May 20th, 2018

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ им. КНУШЕВИЦКОГО в Саратовской филармонии. Конкурс юниоров

                                                         

                              КНУШЕВИЦКИЙ С НАМИ
Участников   IV Международного конкурса виолончелистов много, две группы: юниоры и синьоры –  младшие , старшие…
Но все их выступления, весь  этот музыкальный марафон посвящен  одному человеку , которой умел извлекать  из вилончели  удивительный, поистине   завораживающий звук . В фойе филармонии открылась выставка посвященная замечательному  музыканту  и российской виолончельной школе  (экспозицию помог  развернуть Российский национальный музей музыки).Вот Святослав Кнушевицкий еще очень молодой,со   своей волшебно звучащей виолончелью. Вот он  с коллегами-музыкантами в Москве… Бродя по выставке, я  вспоминала свой  давний разговор с внучкой великого виолончелиста Ольгой Суворовой, энергичным  организатором  фестивалей  «Приношение Кнушевицкому» ( предтечи этого   Международного конкурса).
–  Саратов – родина российского виолончельного искусства, это крупный музыкальный город. С ним связаны имена не только Святослава Кнушевицкого, но и  Мстислава Ростроповича, и братьев Бендицких. Никто из известных музыкантов не отказывается ехать сюда –  выступить на нашем фестивале, хотя некоторые из них  впервые попадают в Саратов, – рассказывала Ольга Арсентьевна.
Поделилась она   и  историей  древнего рода Кнушевицких. В Польше, на границе с  Белоруссией есть целое село с жителями, носящими эту фамилию. Называется Кнушевичи. Ольга вместе с троюродным братом ( жил нашем городе, познакомились благодаря фестивалю) собирались  туда съездить. Возможно, тогда удастся  стереть  белые пятна  в биографии их славного предка? Как оказались поляки в далеком русском Петровске? Известно, что родственные связи есть у Кнушевицких   и с Ростроповичами, тоже  имеющими польские корни.
Интересный факт: в Московскую консерваторию из Саратовской  Святослава перевел его учитель Семен Козолупов, приглашенный преподавать в столицу.  Род музыкантов Кнушевицких продолжается: сыновья Святослава Николаевича  Арсентий  и Игорь оба виолончелисты. Отец Ольги  всю жизнь работал на Мосфильме, к сожалению, его уже нет –  умер в год столетия  своего отца.
-По каналу «Культура»  как-то показали сюжет, где говорили  , что ваш сын , известный виолончелист Сергей  Суворов, учился играть по пластинкам прадеда. Это так? - спросила я  Ольгу Арсентьеву
-Все же   некоторое преувеличение. Сергей  действительно слушал  пластинки с записями Кнушевицкого  в детстве. Практически, весь его  репертуар сейчас  играет.  Однако виолончель – выбор, скорей,  семейный.  Со стороны моей матери тоже    музыканты в нескольких поколениях. Многие писали   о совершенно особой, певучей  «стилистике» Кнушевицкого.  И Сергей  очень  индивидуальный по стилю.  Есть  у него  и пристрастие к строго академической манере    исполнения, как у прадеда. Это поразительно, поскольку он никогда не видел видеозаписи выступлений Кнушевицкого. Я  только недавно их выкупила – они очень  короткие, по 3 минуты…
Участники  Международного конкурса Кнушевицкого тоже  концерты виртуозов виолончели посещают –  опыта набираются . Разумеется  – вместе со своими друзьями-инструментами, помещенными   в разноцветные, как дождевые зонтики, футляры. Синие, серебристые, вишневые лаковые их поверхности  красиво поблескивали в полутьме балкона. Сам инструмент  не такой тяжелый,как кажется - примерно 3,5 кг.
На концерте открытия я  заметила худенького мальчика с  тонким артистичным лицом. Он бережно  устраивал свою  виолончель в « синей шубке» впереди, у балконного ограждения,   среди таких же безмолвных  "слушателей".   Они с мамой    сидели в последнем ряду.
Я не выбирала
–  за ними разве  угонишься! –  просто ловила участников , кто мимо пробегал. У юниоров два тура подряд, у синьоров три отборочных состязания.
Я узнала, что «артистичный  мальчик» 
–  Даниил из Москвы,   в Международных конкурсах  участвовал  не раз. Он внимательно  смотрел на сцену, впитывая, как губка, виртуозную игру солирующего  в концерте Александра Рудина…
И вот завершился  конкурс юных  музыкантов. Приятно было узнать, что Даниил ( Даниил Никонов,  ученик знаменитого профессора, народного артиста России Владимира Тонха , стипендиант фонда Владимира Спивакова) получил вторую премию конкурса Кнушевицкого,  и  это его пятая победа в Международных конкурсах (!)

