April 10th, 2021

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. СаТИ. Маргинальная любовь




                                 НИОТКУДА С ЛЮБОВЬЮ
Техника, прогресс по самое не могу…Грузчики азиатского вида доставляют новых хозяев в  квартиру на тележках,  примотав скотчем, как сумки в аэропорту.Жутковатый  футуристичный штрих .Общество все больше  роботизируется и живет  на экранах  - айфонов, телефонов, компов. Оля  и Саша поначалу кажутся  клонами   одной пробирки.Узкие джинсы, длинные ноги, ослепительно белые кроссовки,в которых только по идеальным - виртуальным  дорожкам бродить.
Здоровый образ жизни, свежий бодрый вид, квартира в ипотеку на 20 лет. Все как у всех. Сейчас только Оля (Екатерина Ледяева) найдет  себе работу – и дальше  все по накатанной колее…А Оля  не может ходить  по собеседованиям.Там  ей тесно,  душно,  там неприятный запах.  Оля наделена чувствительностью не только к запахам.То ли от «галлюцинаторных» таблеток, то ли еще от чего, но она видит невидимое. Встретилась  с Призраком в своей новой квартирке и…в него влюбилась. А Призрак (Олег Морозов) не то, чтобы очень: тощ, лысоват, не первой  уже молодости, к тому же пьющий.

История, которая начала рассказываться бодрой рэповской скороговоркой ( пьеса Юлии Вороновой «Мы живем в чудесное время, Оля!», премьера в Саратовской драме), обретает мистический оттенок, вообще  модный сейчас. Но даже некие подробности  убийства Призрака по имени Женя  не  делает  ее ( историю)  заунывно-замогильной. Не нашла  пьесу, но думаю, что ирония изначально  заложена в ней.К тому же за постановку взялся ученик Каменьковича и Крымова (известного театрального «хулигана», насмотрелась я его  пушкиных и  особенно лермонтовых!).
Режиссер Александр Размахов решает тему Бара - тоже участник действа - с размахом и изобретательностью. Роскошная  и одинокая психоаналитик Полина -Александра Коваленко (конечно, одинокая  - счастливые  семейные дамы в дебри  психоанализа не полезут), меняя наряды ( здесь роскошествует художник Юрий Наместников)  и таблетки  для пациентки и подруги, от полного  «безрыбья» закидывает удочку  осанистому  официанту Никите ( Илья Ульянчев), который  даже  не поверит своему «счастью». Они в дуэте  совершают немыслимые танцевальные па, застывают в  самых неожиданных позах. Не увидела  хореографа в программке, но почти уверена, что  руку приложила сама Саша, от природы очень  пластичная. Ввод contemporary dance  в мизансцены  прибавляет им динамики и эмоциональности.В баре имеется  и танцующая массовка , они же грузчики тире гастарбайтеры  (по секрету – рабочие сцены).
В «треугольнике» с Призраком третий лишний  - законный муж Саша  (Александр Фильянов). Это напомнило мне Мамлеева.Его «Свадьбу с незнакомцем» впервые в стране ставил у нас Александр Дзекун. Муж умирает на свадьбе, вместо некого является Некто и требует «продолжения банкета». История была инфернальная ,  что  перевешивало   даже обычный дзекуновский сарказм.
У Фильянова темперамент нервический Но здесь  он Муж – носитель   порядка . Хаос сеет вокруг слетевшая с привычных рельсов жена: выпивает, с призраком обнимается, работать  не хочет. Чистенький офисный Саша  в негодовании   от  нее уходит. Вернется  он, правда, с топором ( привет Раскольникову – чисто крымовская манера казать длинный  язык классику).Но что  можно сделать с двумя маргиналами, один из которых вообще невидим?
Саша покидает квартиру , как  приехал – перемотанный  крест-накрест багажным скотчем. Увозят   из нее  как будто смирившуюся Олю.Белые деревца , словно  фотовспышки иного света, при ярком освещении слабы и  малы.
Сложно  искать логику в  таких текстах .Призрак не может выйти в дверь, но на кухню   он как-то   проникает. Судя по всему,    не совсем он и  бесплотен.А Оля «видит» его теперь  даже  без выброшенных гневливым мужем таблеток. Но все  это  не имеет ровно никакого  значения, потому что при всей «пугалке», издевке, пародии  и прочих  приметах «новой драмы», есть два персонажа, между которыми , как катастрофа, как выскочивший ниоткуда нож убийцы Авеля ,-л ю б о в ь.
Невероятно органична Екатерина Ледяева,  чья героиня проходит быстрый путь от верной жены  -  «малышки» для виртуальных объятий – до любящей взахлеб,  безнадежно, и кого? -  исчезающий на стене силуэт. Она еще размотает  свою липучую ленту и ворвется в дом, где она была счастлива, в дом, старательно  окропляемый  «изгоняющим бесов» Никитой.  Проклятие снято – Призрак  свое жилище покидает.  Мы видим только  его «проекцию».
Олег Морозов, после бурной кинотеатральной столичной  жизни (я насчитала более пяти десятков кинопроектов  с его участием), вернулся в город, где он учился у Александра Галко. И сыграл сорокалетнего Женю, отнюдь  не ангела, умного, самоироничного,  очень и очень всамделишного, не экранного.И в этой  своей «всамделишности» неотразимого.
«Ниоткуда  с любовью » писал Бродский  женщине,  болен которой  он был всю жизнь.
«надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг…»...

Вот и  Оле неважно, кто , и  что черт лица не вспомнить уже. Встреча бывает раз , и нить рвется  только  раз. Это мы  тоже помним.
Если лирика без сантиментов,  и она   будто невольно просвечивает  сквозь иронию…  это дорогого стоит.
В спектакле сыграли трое  мужчин -ученики Александра Григорьевича – еще  и   Фильянов с  Ульянчевым. Задержится  ли у нас  такой   чудный лицедей, как Морозов? Хотелось бы.
Первая читка пьесы Вороновой проходила  на   недавней лаборатории «Видимоневидимо». Эскиза не видела,  но  поставили окончательно  ее очень  быстро.     Явный   успех спектакля    - во многом     благодаря  блестящей режиссерской работе . И  подумалось, что если бы Алексей Размахов поставил у нас   в драме и первую пьесу   Юлии, она получилась бы куда веселее, изобретательней,  и  ,возможно, и глубже. Вот  как сейчас.
                                                                                                                                  Ирина Крайнова