irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. Спектакль в музее



               А НА  НЕЙТРАЛЬНОЙ ПОЛОСЕ ЦВЕТЫ…
Необычайно красоты , как поется в ранней песне Высоцкого
Все крутился в голове ее мотив, пока  смотрела   инсценировку актрисы тюза Киселева Татьяны Чупиковой ( она -  и режиссер, и исполнительница женской роли)  военного рассказа Вячеслава Кондратьева.  Фронтовым письмом  лейтенанта о цветке «необычайной красоты» начинается рассказ, инсценировка и спектакль -  на новой площадке театра  в музее.
«Недалеко от наших позиций я вижу большой красный цветок. Я не знаю, как он называется, но он очень красив, и мне хочется сорвать его для... Вас… Правда, это не так просто. На этот луг не то что выйти нельзя, нельзя даже высунуть голову из окопа - сразу несколько пуль впиваются в бруствер. Но это днем, а ночью можно будет сползать», - написал сестричке прифронтового госпиталя  юный лейтенант Юра Ведерников, а та даже  лица его  не помнила.
С прозой фронтовика Кондратьева  читатель познакомился сравнительно поздно – и сразу     полюбил за  искренность и   «непарадность», без лакировки, военных будней. Рассказ «Привет с фронта» пленил  Татьяну Павловну силой и красотой  подлинного чувства, она  старательно  переписала его  в тетрадь и  долгие годы мечтала о постановке. Нет ничего невозможного – спектакль идет  теперь в тюзовском музее.
Тут используется  удачный  драматический ход: художественный руководитель  тюза Юрий Ошеров проводит  экскурсию для старшеклассников.  Среди  музейных стендов и подлинных   снимков  рассказывает об актерах-участниках Великой Отечественной  (на фотопортретах – георгиевские ленточки), историю своего  замечательного театра, возобновившего спектакли для детей, казалось бы, в самое неподходящее время,  делится   личной историей :  мама Юрия Петровича  была военным врачом, не перестала ждать не вернувшегося отца и  после войны. По-детски распахнутые, ярко-голубые  глаза  актера смотрят  прямо в твою душу.
Вот он подводит  ребят к монитору, где фотографии молодых бравых  лейтенантов  сменяются снимками  забинтованных, безногих  бойцов, белыми халатами   сестричек. Улыбающиеся  лица  у выздоравливающих– тех, кому завтра  снова  на фронт.

