irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ДИПЛОМНЫЕ СПЕКТАКЛИ. Старый тюз.Курс Кондратьевой и Мамонова

      КУЛИГИН  СПАСЕТ  КАТЕРИНУ

И кроткий Тихон обнимет ее,  а   суровая  Кабаниха расчувствуется…
Пасторальная мимическая сцена   повторится  несколько раз, дивя зрителя неожиданным финалом. Такую «Грозу» поставили народная артистка России Татьяна Кондратьева и заслуженный артист России Виктор Мамонов на третьем  курсе  театрального  института.
Режиссерами  найдено много  приспособлений, помогающим  осваивать материал культовой драмы Островского. Один из самых важных – образ Волги, мерно шумевшей в первой картине, все  более и более  грозовой  в последующих.Участники во всю длину сцены   натянут невод, похожий одновременно  на сети птицелова. Борис, человек пришлый,  более или менее вольный (Виталий Витол), раскрутит в воду –  в зал! –  видимо,«московскую штуку» -  спиннинг. Встреча с семейством Кабановых  произойдет  не на бульваре, а у собственной  баньки, где босиком, в белых рубахах, распаренные и довольные,  они выпивают «по чуть-чуть» ,   аппетитно закусывая. И речь Феклуши, с заутрени пришедшей ( Анастасия Кайро), такая благостная, искренняя…И Кулигин  (Владимир Решетов – очень  удачная работа)    делает промеры  на  шестах, не уставая восхищаться окрестными видами: «Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу… Душа радуется».
Не захочешь, а вспомнишь другого классика: «Какие красивые деревья и, в сущности, какая должна быть около них красивая жизнь»…Нет, не замечают красот  природы утонченные  чеховские сестры, стремясь в «мифическую», придуманную Москву. Не обращают  на них  ни малейшего внимания  и  обитатели глухого Калинова. Даже чувствительная Катерина не обращает, а ведь   хорошо помнит солнышко,   цветочки  и  ласку  родительского дома (Софья Гондаренко).
До того ли  ей:  тесно, душно, скучно Кате в чужом дому-  муж постыл, свекруха заела…Одно слово, темное царство. Добролюбов все давно по полочкам разложил. Дикой, Кабаниха?–  «царство». Тихон, Борис? – его безвольные жертвы. Катерина?  - луч света в обители зла. Все ясно, как Божий день. Отчего ж  героиня в спектакле дипломников такая ускользающая, неровная ?..
Старые  школьные сочинения  с их  узко обозначенной темой сослужили  нам  плохую службу. Заставила себя перечитать текст только сейчас. Найду ли   что-то новое? Найдут ли дипломники  вместе с педагогами первопричину,  по какой пора реанимировать  редко идущую пьесу?
У «Современника» и Нины Чусовой свой подход. Там центр тяжести  смещается к Кабанихе: она  еще молода,  хороша собой  и -  до обидного  обделена женским счастьем. У Андрея Могучего в БДТ – крен в сторону  общего беспросвета.Здесь,  в премьере Старого тюза на Вольской ,  все завязано на Катерине. Экзальтированная, по-женски страстная,  с  противоречивым характером,   она    мечется и говорит,  как в беспамятстве,  с  самого начала. « Такая уж я зародилась горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно, я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!»
-Она ведь чудная какая-то у нас. От нее все станется! -    опасается   невестку  даже  бесшабашная Варя  (Алена Омельчук). - «Глаза, как у помешанной». На первое свидание -  ровно на плаху идет. «Катерина ( с испугом, но не подымая глаз):Не трогай, не трогай меня! Ах, ах! Борис. Не сердитесь! Катерина. Поди от меня! Поди прочь, окаянный человек! …» Как будто  ночью  в сад не по своей воле пришла. Только такой , воспитанный и деликатный  Борис  - в исполнении Виталия Витола - может выдержать  подобные пассажи.
А перед тем, как с обрыва броситься, заговорит  вдруг  молодая  Кабанова…  словами из  Плача Ярославны. И забьется   в  сетях-силках пойманной птичкой  (на  театральной программке   у нее руки-крылья, облетают-сыплются с них перышки).  Странности   героини рифмуются с  путаными речами чеховской Нины: «Я — чайка... Не то. Я — актриса»… Неординарные,истеричные, с мгновенными переходами настроения  натуры - да простят меня  великие «воплотительницы» этих образов!  Вот какая   героиня досталась Софьи Гондаренко.Мало что неровная , и играется  она пока не везде ровно.  Известный монолог про людей-птиц очень уж   быстро проговаривается  (в этом свой резон, но   не до ощущения   невнятицы). Однако  характер героини  уже  высвечен.
Не думаю, что    "дописанное" в  финале раскаяние   слабого мужа  и   его  твердокаменной мамаши что-то изменит в отношениях этих троих.  Утопленнице все  едино:  "что домой , что в могилу".    Но порадовала  сама попытка перечитать  культовый текст , пересмотреть мотивации  героев в условиях   личной несвободы.И  уже  новыми красками наполняются образы.Богаче и емче выглядят  Тихон (Данила Шувалов), смирный, незлой,   смертельно сраженный русской болезнью; и  далекий  от дремучего Калинова, всеми силами защищающий от  него любимую сестру Борис; и  озабоченный идеей осчастливить человечество  добродушный  Кулигин.  Лучом света  и  разума кажется  именно   он,   а не тревожная,  фанатичная, трепещущая от любого шороха Катерина.
Хорошо заиграл  образ полусумасшедшей Барыни с ее проклятиями (Кристина-Злата Мельникова). Хотя в  первый  раз она «пужает»   более убедительно. Не кажутся   полной нелепицей, как полтораста лет тому, даже  рассказы Убогой  странницы о Москве: «Бегает народ взад да вперед неизвестно зачем. Вот она суета-то и есть. Суетный народ, матушка Марфа Игнатьевна, вот он и бегает». И про  то, как время сжимается: «Бывало, лето и зима-то тянутся-тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят. Дни-то и часы все те же как будто остались; а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается». Есть  же теория,  что скорость Земли замедлилась…
Литературовед Владимир Лакшин  писал:  «Островский не был драматургом пастельных красок, нежных полутонов, психологических нюансов. Находили, что его манера близка жанровым полотнам Федотова». Однако  Лакшин   и   заметил, что наш замоскворецкий Шекспир   не был одномерен,   он  менялся, и кое-где  «предвосхитил  новаторство Чехова». Что  мы     почувствовали в первом дипломном спектакле
курса Кондратьевой.А  хорошенько  обжить образы, наполнить их   горячей молодой кровью  студенты еще сумеют – один лишь спектакль  прошел.… Да при неожиданных технических трудностях , да  на сцене,  для них  новой. Разыграются.
                                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments