October 6th, 2018

СТАРЫЙ ТЮЗ на Вольской: РОЗА Хайруллина,ДМИТРИЙ Куличков и артисты тюза в новом плавании

                        ЕСТЬ ТЕКСТ  - НЕТ ТЕКСТА…

В Старом тюзе мы увидели  новый театр .
Театр в стилистике постдраматического театра, в его пластике и в -  свободном плавании театральной импровизации.
Памяти Олега Табакова , который всегда приветствовал  эксперименты, посвятили актеры  его театра спектакль «Где ты был так долго, чувак?».  Читала, что главный  режиссер Старого тюза Алексей  Чернышев дал Розе Хайруллиной полный карт-бланш.
Текст придумывался  ею,  помогал  - Алексей Френкель, режиссировал - Антон Федоров. Текст вырастал из  Розиных ощущений,   свободы выбора, рос  целых два  года. Позвали еще одного  табаковца-  Дмитрия Куличкова. Присоединились два актера  саратовской труппы( ее недавнее  ценное приобретение)  - Дарья Сосновская и Александр Андрюшенко.
Спектакль  как бы о провинции,   узнаваемой, беспробудной в своей  дремучести и питие. Здесь  даже телефонные будки еще целы,  хоть  повержены  на землю, и стеклянную тару в  проволочных ящиках  не вытеснил пластик. Появлению отрешенного Чебурашки с  зелеными сапожками  из бывшего Гены никто  не удивится. К  таким Петям, которые не в тату , а в наколках «времен культа личности»,  давно уже «белочки» в гости  захаживают. Это наш родной абсурд,  идущий  не из пьес Ионеску, а прямо  из жизни.
Героиню зовут, как  во всенародной любимой песне Высоцкого ( «Зин,а, Зин?»). Да и текст  вспоминается в его духе: «Двери настежь у вас, а душа взаперти. Кто хозяином здесь?- напоил бы вином". А в ответ мне: "Видать, был ты долго в пути - И людей позабыл,- мы всегда так живем! Траву кушаем, Век - на щавеле, Скисли душами, Опрыщавели, Да еще вином Много тешились,- Разоряли дом, Дрались, вешались".
Но  это не бытовая история,  где есть  начало и есть  конец. Не иллюстрация и даже  не констатация. В таком театре нет драматургии.  Хочется писать  о  спектакле так же отрывисто  и ритмично, как  поставлено, как сыграно. Без  хвалебных эпитетов, избитых до невменяемости. Сколько их вообще существует ? Да  с десяток наберется: «хороший, отличный, превосходный, прекрасный, замечательный, чудесный, дивный, волшебный, восхитительный,симпатичный…»И кочуют из рецензии в рецензию, как перелетные птички.

«-Что вы читаете, принц? -Слова, слова, слова. -Но о чем они говорят? -С кем? -Я разумею, что написано в книге, принц? -Клевета».
Здесь есть  история и  нет истории. Есть театр и нет театра в том смысле, как мы его понимаем.. Четыре персонажа, у которых отношения, но    не обязательные; повторяющиеся с назойливостью скверного сна реплики,  маленькие монологи ,  неожиданно обрывающиеся, диалоги, внезапно  затихающие, меняющие язык , -  верить  им ,  конечно, нельзя.
Три героя   больше сцеплены  между собой  - любовью ли, ненавистью, неотступностью ли  быта (третий то как будто сын  Муля ,   то вроде Любовник). Четвертый (четвертая - выясняется, что он это она)  сама по себе. Голос спокойный, ровный,  чистый, холодноватый,  проникающий до самых печенок. Так может  говорить  только один человек, одна актриса –  Роза. Где чувак был? Да  сидел. Так обыкновенно: сажают  неожиданно,   любого, могут и просто так посадить посидеть. Пить - обыкновенно,  как жену бить.
«Здесь всё намешано, как в голове у человека», - замечает режиссер. Повторяются сценки, обмен репликами, дублируются  фразы и позы. Морок охватил  все и всех. Поворотный круг вращается, увлекая за собой фигуры в странных позах,  а  соскочить  они не могут. Разве что  на тот свет. Все ложатся, все  принимают мертвые  позы. Все встают. Театр! Артисты играют в постдраму, со смехом прощаясь с  самими собой, со своей школой переживаний  и прочими театральными премудростями. Запросто меняют костюмы, образы, характеры - как одежду,  снова идут по кругу -  механические куклы, заведенные   на ходьбу, клоны, фантомы погибшей цивилизации...
Реалии еще те,  советские:  бутылка молока, ящики металлические, будка (художник Юрий Наместников).  Один в наколках ,в  "советской" майке, другой затянут в костюмчик, прилизан, третья в косынке «Зины из магазина». Но все равны перед мороком.
И  надо успеть подурачиться вволю,  посмеяться над всеми именами,  текстами, мелодиями ( Пушкин- Чехов- Гоголь- Горький, Шекспир- Алексей Толстой -Эдуард  Успенский- Александр Грин… заслушанная  до  «не могу» попса) .Ловко  ввернули  слово борщ -  как в игре «в чепуху»,    страстный гимн  ему произносит будто бы  отживший свое Петя. Поколение next,его  реакция  на наши поучения, мораль, застывшие, надоевшие  клише.  «Слова, слова, слова»…Станут  ли другими, будут  ли такими же , кто  знает.  Круг-то вращается…Тьма  накрыла  ненавидимый людьми город. Круг света  - только для   болтающих, путающих битое яйцо с черепом Йорика…
Дмитрий и Роза подчеркивали в интервью, что  они  тоже провинциалы, просто  сейчас  живут  в Москве. Куличков  наш, Роза из Казани . Помню, когда  впервые увидела  Розу   - на гастролях театра СамАРТ   в Саратове. Что-то  они ставили  про Геркулеса и Древнюю Грецию. Роза   играла  без всплесков,  стояла  тихо, а   глаз  не отведешь. Потом был МХТ им. Чехова ,  большие важные  роли. Была Мурзавецкая, был  Алеша Карамазов, в Питере - Лир. Хайруллина может. Говорят   уже о  космических  парсеках ее ролей. Но здесь, в Старом тюзе, я увидела ансамбль, существующий на сцене несуетливо, точно и  слитно. Слитно с Розой, как ни странно   звучит для ее фанатов.  Космос, он  же  тут,  рядом.
                                                                                                        Ирина Крайнова

