July 26th, 2019

РУССКИЙ ШАНСОН. Новый альбом Лады

Лада Д.jpg   ПАБА- ПАБА- БАМ в ИРЛАНДСКОМ ПАБЕ

Перед отъездом моим в Москву случилось маленькое чудо. Москва  сама  приехала к нам  презентацией альбома Лады Дениз «Небо  на двоих» , прозвучало  еще много  других песен.
Это сценический псевдоним . Владислава  Оксюта - Лада Дениз -  наша землячка, окончила ГИТИС  как режиссер и актриса эстрады, Саратовское музыкальное училище  по эстрадно-джазовому вокалу и Саратовское художественное училище как художник –дизайнер. Человек разнообразных  дарований , она может быть одновременно  сценаристом, режиссером-постановщиком, художником  по костюмам и сценографом в одной  постановке ( например, отличное театральное шоу «Привет Вам нами из Одессы») .
Лада худрук, сценарист, режиссер-постановщик театра русского кабаре «Богема» в Москве. Невозможно перечислить все  ее лауреатства в многочисленных Всероссийских и Международных фестивалях. Исполнено более 300 песен на французском и на русском. Дениз назвали  «ведущим озвучивателем» детских игрушек в  России ( 10 голосовых регистров).Преподает вокал, снимается в кино. И поет, главное – поет. Впервые я услышала   ее   богатый модуляциями,  неповторимый  голос  на собственном юбилее в  прежнем еще  Доме искусств. Как самый  большой подарок, актриса Татьяна Чупикова привела к нам эту  чудесную вокалистку.
Слышала Ладу  и в программе  про одесский дворик, поданную с большим юмором, не без лиризма, характерного  для моего  города.
И вот – минуты, часы счастья. Мы слышим пленительный голос Лады Дениз, который умеет быть и  детски высоким, чистым, и полноводным, свободно льющимся, сметая  на пути все преграды, и чарующе низким , почти замирающим, с  характерным придыханием. Это голос Любящей женщины.  Несгибаемой,которая победит   все препятствия , а   из испытаний выйдет еще более сильной.  Недаром жизненным девизом  она выбрала слова Оскара Уайльда: «Вы будете продолжать оставаться несчастными до тех пор, пока вы считаете, что счастливыми вас делают другие».Лада научилась сама ковать железо своей  удачи и  счастливой доли.И  приносить  радость окружающим.
Мое самое большое счастье здесь, на вечере  в маленьком пабе с флагами  и символикой футбольных команд мира по стенам , медными сковородками над головой (моя спутница-художница достала свою, купленную на распродаже, и точно  вписалась в интерьер), - ее песня «Дон Жуан».
«На заре морозной, под шестой березой, за углом у церкви, ждите, Дон Жуан»…  Самое первое мое  цветаевское стихотворение, которое я увидела, прочла, проглотила в письме сестры. Влюбилась сразу, запомнила тут же,  и, дернув , как за ниточку Ариадны, пришла к поэзии Марины. Видимо, то же самое случилось  с Ладой. В 14 лет написала она песню-эхо, тягучую, как плач метели  по полуденно жаркой Севильи. И начала ее не с зари морозной, а со второй части цикла  , печальной, как тоска черной южной ночи,  затаенно страстной, как испанский мотив : «Положили Дон Жуана в белую постель».
В юном возрасте Лада писала уже  песни на стихи поэтов серебряного века,  достойные лучших  шансонье России ( я бы назвала в этом ряду  , где .несомненно,  Елена Камбурова, и Ладу Дениз).
На кого-то  сильнее подействовала лирическая песня, давшая название альбому («Сколько  нам отведено мгновений…Небо  над  нами…»). Или Колыбельная  для Питера, где звучат мандельштамовски грустные нотки ( «Здесь старик-скрипач… и слеза не катится, и уже не плачется…»).   Тоже написанные в 14 звенящие печалью  «Мечты» по Гумилеву.  Про старого  ворона, «что в полете воздушном и смелом /Он не помнил тоски их жилища/И был лебедем нежным и белым».
Как вспоминала Лада, была  она тогда  маленькая, сама писать стихи еще  не умела. Теперь пишет и стихи, и музыку, а при наличии  третьего составляющего - ее сильного,выразительного   голоса – каждая песня звучит как маленькая драма,    как законченный миниспектакль.
/«Ангел моей души, пал на мою ладонь. В небе погаснет жизнь, в сердце моем огонь. Чистый закатный сон, путь золотой звезды. Даже ,прощаясь, он мне оставлял следы»/.
Как тонко, акварельно пишет   она о чувствах: «Может быть,я любить  не умею  -  не умею  признаться тебе»… «Я  любить  буду  так осторожно, что  не сможешь  об  этом узнать»… «Все, что  не прощается, я тебе прощаю».
Вокалистка  свободно поет  на трех языках. Звучал и французский шансон, и  культовый джаз. Всем залом вдохновенно подпевали ностальгически знакомой  песне «Live is love».Замечательно плыл подвальными сводами голос гитары виртуоза игры Руслана Гаджиева.
Трогательная песня про майского жука на стихи поэтессы из Владивостока ( на бардовском фестивале  она сунула  известной  певице листочек) . Номера из репертуара Жанны Бичевской,Петра Лещенко.От цыганских  широких напевов , от  разухабистых русских( «Зарубить могла я милого, разлюбить я милого невмочь») -  к прозрачной, как девичья слеза, «Аленушке». Ее голос , то звонкий, как трели утреннего   жаворонка, улетает ввысь,   то вдруг  спускается в таинственные  ночные низины,  становясь  томным и как будто  бы  хриплым.   Это голос волнует и манит, как манили путников прекрасные  сирены в  морях древней  Греции. Хочется  слушать его снова и снова….
Вот слова самой Лады Дениз: «Моя Любовь живет, учится, создает, отдает и освещает мой путь и все вокруг. И я очень рада, что могу делиться ей с вами, мои дорогие слушатели, друзья, зрители. Все, что вы увидите здесь – это Она и только она со-творяла вместе со мной. Что бы ни происходило в жизни – это становилось песней, спектаклем, стихами, событием».
                                                                                                                                                                                                      Ирина Крайнова


ПАМЯТИ ПОЭТА. Ушел Виктор Соснора



         ВО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ БЫЛ БЕДЛАМ…
Раскраска лунная была.
Там, в негасимой синеве,
ушли за кораблем корабль,
пел тихий хор простых сирен.
Фонарь стоял, как канделябр.

Как факт — фонарь. А мимо в мире
шел мальчик с крыльями и лирой.
Он был бессмертьем одарен
и очень одухотворен.

Такой смешной и неизвестный
на муку страха или сна,
в дурацкой мантии небесной
он шел и ничего не знал…

Услышала  впервые  Виктора Соснору в постановке  театра драмы, музыки  и поэзии «Балаганчикъ». Шел  как раз   его «Пьяный ангел» . Стихотворную  пьесу «неудобного поэта»  Сосноры  по очереди  играли   два состава. У  Натальи Суматохиной  и Владимира Федотова  поражала прежде смелая пластика героев,  их чистота и  неискушенность  (романтический вариант),а  у Владимира Смирнова и Дарьи Земсковой герои   как бы старше. Горечь и недоверие к жизни - в резких движениях Девушки, мощь опущенных крыльев - в персонаже Смирнова.
«Выхожу один я… Нет дороги»,- скажет  он с несказанной печалью.  В чудесном сплаве движения, звука,поэтического слова и драматической игры ( где несомненно значение  музыки Игоря Гладырева,  режиссуры Елены Смирновой  и хореографии Алексея Красотина)  главный удельный вес у него, у Слова.Легко играет автор строчками бессмертных, наполняя их новыми, сегодняшними смыслами.  Меня тогда  аж пронзило : «Выхожу один я. Нет дороги.
Там — туман. Бессмертье не блестит.
Ночь, как ночь, — пустыня. Бред без Бога.
Ничего не чудится — без Ты».

Великий пересмешник Соснора вывернул слова и вдунул  свои смыслы и в «солнце Маяковского», и в «парус Лермонтова», и  в «цыган Пушкина». Вообще во все, чего  ни касалось его ироничное, едкое  перо.  Бывает ли вообще  выразимая грусть? У Сосноры бывает все. Так  обозначил  он свое состояние в  "Этюде  о себе".
 Мы собрались  на Квартирнике памяти поэта не скорбеть , а слушать  Слово. По воле поэта не  устроили никаких мероприятий с прощальными речами в Петербурге. И Саратов  не нарушил его  последнюю волю.
 Поэты , композиторы,  актеры читали его стихи , пели песни на его слова. Пела гитара Игоря ,   вздыхала некрашеная скрипка. Игорь  вспоминал, «как  почти 20 лет рождался его  спектакль «Пьяный ангел»  (зачем-то переименованный в   «Твоего ангела» - И.К.). Как  долго не решался  он показать свои песни автору –    большому поэту Виктору Сосноре. Как сильно  изменился подтекст, когда к сольному пению   примкнула Даша Земскова … Появились две трактовки темы  - мужская и женская».
  Московский гость Сергей Рыженков в свободном формате рассказал о поэзии  советского андеграунда, разложив ее  на течения и группы в зависимости  от близости   к  «имперским запросам». Известный политолог так хорошо владеет  темой, потому как и сам относился к этому самому андеграунду. Соснора как будто  и  не должен был вступить в противоречие с власть имущими. Сын полка, рабочий, рано начавшийся публиковаться, благословленный в поэтический путь официально признанным Николаем Асеевым.
Но в отзыве Асеева  была заложена мина :«Соснору как поэта не сразу прочувствуешь, — как всякого поэта, не имеющего привычного стандарта поэтичности. Но зато, услышав те интонации, которые он находит для своих строк, заинтересуешься непохожестью их на ранее читанное и слышанное».
 Далеко  не всех «заинтересовала» его непохожесть.  Поэтому , видимо, его  и не причислили к сонму классиков.Но  нам, собравшимся в винарке на Горького, это было параллельно. Хотелось  без конца слушать  бьющие по нервам песни на его стихи,  разрушающие привычные клише строчки .
 И как может "классик" иметь такую, скажем, «неровную»  биографию? Родился у лениградских циркачей на гастролях в Крыму .Вывезен из блокадного Ленинграда  по дороге жизни  на Кубань, чтобы  очутиться...    в гестапо. Оказывается  у дяди – командира партизанского отряда, и,   тяжко раненный, видит расстрел  остальных , чудом спасается,  попадает… в Войско Польское , где  соединением командует его  отец.В 8 лет становится  снайпером.
Школу заканчивает во Львове. А учиться в университет уезжает в Ленинград, на философский факультет.  В армии  довелось служить где-то у  Новой Земли, где облучился при ядерных испытаниях. Был слесарем ,учился  на филфаке . В 26 лет выходит  его первая книга, его поддерживает  Симонов, но  Соснора   печатается  и в самиздате, и в "тамиздате", читает лекции  во Франции,в   Америке.
Нет, никак  не тянет  он на классика.Ну и  славно! Хоть  не забронзовеет.  Кстати,  Виктор Соснора   награжден Международной отметиной имени отца русского футуризма Давида Бурлюка — премия русским поэтам от имени  "Академии Зауми".Недурен российский "классик"!
Закончу сей  странный опус  ( но  не страннее, чем    его поэзия) небольшим высказыванием известного  одесского  литературоведа Евгения Голубовского:
 -Только что прочитал, что 13 июля 2019 года умер поэт Виктор Соснора. Большой поэт. Настоящий. Из ленинградских шестидесятников.
Жизнь Виктора Сосноры (родился 26 апреля 1936 года)- сюжет для романа в стиле Дюма… Первые стихи Сосноры я прочитал в самиздате в начале 60-х. А в 1962 году в Ленинграде мы с Валей купили первый сборник Сосноры с предисловием Николая Асеева, где старый футурист почуял в молодом футуристическую закваску и предрек великое будущее.
Великое будущее не состоялось. Он действительно стал большим поэтом, но часто очень сложным для массового читателя.
У него было много учеников.
У него вышло много книг…
                 
  ***
Может, наше третье море -
тридцать третье горе.

Но не стоит нам стараться
в тридевятой страсти.

Мир как мир, а мы как в мире
дважды два четыре.

Ничего над нами нету -
лишь седьмое небо!

                ***
По бессарабии двора
цыгане вечные кочуют.
Они сегодня — та-ра-ра —
у нас нечаянно ночуют…
На дне стеклянной темноты
лежит Земфира и не дышит.
С кем вы, принцесса нищеты,
лежите? Вас Алеко ищет…
            ***
Латинский парус!
Ни души
в твоем, мятежник, океане.
А надо жить.
И надо жить,
надежды в бездну окуная.
В сомнамбулическом пылу
сомнений,
оглянись, художник:
где океан?
Болотный пруд,
насыщенный трудом удобным…
          ***
О вспомни обо мне в своих слезах,
где ночи белые, как кандалы,
и где дворцы в мундирах голубых
тебя ежевечерне стерегут…

О поводырь, как и ведомые, ты слеп.
Взойдет ли солнце, очи выела роса.
Как водяные знаки, бедные глаза.
О музыкант, меня ты не уговорил…
                                                           
Бедлам, однако.
                                                                                                                                                        Записала Ирина Крайнова