November 7th, 2019

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Встреча с Юлием Кимом.

   И ЭТОЙ ШАПОЧКОЙ НАВЕКИ КОРОНОВАН

Великих Бардов у нас много. Окуджава, Галич, Сергей Никитин, Визбор- это даже не обсуждается…
Но есть   один, который выделяется из   числа поэтов-песенников   своей всесокрушающей иронией, она  пронизывает все его произведения. Конечно, это Юлий  Черсанович Ким. Кто-то знает и любит его как автора  песен к таким замечательным фильмам, как «Обыкновенное чудо», «Двенадцать стульев» Марка Захарова, «Бумбараш»,  «Человек с бульвара Капуцинов», «Красная шапочка» и др. ( свыше 50 названий) .Кому-то (как мне) дороги  и важны его театральные работы: «Сказка Арденнского  леса», «Недоросль», «Монте-Кристо», «Граф Орлов», «Однажды в Одессе».

На сайте Мастерской Петра Фоменко   рассказывается, как создавался спектакль по Шекспиру .Переделку шекспировской комедии  «Как вам  это  понравится» Юлий Ким сделал для Петра Наумовича  более сорок лет назад. «Летом 1968 года они с Кимом лежали на берегу Днепра и кромсали Шекспира, расчищая место для кимовских зонгов». Спектакль «Сказка Арденнского  леса»  очень скоро запретили с формулировкой «хулиганство», а бард, композитор  и драматург  долгие годы, сотрудничая с  лучшим композиторами- песенниками (Гладков, Рыбников, Дашкевич), проходил под псевдонимом  «Ю. Михайлов». «Сказку» возобновили со стажерами  Мастерской Фоменко лет 10  назад.
Мы встретились  с «любимым хулиганом» в Новом тюзе  на его  большом творческом вечере. Совсем  недавно Юлий Черсанович побывал у нас на литературной телевизионной игре «Маркиза» ( которую он из озорства обозвал «Миледи») но  там был иной формат. Гость  не столько пел, сколько отвечал на  разнообразные вопросы зрителей.
В тюзе Киселева бард  не расставался с гитарой, и почти все  записки публики содержали просьбы исполнить  любимые песни  Кима. У каждого  они свои.
Но гость  и пел,   и успевал комментировать исполненное,  рассказывал  о себе. Известный в будущем режиссер Леонид Эйдлин сорок  лет назад был  дипломником  и ставил «Недоросль» в Саратовском тюзе. «Оглядываясь»  на Шекспира Фоменко и Кима, он позвал за  собой   начинающего автора. Ким  написал песни к Фонвизину и даже….увертюру, по существу,  не учась  нотной грамоте.
Спектакль  был успешным,бард показал песню, которую там исполнял герой Юрия Ошерова.А через 30 лет Эйдлин поставил у нас  еще одну пьесу Фонвизина - «Бригадир» ( у нас   она называлась «Привет вам, господа!»), талантливо переработанную в музыкальный спектакль его  другом Кимом.
Насмешливый бард , оказывается, может быть очень  серьезным.Эту песню я услышала когда-то в исполнении Елены Камбуровой, прозвучала  она очень сильно, за видимым шутовством:
«Давайте
Поля сражений
Объединим в один манеж для представлений,
Я выйду
На середину,
И вы, как дети, смейтесь, смейтесь надо мной!»

Тоже Ким, написано  для «Поволжского Райкина» Льва Горелика. Он ее очень  хорошо исполнял.
В  детстве будущего известного поэта  было мало хорошего Отца репрессировали , когда ему было два  года, мать  отправили в лагеря, он жил у родственников. И путь его  в литературу и искусство  не был посыпан сахаром. Но неистребимый юмор и дух  свободолюбия остались в нем  навсегда.И какие бы любовные стихи  он ни    читал из  своей книжки, всегда  за ними  чудится улыбка.  Взять даже  тот , еще студенческий «романс»  про букет цветов в банке из-под зеленого  горошка. Лиричнейший Окуджава   и «склянку темного стекла» опоэтизирует, ироничнейший Ким умеет  на все посмотреть с двух сторон.
Готовя заметку,  я переслушивала записи песен Юлия Кима и  натолкнулась  на раннюю песню с таким родным  названием  - «Павелецкий вокзал».Но, видно, он нужен поэту  только  для необычной рифмы «в соревновании с Вознесенским»:
«Я готов разреветься по-детски,/Видно, рок мой давно предрешён:/Я пришёл на вокзал Павелецкий,/По велению сердца пришёл».
Песня на стихи Окуджавы  про кавалергардов,чей век  недолог, пробивает мгновенно,  кимовская- смешит и веселит:
«Красотки, вот и мы – кавалергарды!/Наши палаши – чудо хороши!/Ужасны мы в бою, как леопарды!/Грудь вперёд, баки расчеши!»