Китайское семейство  я выловила  прямо на лестнице, у  входа в Малый зал филармонии. И  за неимением переводчика на очень умеренном (с моей стороны) английском с ними объяснилась. Тоненькая прелестная Чжэн с  шелковым бантом в  гладких черных волосах  начала играть еще  в четыре года, сначала  это было фортепиано. Они с родителями столичные жители,  девочка приехала с мамой и папой. Те к музыке  не имеют отношения, однако   их профессии   установить  не удалось.Испытывая еще большие языковые  проблемы, чем я,  китайские  мама  и папа  пугались моих вопросов, надолго задумывались,  не всегда отвечали «впопад». Объясняю  это  нервным перенапряжением. Девочке всего 12 лет,  она впервые за границей. Участвовала только в   международном фестивале на родине.

Чжэн учится в пятом классе Центральной средней школы Пекинской консерватории. Занимается  очень много, а отдыхает, как все девочки
–  с игрушками.
По-моему, я привела наших китайских друзей в полную панику: убежав,  снова вернулась.  Забыла  их  сфотографировать,  но  вопросами больше не  мучила. Лишь пожелала «good
luck» маленькой конкурсантке.

– Хотя бы  нам во второй тур пройти, – покачала головой осторожная мама.

Но вот радостная весть: Чжэн Си получает  третью премию в  своей возрастной категории. Надо отметить, что китайские музыканты сейчас  на редкость удачно штурмуют олимпийские высоты классической музыки. Из шести конкурсантов-китайцев в   младшей группе  пятеро   удостоены дипломов лауреатов конкурса  и сертификатов. Хорошо  выступили и маленькие москвичи, получив второе и третье  лауреатские места, одно  звание дипломанта и один  сертификат.
Третьим моим собеседником стал  «синьор»  Айболат  из Казахстана. Я слушала его игру  в первом туре, где в программу  входит Шуберт (Соната Арпеджионе  ля минор)– один из любимых композиторов Кнушевицкого. Наш прославленный  земляк переиграл все фортепианные трио Шуберта и Бетховена.
Алмаатинец сыграл вместе  с концертмейстером и шубертовскую Сонату Арпеджионе, написанную   для придуманного тогда инструмента – гитары- виолончели арпеджионе , и   сюиту Регера (соло). Мне показалось, что  исполнение этого красочного произведения Шуберта, где  чувствуется песенное начало (а  к  финалу и танцевальное),  получилось   у него выразительней. Вышла вслед за  конкурсантом из зала и услышала краем уха, как педагог делает  ему  замечания по технике. Недостатки, конечно,  есть,   но Шуберт производит   сильное эмоциональное  действие.
Айболат Абдыбакас уже взрослый  юноша (18 лет), учится  в школе  в 12-м выпускном классе. Он говорит по-русски, поэтому «разночтений» в  моих  вопросах не было.Виолончелью занялся сравнительно  недавно -  с пятого класса. Заканчивает сейчас класс педагога Г. Буенбаевой в школе для одаренных детей . Преподаватель  его тетя,  она виолончелистка в симфоническом оркестре оперного театра Алма-Аты. Играет  на этом инструменте  и   дядя Айболата. Парень пошел  по их стопам и уже  успел стать лауреатом трех международных конкурсов – в Москве (к 80-летиюЦМШ), в Казани и  у себя Алма-Ате.
Наш казахский  конкурсант еще любит футбол,  играет  в свободное от музыки  время. Мечтает поступить в Московскую консерваторию. Сюда он приехал  со своим  другом.

Результаты  старшей группы  нам пока неизвестны. Жду, как и Айболат (кстати, его  футляр строгого  черного цвета – теперь всех спрашиваю еще и   о цвете их  виолончельной «одежки).
В понедельник – Закрытие фестиваля. Не сомневаюсь, что   нас ждет  еще один праздник этого  чудно поющего инструмента   по имени  виолончель.
                                                                                                                                                                                                                                                               Ирина Крайнова

Результаты конкурса в группе  юниоров
Первая премия
Ставицкий Арсений, Украина
Намиса Сун, Китай

Вторая премия
Никонов Даниил, Россия (Москва)
Ван Ясэнь, Китай

Третья премия
Микрюков Андрей, Россия (Москва )
Чжэн Си, Китай

Дипломы
Барса Идиль, Турция
Шерстенников Архип, Россия (Москва)
Ван Гуаньсин, Китай



Интересные факты   о виолончели
*Самым  ценным инструментом в мире считается виолончель Дюпора, изготовленная  Антонио Страдивари.  Она была сделана  культовым мастером в 1711 году. Дюпор – великий виолончелист, был её владельцем долгие годы .Она немного поцарапана. Есть версия, что это след от шпор Наполеона. Император  якобы оставил эту метину, когда пытался научиться игре на этом музыкальном инструменте и обхватил его ногами. Виолончель  побывала и  у знаменитого коллекционера барона Иоганна Кнопа. 33 года  на ней играл Мстислав Ростропович
*Граф Вильегорский владел двумя прекрасными виолончелями Страдивари. Одной из них позже обладал К.Ю. Давыдов, потом Жаклин дю Пре, сейчас на ней играет известный виолончелист и композитор Yo-Yo Ma
*Виолончелист Пабло Казальс баловал свои инструменты. В смычок одной из виолончелей он вставил сапфир, который подарила ему королева Испании
*Большую популярность завоевала финская группа Apocalyptika, играя  тяжёлый рок. Музыканты  играют на… 4 виолончелях и ударных
*Известная художница-абстракционистка Джулия Борден рисует свои картины  не на холсте или бумаге, а на скрипках и виолончелях. Для этого она снимает струны, зачищает поверхность, грунтует её и затем наносит красками рисунок. Она рассказала, что эти инструменты будто тянут её к себе, вдохновляя на выполнение очередного шедевра



Гитара -виолончель Арпеджионе

НОЧЬ МУЗЕЕВ - 2018. Радищевский, Кузнецовский дом, Дом Баракки, Фединский музей



НОЧЬ с невестой Пиросмани , безумными поэтами и Барабашкой, крадущим серебряные  ложки

Если вы думаете, что я видела  все  это одновременно  и,  скорей всего,  во сне, то ошибаетесь
Время остановилось...
И с  ума я еще   покуда  не сошла, хотя  культурная программа на конец сезона, рассчитанная на клонирование обозревателей,  дабы находиться сразу в 2-3 местах, явно к  этому располагала. Но в Ночь музеев, самую волшебную из  музейных ночей, возможно абсолютно всё
.
Кстати, программа Ночи Радищевского музея ничего особенно безумного не обещала. В сквере  у исторического  здания  привычно  открыли  аллею Мастеров.Перед самым зданием сменяли друг друга симфонический и духовой оркестры. Бал в музее выплеснулся на широкую  площадку перед ним.
В самом здании играли одаренные дети , пели солисты оперного театра. Водили авторские экскурсии  по выставкам, работали  творческие мастерские. Любители страны Восходящего солнца   смастерили бумажную куклу чиогами и  нарисовали  цветущую сакуру.

