрастно стоит под ружьем, когда обезумевший Зилов целится в бывших друзей.Почти бесстрастно...
Этот поединок  Зилов выиграл. Теперь опасаться его будет он, Дима,неустрашимый стрелок,не знающий промаха. Как пишет критик Елена Гушанская,  тот   даже «не знает, что окружающий мир живой, что в нём существует любовь, а не похоть, что охота — не физзарядка со стрельбой в цель». Зато  он  уже знает, что  «мазила» Зилов , над которым смеется   и собственная жена (хороша в этой роли  статная и строгая Анастасия Несчастнова), может запросто  убить. А может, и убьет его на охоте.
Если…ЕБЖ. Финал спектакля, где актер подходит к  авансцене как окну и  будто делает шаг в него,  показался открытым. Я знала, что окно квартиры Зиловых  совсем в другом месте –справа , там все время шумел  дождь. И все же,  все же, все же …
И все остальные герои поразили точным  попаданием в образы, бегло очерченные в психологичных  ремарках автор . Кузаков (Ермек Жаслыков) "яркой внешностью он не выделяется… в обществе он обычно в тени, на втором плане", но наблюдателен и памятлив. Саяпин (Роман Коновалов) -  «вид у  него весьма простодушный… любит посмеяться. Часто  смеется  некстати,  иногда, даже себе во вред» .Именно «простодушный» Саяпин придумает   адскую шутку с «похоронами» Зилова. Начальник Кушак ( Сергей Серёгин) -«вне учреждения весьма неуверен в себе, нерешителен», но на работе  придирчив   и полон сознания своей значительности.
Вера  Антонины Пичугиной, как и следовало ожидать, эффектна и неотвязчива.Но  как раз  Верочка спасет зарвавшегося  Зилова  от избиения. Валерия  Дарьи Катиди красива, умна, сверхрешительна. И все вместе  они составляют чудный ансамбль, который пластично движется под запоминающуюся  музыкальную тему (группа «АукцЫон» - музыкальное оформление  Александра Поляка), то образуя полукруг в снах-видениях героя , то меняя нехитрые декорации и рассаживаясь на  нескончаемые застолья .
Но   я  не сказала главного. Да,я смотрела «Утиную охоту» в НЕДОСЛОВе  на гастролях театра   в Старом тюзе на Вольской. А это театр неслышащих и слабо слышащих актеров . Меня интересовал Вампилов, его  предпоследняя пьеса  о том, что все мы более или  менее  Зиловы.  Посмотрю  одно действие и уйду...
Думала, спектакль  поставлен для  специального зрителя,  сурдоперевода с    языка жестов там мне будет. Но оказалось, перевод есть, ведь театр «Недослов»  играет  свои спектакли для всех зрителей.
Звучал   выразительный голос переводчицы, она нашла «золотую середину» между просто чтением и драматической формой изложения материала. Снимая трубку телефона , герой  произносил  только   первое слово, но казалось, что говорит именно  он.Так  было и с остальными персонажами.
Я забыла, что  это театр жестового языка, забыла о времени – существовало только   небольшое сценическое пространство, эти артисты , которые пытались донести  до нас трагедию одинокой души  полувековой давности . «Безвременье вливало водку в нас»? А почему в прошедшем времени  , сейчас уже  не вливает?..
Где  же находится  эта замечательная переводчица? В будке помрежа? Или   сурдоперевод  дается в записи?
Я увидела ее во втором действии. В первом ряду сидела коротко стриженая женщина и, глядя на сцену (никаких бумажек у нее не    было!), проговаривала –нет, проигрывала… нет, проживала вместе с героями их жизни.  Роль  переводчика здесь  не менее важна,  половина успеха ее.
Потом я узнала, что  это актриса , преподаватель театральной академии, постановщик жеста в спектаклях, администратор театра  и диктор-переводчик  Варвара    Ромашкина. Как мне ее отрекомендовал директор, «лучший переводчик в странах СНГ».
Директор театра Сергей Бидный по образованию актер и, -внимание!- ученик профессораРиммы Беляковой. В театре  он третий год – выучил жестовой язык, чтобы общаться с труппой.Театр НЕДОСЛОВ  уникален в своем  роде, он хорошо известен  в театральном мире:  постоянно гастролирует  по стране , за рубежом, участник студенческих и профессиональных театральных фестивалей  в России («Протеатр», «Подиум», «Золотой витязь», «Музыкальное сердце театра»), США («VSA» в Вашингтоне, International Sign Language Festival в Лос-Анжелесе), Канаде (Abilities Festival  в Торонто).
В 2003 году состоялся  первый выпуск театрального факультета государственного специализированного института искусств (сейчас — РГСАИ) с дипломным спектаклем «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».  Этот пластический спектакль долго шел на сцене, участвовал  в российских и зарубежных фестивалях. Так появился театральный проект неслышащих актеров «Недослов», так рождался  новый театр…
После Саратова они  собрались  на Дальний Восток. Все  ценящие пластику  с восторгом отзываются о  театре, где жест означает  много, если  не всё.Интонация , великая богиня сцены,  им  недоступна. Но  богатая мимика , лаконичный  и точный жест    ее  полноценно заменяют и  эмоционально действуют не меньше…
Это была самая потрясающая «Утиная охота», которую я в когда-либо видела/  в афише написано, что у спектакля четыре автора: Юлия Авшарова,Варвара Ромашкина, Анна Емелина, Илья Мельников/.Жаль,  мой театральный график  не дал возможности посмотреть другие  спектакли театра. Думаю,  это было  не менее увлекательно .
                                                                                                                                                                  Ирина Крайнова, театральный обозреватель, член СТД России