December 15th, 2019

БРАНДТ БРАСС АНСАМБЛЬ. Путешествие в глубь веков

        С ГАЛЬЯРДОЙ, САЛЬТАРЕЛОЙ, САРАБАНДОЙ…

Мы вошли в Большой зал консерватории и… замерли.
Пригашенный цвет с разными   волшебными  огоньками,музыканты в белых париках, шелковых камзолах, с кружевными жабо и манжетами ( даже подвязки на икрах).  Девушка-музыкант в   изящном длинном платье. Музыка, звучащая со сцены, нежна и величественна…
Что  за картинка из прошлого? А  это  наш любимый Бранд Брасс ансамбль  ( художественный руководитель Денис Новицкий) ,в честь последнего месяца  года и скорого Европейского Рождества,  играет программу по старинной музыке западных композиторов. И начинает  ее с танцев давних времен. Плавно звучит  гальярда, а
на  больших экранах   движутся пары, оживляя  средневековые мелодии.
Гальярда
(буквально «веселая», «бодрая») —танец итальянского происхождения, распространенный в Европе в конце XV—XVII вв.  Сначала народный танец, но   с конца XV века  очень популярный  при дворе. Особенно его полюбили в Англии, «гальярдный» ритм можно услышать даже  в гимне Великобритании «Боже, храни Королеву». А уж как любила  этот  танец великая королева - Елизавета I! Исполняла его и в довольно  почтенном возрасте.
Сейчас, при современных ритмах,  гальярда кажется чуть  ли  не медленным танцем, а в те времена   в нотах писали: «исполняется умеренно быстро» и …устраивали « прыжки с кисточкой», которую надо было  толкнуть во время танца.
Теперь темп  у ансамбля трубачей действительно  ускоряется. Мы слышим (и видим  на экране ) танец, быстрый и по нашим меркам. Эмоциональная сальтарелла (от итальянского  saltare – пры­гать), жанр тан­це­валь­ной и ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ки.  Известен с конца XIV  века. На Римском кар­на­ва­ле до сих пор исполняют  этот   пар­ный та­нец.  Звучит  он и в музыке Мен­дель­со­на и Бер­лио­за.

Джон Адсон -английский музыкант и композитор XVII века. Он был  связан с театральной музыкой и  труппой короля .Его самая известная работа  - сочинение, состоящее из 31 ярких танцев для различных инструментов .Мы услышали на вечере два дуэта Адсона. Про него ведущая вечера, элегантная Нина Бондаренко сказала, что его музыка дышит гармонией.
На экранах   рыцари, собравшиеся   для смертельного поединка, а  со сцены  льется пленительная мелодия Packington's Pound – английской баллады   последней четверти XVI века. Происхождение ее загадочно  (приписывают  одном лютнисту), как и название. Возводят его  к имени фаворита всей той же Елизаветы.   Из-за  большой популярности мелодии  ее сюжет определить трудно,  соотносят  его со множеством стихотворных баллад.Но то, что  она о любви, сомнений  не вызывает.
Из  средневековья и  эпохи Возрождения «напудренные парики» и  «золоченые камзолы» свободно перемещаются в барочную  Италию. Одна из самых  значимых скульптур эпохи барокко - мраморный ансамбль «Экстаз святой Терезы» в часовне церкви Санта-Мария-делла-Виттория  работы Бернини . Религиозный экстаз,  вдохновивший  скульптора  на выдающееся пластическое произведение, привлекал  многих композиторов.