У нового здания музея – бывшей Биржи  рисовали уже   буквально все .Акция   называлась «Я художник!» и закончилась моментальной выставкой. Играл ансамбль ударных «Сrash-band»,  внутри проходила открытая мастерская гобелена «Нити притяжения» художниц   Натальи Никифоровой и Надежды Шитовой.
Оживленно и интересно было и в Гимназическом корпусе  художественного музея. Но жара стояла,как густо сваренная каша, и я поспешали спуститься вниз, к Глебычеву оврагу. Где всегда горазд на выдумку филиал Радищевского   и  где  начиналось Безумное чаепитие в   тени Кузнецовского  сада.
Всех встречных-поперечных одаривали шутовскими колпаками с  циферблатом  и  предлагали  самому изобразить… время. На заборе рисовать  не все  решились Лучше всего  это получалось у детей. Они бесстрашно изображали  часы  в форме сердца, забавной рожицы или  игрушки.
А  между тем в Саду время остановилось, как сказочной повести Кэрролла, где Мартовский Заяц и  Безумный Шляпник  всерьез поссорились с ним. На  часах у них всегда было пять часов – время пить английский чай. Время стояло и в инсталляции Василия Степанова, где  игральные карты и  шахматные фигуры   вокруг  лица без лица создавали выразительный  антураж. Волчки  Андрея Голубцова, приводимые в движение детьми, как бы «заводили»  время, оно бежало  по кругу, но  тоже затихало. И даже огромный маятник Николая Аржанова, с  лившейся из  него  водой и красками, раскачиваясь сам по себе и волшебным образом рисуя какое-то существо, в конце концов истощился.
Художники тоже как будто поссорились со Временем.  Тем  более - поэты. Они присели за круглый стол с белыми-белыми  чашками и читали, читали безумно долго свои произведения. Особенно тот поэт, у которого безумное чаепитие описано в  стихах.
Видимо, сумели остановить время  и доминошники за соседним столом, забивавшие козла  не простыми костяшками, а историческими – с  фотографиями  чаевничающей публики.Их   изображения  мы видели и   на заборе, где имеется «крестьянское» чаепитие,  «пролетарское»,  королевское…
«Паутина времени» опутала в мансарде  и  выставку Светланы Музалевской «Непроявленные истории» (ей помогали Игорь Сорокин, Алексей Голицын и другие). Старые фотографии давно ушедших людей, с кое-какими графическими «подсказками», хранят   истории, нам  неизвестные. Выставка предлагала сочинить свои .
Меня насмешил снимок маленького крепыша в штанишках с бретельками из моего детства, затерянного в глубоких  снегах русской зимы. Не сразу и поняла, что мальчик  гипсовый, из  той армии бодрых статуй, что  украшала   раньше наши парки и площади. «Забыли ребенка!-  вырвалось у меня. – Девушка с веслом ушла  на каток,  женщина с серпом  превратилась в снежный баб…».
Время,  если оно не идет, вынуждает всех бесконечно пить чай. Из закоптелого  на костре чайника его  подливал и подливал   гостям Николай, угощала пахучим травяным чаем с множеством составляющих Светлана.  Директор музея Ольга Бельская торжественно проносила по рядам « к чаю» роскошнейший торт  с шоколадно-золотыми розами –  неземное  творение  фирмы «Замок любви» по поводу  юбилея Павла Кузнецова.Гроза, обещанная МЧС  этой ночью, скромно побрызгала дождиком…   с  абсолютно чистого неба (привет от Кэрролла!) , но принесла некоторую прохладу.