САРАТОВСКИЕ ТЕАТРЫ. Театр оперы и балета. Открытие сезона - балетное

    В ГОД БАЛЕТА

Год 2018-й , как известно,Год балета.
Саратовский театр оперы и балета  отметил его Гала-концертом, который посвящен 90 -летию саратовского балета (симфоническим оркестром театра   дирижировал Медет Тургумбаев). Так необычно открылся сезон в театре.
Первая профессиональная балетная труппа в Саратове  создана в 1928 году балетмейстером Сергеем Кеворковым, привезшим из Баку выпускников своей студии ( В. Вронский, А. Клейн, А. Каменский, Т. Рамонова, В. Арская, В. Урусова, А. Урусова.) На сцене театра показали  «Лебединое озеро» П. Чайковского и «Красный мак» М. Глиэра.
В 30-х - 40-х годах преобладали спектакли  лирико-драматического  характера: «Эсмеральда»  Пуни, «Корсар» Адана «Бахчисарайский фонтан»  Асафьева, «Дон-Кихот»  Минкуса «Раймонда»  Глазунова ,«Лебединое озеро» .В 50-е  появились экспериментальныебалеты: «Платочек»  Кенешшеи,  «Юность» М. Чулаки. Мастерски  ставились татарские и армянские танцы в балетах «Шурале» Фарида Яруллина  и «Гаянэ» А. Хачатуряна. Выдающийся мастер В. Адашевский ( главный   балетмейстер  в театре 1951 - 1968 г.г.)  поставил 13 балетов.На Саратовской сцене танцевали: В. Урусова,
В. Дубровина, Б.Брегвадзе, Ю.Горбачёв, Л. Федорушко, П. Петров, Л. Шелогурова, А.С. Фёдоров.
«Хореографический симфонизм»  приводит  к созданию спектаклей, где музыкальная и хореографическая драматургия  неразрывны. Ставятся балеты «Каменный цветок» С. Прокофьева, «Золушка» В. Дречина, «Спартак» А. Хачатуряна ,«Конёк-Горбунок» Р. Щедрина . В последней четверти XX века с  саратовской балетной труппой  работали выдающиеся хореографы О. Виноградов, Н. Долгушин, И. Бельский», М. Лавровский, Н. Рыженко .
В репертуар театра  вошли балеты  местных композиторов: «Девушка и Смерть» на музыку В. Ковалёва  и  «Гойя»  Е. Гохман . Во второй половине XX века в составе балетной труппы  танцевали М. Беззубиков и Г. Альберт, М. Черкашин и А. Стёпкин, В. Бгашев и Т. Чернобровкина, Л.Телиус и И. Стецюр-Мова, Д. Курынов.
Сегодня в труппе много талантливых солистов, среди них: Наталья  Колосова, Вера  Шарипова, Юлия  Танюхина, Кристина Кочеткова, Валентина Коршунова, Татьяна Князюкова, Алексей Михеев,  Алексей Родионов, Петр Бочков, Александр Седов и др. Сейчас одаренный коллектив   возглавляет блистательный танцовщик, народный артист России Игорь Стецюр-Мова. Постоянно ставит у нас   спектакли  в своей, необычной хореографии  руководитель   Карельского балета и Московского детского музыкального  театра  им.Натальи Сац Кирилл Симонов.
Гала-концерт был, в основном, построен  на дуэтах  и  явил  нам несколько сильных балетных пар -  в шедеврах балетной классики и современной хореографии. Па-де-де из «Арлекинады»  Дриго выразительно исполнили Аида Мустафина  и Кирилл Родников. Дуэт из «Шахерезады» Н. Римского-Корсакова страстно протанцевали неподражаемая Вера Шарипова и Алексей Михеев. В Адажио из балета «Анюта»  Гаврилина Валентина Коршунова и Олег Иванов  показали отличное  владение  языком современного танца.
Нельзя смотреть «Спартак», не вспоминая мощные прыжки и  безукоризненную технику великих исполнителей  Большого театра. Но  Адажио из этого  балета, исполненное Валентиной Коршуновой и Олегом  Ивановым, было лиричным и весьма  «смотрибельным». И снова экзотика – яркая «Баядерка»,  колоритный Па-де-сис Татьяны Князюковой и Петра Бочкова…
Один самых  из красивых -   и музыкально, и хореографически -   балетов «тех времен»  - «Пламя Парижа» Б. Асафьева. Па-де-де из  него  очень  любят показывать на Гала-концертах. Кристина Кочетова  и Алексей Михеев  делают  это   эффектно и динамично. И еще один отрывок  современной хореографии – Адажио из балета «Золотой век» Шостаковича , удачно показанный Татьяной Князюковой и Петром Бочковым.
Замечательно можно двигаться  на сцене и  под   мелодию Бахти (Наталья Колосова и Петр Бочков). Что уж  говорить  про "нержавеющую" музыку Адана и Минкуса, которая  тоже звучала во втором отделении.А еще были Сен-Санс, балетные сцены  из «Жизни за царя» и «Князя Игоря» -  зажигательные бородинские Пляски...
Рядом с сильными солистами достойно выглядели   артисты балета в массовых сценах. Закончилось все грандиозным Гран-па из любимого всеми «Дон-Кихота» Минкуса с его богатой мелодикой и  сочным национальным колоритом. Ну и как обычно, пышный  финал, где солисты, как прометеев огонь, передавали друг другу  свой танец. Через столько-то  лет жив, свеж, по-прежнему привлекателен саратовский балет.
                                                                                                                                                Ирина Крайнова, фото Эдуарда Малкина