В исполнении трубачей ансамбля, которые могут так укрощать медь своих  громких инструментов, что  они становятся тихими и лиричными, звучит  и  любовный Мадригал Клаудио Монтеверди. К сорока годам тот  издал уже 8 сборников  популярного тогда жанра.
Вот мы в Испании, исполняется  страстная Сарабанда, старинный испанский народный танец  с роялем и струнными инструментами, реже — с духовыми. Известен с XVI века.  Снова  елизаветинская Англия -  с Уильямом Бёрдом, католиком среди протестантов, избиравшим  библейские сюжеты,  где показаны гонения  на верующих.  Про  него пишут, что композитор «демонстрирует поразительную изобретательность в мелодике, ритмике, фактуре».
А это английское имя  известно нам куда лучше:  великий  композитор Генри Пёрселл, оно стоит на родине рядом с Шекспиром в литературе. Соната крупнейшего представителя раннего английского барокко перекинула мостик к  самому Иоганну Себастьяну Баху, наиболее полно и сильно выразившему   эпоху барочной музыки.А еще был блистательный Гендель, которого своим считают одновременно  и немцы ,и англичане. Наши замечательные трубачи, похожие в своих париках на Баха-отца,Генделяи Моцарта одновременно   (Денис Новицкий,Юрий Долгов,Лилия Дорофеева, Валентин Статник, Александр Даниленко) ,ничтоже сумятише, совершали прыжки   из  «темных веков» в Ренессанс, из Англии в Италию, Испанию – и снова к берегам туманного Альбиона, от  нехитрых придворных танцев -  к жемчужинам европейской  инструментальной музыки…
Мы как будто встретили Западное  Рождество,  промчавшись над  Европой на колеснице времени. Merry christmas to you and your family!
                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова



ДОМ КИНО. ПАМЯТИ Алексея Балабанова.

Балабанов.jpg

                             ЗАКОЛДОВАННЫЙ  ЗАМОК  БАЛАБАНОВА
В Большом зале мастер-классом для школьников открылся  проект «Германия-Россия: новое кино». На  другой день в Малом зале прошел  показ, посвященный кинорежиссеру Алексею Балабанову.
Сначала   показали два документальных фильма о Балабанове:  дипломную ленту «Алексей Октябринович» Дарьи Иванковой и  киноработу екатеринбургского режиссера Олега Раковича «Алексей Балабанов. Белый свет на черном камне». Вступительное слово  сказал члена Гильдии кинокритиков, профессор Артем Зорин.