...Погостило в Италии...
Жалко было уходить из   этого королевства веселой абракадабры, но Игорь Сорокин у Дома Баракки обещал не менее  увлекательную программу. Сразу скажу, что к Игорю я ходила дважды. Поднялась по гористой Октябрьской и почти тут же спустилась вниз,  обнаружив, что потеряла  фотик. Неужто  обронила его  в  битве за сказочно красивый торт? ..К счастью, охранники  Дома  бдили,и аппарат рассеянной с Бассейной  ко мне вернулся . Мерси и  еще раз  мерси!
У Баракки  шептала серыми холстами и  белыми листами Ночь Флоренции. Все  дети и  художник Алексей Чусляев рисовали  по-южному  шикарный натюрморт с сиренью в большом  глиняном кувшине,   с  бутылью и  спелыми плодами. Чусляев  нарисовал  шикарно, дети – по-разному, но каждый ярко и нарядно. И  только  наивистка Марина Симонова  писала  не цветы и фрукты. Она  рисовала  седоусых грузинских бородачей, прекрасную  Маргариту  - великую любовь великого Пиросмани и их счастливую свадьбу. У художника свое, внутреннее зрение на все события: «Главное не увидишь глазами».
Картина получилась высокая, цветистая , звонкая. По росту ей  только, пожалуй, двухметровый Данте со  слегка  увядшим венком. Его  монументально  изображал  актер Дмитрий Черных. Пел свои  итальянизированные песни  бард Алексей  Кириллов (ему подыгрывала  на флейте совсем  небольшая девочка). Читали стихи немецких и французских поэтов на языке оригинала гости «у Дома». Там за самое короткое время появился амфитеатр с навесом и нечто вроде сцены. Игорь Сорокин показывал нам  его доблестных строителей.
Я поняла, что могу успеть еще в один музей  -любимый , литературный. Врем, увы, уже  не стояло, а неумолимо приближалось к 10-ти вечера , но жизнь  еще кипела  у фединцев. Во дворе музея, среди кустов безумно пышной   персидской сирени, расточающей божественный аромат, дотанцевывали многочисленные танцколлективы города.
...Сместилось в город С...
В доме  проходил квест с зовущим названием «Ночная тропа». Я тут же  на  нее стала, как только узнала на карте тропы  портрет Булгакова.

Не могу похвастать, что  знала «как зовут лорда Майклфорта»,чью партию в городе Циттау спел Федин. Но у витрины стояла девушка и  старательно на немецком что-то подсказывала. Зато «нефединские вопросы» города С. пошли    у меня  быстрее. Куда отменила визит Ахматова? В театр, не любила его Анна Андреевна. Где  находится грандиозная разработка Татлина?Тут, его башня заняла ползала на  нашей экспозиции. Какой роман какого  писателя увидел свет в  1966 году в журнале «Москва»? О, это знают все фанаты великого романа.
Заглянув в последний зал квеста, я только  подтвердила свои догадки. На даче Константина Александровича, за его столом преспокойно восседал  «кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами...». С ним-   весьма подозрительная дама в черном.  Бегемот был настроен  на редкость миролюбиво.
Так вот почему я второй раз за вечер (!) потеряла фотоаппарат... и снова его нашла. Словно отвечая  на мои немые вопросы, кот широким жестом достал из мешочка записку персонально  для меня. «Колдовству, как известно, стоит только начаться, а там его не остановишь». Хулиганьё!.. Хорошо, хоть в Ялту без  денег и документов  не отправили. Они могут!
На прощание немного  побегала     за Барабашкой.А  он таким проворным оказался (самозабвенно играл  эту роль на   дивно изобретательной выставке к 60-летию Андрея Усачева фединец Сергей Рубцов)! То и дело проносился молнией мимо детской экскурсии, таскал серебряные  ложки,  до которых  он  большой любитель, прятал какие-то вещи  в Тайной комнате .за странным зеркалом, открывал волшебную шкатулку   и тут же ее  закрывал. Озоровал,  короче.
Странно, но мое  такси приехало  сразу, несмотря на  праздничную Ночь.А  водитель взял с меня на 10 рублей  меньше , чем положено. Чудо, да и только !..
                                                                                                                                                                                                                                       
                            Ирина Крайнова, фото Юлии Арон и автора