December 1st, 2019

САРАТОВСКИЙ ТЕАТР ОПЕРЫ И БАЛЕТА . Новый Чайковский



                                ЛИБРЕТТО  С АПОФЕОЗОМ
Для  нас  как бы заранее  началась вереница новогодних праздников,   в воздухе  даже повеяло тонким  ароматом мандаринов и свежей хвои.
А все потому ,что в Саратовском театре оперы и балета    показали самый волшебный балет Чайковского. Первый «Щелкунчик» появился  на нашей сцене 91 год  назад. Последний поставлен в 1993 году балетмейстером Анатолием Дементьевым. 25 лет  шел  он в театре  -  выдержал более 25о спектаклей.  Но  постановки  стареют. Она нуждалась в обновлении: декорации ветшали, костюмы старились…
И вот  готова   новая версия саратовского балета и   постоянного партнера театра, лауреата «Золотой маски»  балетмейстера Кирилла   Симонова. Либретто тоже Симонова  - на основе  сюжета Мариуса Петипа. Премьера балета открывает  VII Международный проект «Звезды мирового балета в Саратове».
Над новой постановкой работала    замечательная команда: дирижер-постановщик – лауреат Государственной премии России народный артист России Юрий Кочнев, художник-постановщик – заслуженный художник России Сергей Болдырев, художник по костюмам – Ольга Колесникова, художник по свету - Екатерина Чернощекова. Мы слышим   хор Саратовского театра (под руководством Анны Вильперт). Видим  очень светлые, воздушные декорации Болдырева, словно сплетенные из кружева порхающих снежинок. Елка лишь  обозначена на арьерсцене - стало больше  простора  для танцевальных композиций.
Костюмы от Ольги Колесниковой отлично смотрятся  на таком  «легком» фоне,в них много свежести, «цветности», радости жизни, которая обычно  охватывает  в предвкушении новогодних праздников. Ткани вечерних туалетов дам   расшиты изящным  узором;  живописны, колоритны костюмы фей с «говорящими»   шляпками  и декорированными  юбками: палитра художника, корзины фруктов,  букеты цветов.   «Сахарные трубочки»  - их наряды   самые  яркие  и  веселые. Запоминаются   Снежинки в знаменитом вальсе: снежки на кокошниках порхающих балерин   дают иллюзию  летящих хлопьев в разыгравшейся стихии.
Много новшеств внес балетмейстер  в действие. Героиню здесь зовут не Мари, как у Гофмана, и не Машей, как ее именовали в годы Первой мировой войны  из патриотических соображений (тогда  же Петербург стал Петроградом), а Кларой.  Вообще-то так звали куклу Мари,  у разных постановщиков  героиню называют  по-разному.
Здесь  появились механические игрушки Крестного: «идущие» зверушки, крутящаяся карусель.  Вредный Фриц  ломает Щелкунчику  не челюсть, а голову. Но странненький, похожий на ночную птицу Дроссельмейер ( Александр Седов), чинит  куклу-орехокол. На сцену, как  бывает в иных  постановках, выходят не  серые мышки, а  большие черные Крысы, реально страшные. Бой кукольного войска с ордой грызунов  показан безо всяких купюр и  - на полном серьезе: игрушечная  пушечка заряжается, оловянные солдатики ходят в атаки, отважный Щелкунчик, пока еще в маске ( Алексей Михеев),   дерется на сабельках с Королем мышей ( Дима Романов). Здесь много  юмора, как и у Гофмана. Сабли и пушки бессильны  перед мышиной (крысиной) силой, зато крошечный башмачок девочки, попадая в цель, замертво валит мышиного владыку.
Клара и Прекрасный Принц ( возникший из  нелепой деревянной игрушки) не отправляются привычным путем в Конфитюренбург  - в увеличенном  ли башмачке героини, в золотой ли  ореховой скорлупе,  в   морской ли  раковине. Они пробираются  сквозь метель. Но уж из этого царства света и цвета  не возвращаются, что тоже необычно  для  постановок  балета . Закрывается занавес, мы ждем,  когда Клара  очнется от сказочного сна. По авансцене проходит господин Дроссельмейер, совсем уже старый, согбенный,  указывает палкой на сцену, а там - апофеоз, продолжение чудесной  кукольной сказки. Звучит светлая мелодия, которую мы слышали во вступлении ко второму действию.  Танцует вся труппа  балета и - очень маленькие дети из студии классического  балета Татьяны Картушиной. Они вносят в  сценическое  повествование нотки  большей искренности, чистоты,   сказочности.
Чайковский писал оперу «Иоланта» (тоже со сказочным сюжетом) и балет  по сказке Гофмана одновременно, для одного вечернего представления   -  по заказу  дирекции императорских театров. Уехал в Америку на открытие Карнеги-холла, но и на пароходе продолжал работу.  Двойная премьера  вызвала восторг оперной публики и… противоречивые оценки балетоманов. Только со временем  оценили симфонический размах  музыки Чайковского в «Щелкунчике» -истинном  шедевре  балетного искусства. «Вначале тревожная, призрачная, рисующая суету мышей и странные ночные видения, она постепенно ширится, расцветает прекрасной, бесконечно разворачивающейся мелодией. Музыка тонко воплощает все происходящее и в последующей сцене: и окрики часового, и барабанный бой, и военные, хотя и игрушечные, фанфары, и мышиный писк, и напряжение схватки, и чудесное превращение Щелкунчика. Вальс снежинок прекрасно передает ощущение холода, игру лунного света и в то же время — разноречивые чувства героини, оказавшейся в таинственном волшебном мире»...
Исполненный поэзии Вальс цветов  -  подлинная жемчужина мировой классики! – достойно  венчает  сцену  в Конфитюренбурге  Симонова. Ведущая пара спектакля    Алексей Михеев и Кристина Кочетова  невесомо летает над сценой. Клара  будто соткана  из самого  тонкого  эфира, Принц прыгает так  неудержимо, что сцена кажется  маленькой и тесной для  него . Они  же -  в ролях  Принца Коклюша и Феи Драже,  уже величественные и  забавные. Темпераментный Испанский танец,  томно обволакивающий Восточный  (Наталья Колосова), динамичный Китайский ( Юлия Гусарова, Алексей Родионов), лихой Русский  - каждому найдена  постановщиком своя окраска , свои жесты.Жесты  очень важны  в психологии танца, особенно много , и подробных,  в более "бытовой" первой части.
Вот уже 127 лет  зрители с волнением следят за поединком «игрушечного  принца» и   маленькой   девочки  с всесильным Серым Королем, за их   взрослением и зарождением первой любви.  Радуются  победе светлых сил  над мировым злом. Значит,  не так уж оно неуязвимо. Рождественская сказка Чайковского и Петипа дает Надежду. Накануне лучших праздников  года   нам  ее подарил Саратовский театр  оперы и балета.
                                                                                                                                                                        Ирина Крайнова