Это талантливо снятые фильмы  о большом режиссере. Мы видим  спецшколу  №2,  в которой учился   Алексей, его учительницу,  она посоветовала  ему идти в военные переводчики. Балабанов и был в армии переводчиком,  служил  в  полку военно-транспортной авиации, жил вместе с летчиком, который возил  из Афганистана страшный «груз 200». Он  стал неудобным режиссером. Ничего  не хотел лакировать и приукрашивать в своих картинах.
В кино пришел неожиданно , после армии. Отец  Октябрин Балабанов, работавший   на Свердловской киностудии, устроил   сына ассистентом режиссёра. .Первый игровой фильм тот  снял в ресторане в 26 лет  по  своему сценарию, написанному  за одну ночь. Это были годы пика уральского рока,  популярность Nautilus Pompilius просто  зашкаливала.  Вот эту группу и ее  лидера Вячеслава Бутусова и снимал режиссёр . Посетители  ресторана  были заняты в массовке.
Это станет балабановским стилем: снимать   непрофессионалов, добиваясь , предельной искренности на экране. Скоро  он покинет свой город для Петербурга, окончит режиссерское отделение Высших курсов сценаристов и режиссеров , учредит кинокомпанию «СТВ», снимет 14 игровых фильмов ( среди которых ставшие  уже культовыми «Брат» и «Брат-2», спорные  «Про уродов и людей», «Война», «Груз 200», нетипичный для его режиссерского почерка «Мне  не  больно»), получит букет наград престижных фестивалей…и уйдет на 55-году,в расцвете мужской жизни.
Друзья-музыканты, одноклассники, кинематографисты  (Алексей Октябринович  не  любил слово киношники) откровенно рассказывают и  о «русской болезни»  режиссера, и  что послужило   к ней толчком. Гибель  под лавиной  Сергея Бодрова и киногруппы, в которой    он должен был  бы быть… Алексей  считал себя виноватым,в случившемся  занимался интеллигентским «самоедством».  Жена не  заказывает барельеф на памятник Балабанова, ставит фотографию: он  для нее живой.
Уральские друзья открыли на школе, где учился Алексей, памятную доску,  там  только его силуэт ,  лаконично выполненный.
В Доме кино показали ранний фильм режиссера . Еще  в 1991 году он снял «Замок» по роману  абсурдиста  Франца Кафки в копродукции с Германией.
Не помню, чтобы в последнее время какой-то фильм  так сильно  на меня подействовал. Сколько было у нас попыток снять  европейское средневековье! И всегда наши актеры (даже из  республик Прибалтики) выглядели как ряженые,  и декорации выдавали с головой  страну и время, и атмосфера фильма. У Балабанова  все очень просто: какие-то подвалы, голые стены, кирпичная кладка, а  атмосфера еще более  мистическая и пугающая , чем в романе. Вот из начала его: « Но вскоре его разбудили. Молодой человек с лицом актера – узкие глаза, густые брови – стоял над ним рядом с хозяином. Крестьяне еще не разошлись, некоторые из них повернули стулья так, чтобы лучше видеть и слышать. Молодой человек очень вежливо попросил прощения за то, что разбудил К., представился – сын кастеляна Замка – и затем сказал: «Эта Деревня принадлежит Замку, и тот, кто здесь живет или ночует, фактически живет и ночует в Замке….»
В фильме не отдельные обитатели Деревни и Замка, а  общая масса  людей - существ со  странными лицами и блаженными улыбками ( и где только нашел постановщик столько странных, «неправильных» лиц?) И чем  больше выходит из себя герой Землемер, тем шире улыбаются  эти существа, тем вкрадчивей и слаще говорят. Все сцены с главными героями происходят  на фоне  этой шевелящейся, двигающейся, меняющейся, сияющей глупейшими улыбками массы. Но почему-то именно так я представляюла себе «темные века».
Образ Замка в фильме тоже мощнее. У Кафки «Туман и тьма закрывали ее, и огромный Замок не давал о себе знать ни малейшим проблеском света». У Балабанова четок его  хищный  профиль, вокруг  - глубокие белые снега.И вдруг, на каком-то кадре,  мы  понимаем, что  никакой  это  не снег. А грязная, чавкающая, пузырящаяся масса, поглотившая все живое вокруг.
Роман Кафки порой  воспринимают как обличение миру чиновничества. «Замок» Балабанова звучит как приговор всей абсурдности жизни. Теперь, когда мы знаем, чем закончилась   одна из этих жизней, мне он  тоже кажется  Землемером, который тщился еще  доказать что-то  сильным мира сего,  всеми правдами-неправдами пробиться в Замок. А, может, и Замка-то  никакого  нет. Так, морок один…
По силе  эмоционального  воздействия могу сравнить этот фильм (ни в коем случае  не сопоставляя)  лишь с «Андреем Рублевым».  Предупреждаю: это  мои, и только мои  ощущения.
                                                                                                                                                                                                        Ирина Крайнова

                                                                                                                                                                         

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Премьера про Золушку наоборот

Золушка, тюз 038.JPG   А ПРИНЦ ПРОТИВ!

Против балов, против  смотрин невест и вообще -  дворцов с их скучнейшим церемониалом.
Принц  Михаэль  любит  мороженое, пирожное, и не возражал  бы, судя по комплекции, против горячих Золушкиных пирожков. А Золушка тут   совсем-совсем  домоседка. Пироги печь  мастерица, да  и вечернее платье  пошила себе , подозрительно напоминающее фартук вместе с халатом. Оба   героя  такие пухленькие, сдобные, уютные…   они просто  не могли  не встретиться .
А мы , привыкшие к стереотипам даже в сказке, все ждем чуда превращения    грузноватой Золушки в «тонкую и звонкую»   героиню Перро и братьев Гримм.Вот  же и Крестная рядом вертится. То  в  образе Соседки с морковками пожалует, то возникнет прямо из тьмы на облаке, в  высокой  колдовской  шляпе ( и как она  это делает?!) . Еще три «взаправдашних»  эльфа с острыми ушками живут прямо в  Золушкином доме, и сказку  эту  на наших глазах сочиняют.
Однако на бал во дворец приезжает  та самая милая толстушка   Леночка с  задорными рыжими локонами, которую мы знает как Елену Краснову (герои сказки сохраняет  имена актеров).  Но ведь и герой Михаила Третьякова   отнюдь не прекрасный юный принц из  культовой киносказки по  пьесе и сценарию Евгения Шварца. А  его высочеству  по нраву девушки как раз ренуаровского типа. Единственное, что  здесь цитируют из фильма,  это мороженое в шариках, за которым  уйдет Михаэль, пока Золушка спасается  от него  бегством по длинному дворцовому помосту  (замечательный подиум для явления всех героев сказки).
Еще  одна забавная деталь этой   «Золушки наоборот»: все девушки королевства  примеряют потерянную туфельку, она им  якобы «не лезет», хотя видно невооруженным  глазом, что туфля просто-напросто велика.
В тюзе Киселева собрался под Новый год веселый и умелый  народ   из Питера и Москвы, Магнитогорска и Саратова: хорошо  знакомые нам  чудный  режиссер из Петербурга   Екатерина Гороховская , волшебник света Тарас Михалевский, драматург Анастасия Колесникова , сценограф Алексей Вотяков ,художник  по костюмам Фагиля Сельская, хореограф и автор музыкального оформления  Юлия Колченская. И с помощью актерского люда  (по словам Насти, она лишь  записывала  их импровизации, но записывала  талантливо!) родил сказку на новый лад.  Получилась она абсолютно современная  -и ничуть  не актуализированная. Даже программка спектакля - как страничка каталога обувного магазина не  очень большой давности.
Ну, где сейчас  эти милые беспомощные девушки-пчелки  и   их злые крикливые мачехи? Только в сериалах, пожалуй,и остались.Где есть правдоподобие, но  нет  ни грана правды. В жизни все и  сложнее, и   тоньше. В «Нашей Золушке»  Мачеха –  стильная, светская, бесконечно  худая Элеонора  (Виктория Самохина).  Настоящие аристократки и   ее дочери Софи и Элизабет(Анна Соседова и Вера Яксанова). Они не будут устраивать сцены: ледяное спокойствие  -  вот их метод. А  то, что простушка Золушка  сама вызвалась   готовить, убирать, шить, – так кто ж ей виноват?   Муж  же всегда на стороне молодой жены (Алексей Карабанов), обычное дело.
Мода сейчас куда  больше диктатор, чем во времена Перро . И то, что все три дамы,  а за ними  остальные претендентки на сердце ( или  хотя бы  титул) принца, появляются на балу  в одинаковой черной  «униформе», очень точно. И смешно, и точно. Золушку хотя бы потому стоит выбрать , что она и тут    не изменила  себя ,  явившись на  королевский бал в  удобной хламиде  цвета цыплячьего восторга.
Чудесное дополнение к   знакомой всем и каждому истории  - три забавных эльфа  (Ирина Протасова, Ольга Лисенко, Александр Степанов), которые, конечно же, пытаются что-то поменять в сказке, но без тыквы  (совершенно волшебной здесь) и Феи им никак не обойтись.
У Феи,строгой и мудрой ( Тамара Цихан), своя  лирическая линия с  меланхоличным королем Теодором ( Валерий Емельянов). Великолепна четверка министров  (самый изысканный  -Артем Яксанов,   самый нарядный  - Михаил Селиванов, и как он  только свою пирамиду   из шляп  на голове удерживает?).   Министры   себе  не обидели: приискали  средь  принцевых невест свою  "Даму сердца" .
А все наши симпатии – на стороне двух нетипичных влюбленных, не сказочных   и не красавцев в обычном понимании слова .  Как  тут не повторить  вслед за Экзюпери? Вот мой секрет, он очень прост: зорко лишь одно сердце.
                                                                                                   Ирина Крайнова, фото Натальи Ворониной и автора



Золушка, тюз 049.JPG