Почти три часа это невысокий человек с высоким голосом и более чем почтенным возрастом  «хулиганил» и чудодействовал  на сцене, извлекая из своей гитары  все  новые и новые песни. Последний цикл был «про преступников», куда вошли, конечно же, все разбойники и пираты. Мы  дивились его жизнелюбию, энергии и стопроцентному   чувству юмора. Ким навеки коронован «шапочкой» самого веселого, острого, вольного  барда. Не красота,а юмор спасет мир.
«А в проливе Лаперуза/Есть ужасная медуза,/Капитаны знают, сколько было с ней возни./А на дальней Амазонке,/На прекрасной Амазонке/Есть такие амазонки –/Просто чёрт меня возьми!» Тоже Ким. У  него свой «Отважный капитан».
                                                                                                                                                                                      Ирина Крайнова

ФЕДИНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ. Ахматова и 21 век

  ЧЕРНЫЕ ЧЕТКИ  НА ГРЕБНЕ…

В Фединском литературном музее продолжается  выставка  , посвященная Анне Ахматовой , -  «Бег времени», где представлены только  подлинные документы из богатейших фондов музея.
На днях прямо  тут собирался Круглый стол. Что  мне нравится  у фединцев, каждый занят научной работой , своей темой.И каждый говорит  о своем аспекте. Что  любит, что изучает глубоко.
Как написано в пресс-релизе    музея, «после долгого периода забвенья Ахматова заняла достойное место в русской поэзии как классик… История литературы стремительно развивается ( тот же «бег времени»)…Круглый стол –   как бы новая возможность осмыслить всю сложность и глубину творческого и жизненного пути Ахматовой. Она создала удивительную лирическую систему в русской поэзии, соединив своим творчеством новую поэзию XX века с великой традицией XIX столетия…»
Символизм и акмеизм как течения Серебряного века; творчество поэта в контексте различных эпох; поэт и власть;русская история и классическая литература в  трактовке Ахматовой;особенности ее  поэтического стиля;значение категорий пространства и времени в творчестве Ахматовой;влияние ее поэзии на последующие поколения - все  эти темы так или иначе поднимались на  КС.
Мы услышали подробную «хронику» встреч и переписки Федина и Ахматовой  на основе  документальных материалов.И  - развернутое сообщение от  НБУ  о так и  не опубликованном  двухтомнике стихотворений Ахматовой в Ленинграде, которым  долгое время занимался Федин.Ничего  не вышло. Сначала цензура вычеркнула 60 произведений,   потом  и вовсе   закрыло это издание.
Интересные доклады прочли сотрудницы музея о Пушкине и Ахматовой и о  портретах  женщины-поэта, обладавшей  уникальной внешностью.
«Смуглый отрок бродил по аллеям», - одно из первых ее пушкинских стихов., когда Царское село входило в ее жизнь так же властно, как в жизнь юного Александра. Докладчица настаивала, что частое упоминание «смуглости» музы Ахматовой  тоже отсылает нас  к Пушкину. В пору  творческой зрелости, когда из-под пера  и так  очень лаконичного поэта  Ахматовой выходят  афористичные, мудрые четверостишья,  одно из самых лучших   - тоже  о Первом поэте (томик его стихов и  «Божественная комедия» Данте всегда были с ней, при всей ее кочевой, неустроенной жизни). Я очень  его  люблю. «И было сердцу ничего не надо,/Когда пила я этот жгучий зной.../"Онегина" воздушная громада,/Как облако, стояла надо мной.»
И еще шесть  скупых строк: «Кто знает, что такое слава!/Какой ценой купил он право,/Возможность или благодать/Над всем так мудро и лукаво/Шутить, таинственно молчать/И ногу ножкой называть?..»
  Когда Ахматову не печатали  и старались стереть даже память  о ее  «декаденских стихах»    у читателей новой эпохи,   она, энциклопедически  образованный человек,  занималась переводами, писала серьезные работы  о Пушкине.  Хотя,по словам  литературоведов, «она  любила Пушкина ревнивой  любовью»  ( как , впрочем, и Цветаева),  но проделала  огромную работу над источниками.  И предложила  свои версии.  Например, Анна Андреевна  утверждала, что в «Каменном госте» Дон Гуан  -  во многом сам  Поэт, а Дона Анна — его настоящая любовь. Недаром Пушкин при жизни не публиковал эту Маленькую трагедию.
Анализ  прижизненной « живописно-графической » Ахматовой  тоже очень  любопытный. Мы узнали  истории написания портретов и отношение к ним самой  модели. Она предпочитала работы Тырсы и Тышлера более женственным обликам Серебряковой и Альтмана.Но, пожалуй, самый выразительный рисунок у Анненкова.
В 21 году в ее облике  появляется больше трагизма и скорби.  Вот что говорил писатель Замятин о  рисунке Юрия Анненкова: «Портрет Ахматовой – или, точней: портрет бровей Ахматовой. От них – как облака – легкие, тяжелые тени по лицу, и в них – столько утрат. Они, как ключ в музыкальной пьесе: поставлен этот ключ – и слышишь, что говорят глаза, траур волос, черные четки на гребне». Анненков, русский , а   позже французский  художник, увидел ее «печальной красавицей, казавшейся скромной отшельницей, наряженной в модное платье светской прелестницы».
Флора Сыркина пишет, что Тышлера и Ахматову связывала многолетняя дружба .Художник рисовал Анну Андреевну в эвакуации. «Во время того единственного рисовального сеанса…Анна Андреевна читала ему новые стихи, и они говорили о поэзии. Позже Ахматова вспоминала, что на своем веку знала только двух художников, по-настоящему понимавших поэзию, - Модильяни и Тышлера. Тышлер любил, тонко чувствовал, понимал стихи Ахматовой, а она - его искусство. В их судьбах было много общего - непоколебимая верность себе, долголетняя "правительственная" немилость. Диалог любящих друг друга Художника и Поэта располагал к раскованности "модели". Самый почерк художника можно назвать тихим, ненавязчивым...»

Незаметно пролетели полтора часа разговора. 


Его завершила замдиректора  музея  по науке Ирина Кабанова несколькими очень  существенными фразами о сущности «зеркальной» и «зазеркальной» жизни поэта, коснувшись и произведения, которое  ААА писала всю  жизнь , - «Поэма  без героя».Будет  ли когда-нибудь  разгадана его загадка? Надо  ли ее разгадывать?
                                                                                                                                                                     


Ирина Крайнова