Вперед выходит немолодая, крупная женщина – она узнает на фотографии  фронтового друга. Серые невзрачные треугольнички -  одиннадцать солдатских  писем из дамской   сумочки –  составят сюжет спектакля и   ее едва родившейся любви. Экскурсия по музею незаметно перерастает в драматическое действо. Эпистолярный жанр и исповедальная интонация «от первого лица»  только  усиливают  щемящую   глубину и  тонкую   психологичность  рассказанной  истории.
Медсестра Нина, совсем еще девочка, вчерашняя школьница, не кинулась сломя голову во фронтовой роман, как следует   по логике  современных  «военных» фильмов. Они врут о войне  фальшивыми диалогами героев, слишком  сегодняшними  их лицами, тщательно «собранными» кадрами.  Кондратьевская проза  пробивает нас  именно правдой жизни.  Симпатичная Ниночка, не обделенная мужским  вниманием,  сначала отвечала   на письма Ведерникова  …из  вежливости.  Привлекло  ее «обращение на "вы" и довольно связное изложение своих мыслей».
Да и любила она не его.  Среди  раненых   мечтательная девушка «находила … какого-нибудь самого покалеченного, самого тяжелого», сердце «наполнялось необыкновенной жалостью, которая довольно скоро перерастала во влюбленность», она думала, как  ему будет нужна, «и, конечно, всю жизнь...». Писатель не лукавит, не придумывает   душещипательную историю, как,став женой  солдата,  сестра милосердия  самоотверженно  ходила за  безногим-безруким супругом.  Все влюбленности Ниночки -  тайные, и кончаются они  быстро, как  бывает у  очень  еще  молодого, романтически настроенного существа.
Письма  Ведерникова  (  а девушкам   писали все солдаты : верили в переписку, как  в талисман,  оберег от смерти)  постепенно раскрывают  ей   неглупого, начитанного,  содержательного человека. «Вы знаете, мы ведь все время бодримся и в разговорах друг с другом, и в письмах родным, но умирать все-таки очень и очень не хочется,» - откровенно пишет  20-летний лейтенант. Но воюет он  честно,   уже  назначен ротным вместо погибшего   командира. Только свою любовь, некстати  на него нахлынувшую,   не может одолеть и  в каждом письме напоминает начитанной Ниночке строки   из «Гранатового браслета. Просто  указывает  на одно и то же  место в рассказе («Успокойся, дорогая, успокойся, успокойся. Ты обо мне помнишь? Помнишь? Ты ведь моя единая и последняя любовь. Успокойся, я с тобой….Да святится имя твое»).
Чувства лейтенанта  «так сильны, что идут … с письмами какими-то вполне реальными волнами». И  случается  обыкновенное чудо – да и какая женщина устоит  перед  силой такой любви?  Лишь  его  письмо про красный цветок на нейтральной полосе не дает Ниночке  покоя.  Да, Юра  сорвет  для нее  этот злополучный цветок -  один, а не  с помощниками, как в песне,   и военная цензура  письмо не изымет, видно, растроганная    вложенной в него запиской.
Но«красивого в нем ничего не было. Он был будто раздавленный, и на бумаге были красные следы от его сока, словно кровь...». Актриса   пронесет  раздавленный цветок  по рядам  в раскрытых ладонях.   Но вместе с   мальчишеским «рыцарским подвигом» во славу  Прекрасной Дамы в душу  ее вползли  страх и предчувствие смерти. Татьяна Чупикова, последние годы  блиставшая в ролях  острых, характерных или же -   напряженно драматичных,  неузнаваемо прелестна в   этом почти акварельном наброске  светлой юности, первой  нежности и  -  первой трагедии.Смотришь на  Таню и   видишь  тонкую гибкую девочку с удивленными японскими глазами. Такую я запомнила ее  - звезду ранней «Версии» (театра Виктора Сергиенко) в «Русалке».
 Она  как будто ничего не делает  на сцене - никаких внешних приспособлений. Но происходит мгновенное погружение в  любовь и  в юность  -   не только с ней,  она и нас с собой увлекает -  взрослых,  огрубелых,    защищенных от жизненных ударов.Меня  вот "пробило" крепко. За такую роль  надо  с ходу   давать   награды и звания!

И ни на минуту не возникла  мысль  о несоответствии   возраста Нины  и  Ведерникова,  которого трогательно, порывисто,  просто чудесно играл  молодой артист Артем Яксанов. Погибнет он где-то  за сценой. А героиня Чупиковой   остается здесь, в лучших своих  воспоминаниях. Ей  как-то  легче  думать, что Ведерников  ее жив-здоров, учит  мальчишек любимой своей  истории.
Актриса  в спектакле почти всегда статична.Весь в движении, скорый  на реакцию - Актер, с каждым  письмом возникающий  снова    - слева, справа, за спиной, рядом с любимой. С фляжкой, с  котелком каши, с штыком, гранатой, в пилотке, плащ-палатке,  в каске.   В его голосе теплота и нежная забота... Поколению моих мамы и папы первому сулили коммунистический рай. И  вышло то  поколение умное, образованное, энергичное  и  -  очень чистое. Первая встреча не всегда  заканчивалась поцелуем,   свидание на лестнице – страстными объятиями. Оно  еще  умело любить, а не заниматься любовью...
Не ищите «Привет с фронта» в репертуаре тюза. Играется редко, по заказу  очередной школы. А я  бы водила и  водила сюда   классы. Не только   рассказывать «про войну».   Попытаться хотя бы  постичь  азбуку любви и  верности. Как мальчик, не опошляясь, становится мужчиной,  как девочка  - при любых обстоятельствах -  остается женщиной. «Да святится имя твое»…
                                                                                                                                               
                                         Ирина Крайнова






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments