irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

НОЧЬ в РАДИЩЕВСКОМ И КУЗНЕЦОВСКОМ



                                     КАК ЧАЦКИЙ -  С КОРАБЛЯ НА БАЛ…
Это точно про меня: не успела сойти с корабля в Петербурге, как попала на  балы в Ночь музеев Саратова
                                                            Картина века и другие шедевры
А было столько всего в ту  карнавальную Ночь – глаза разбегались, и ноги тож. Точно был бал – Венский, как  полагается, с Штраусом, но не у Радищевского музея, а внутри. «Плакучая» погода вносила свои коррективы. А я неслась в Гимназический корпус музея, где мои друзья-художники творили новое искусство прямо на наших глазах. Уже в холле  приковывала  внимание инсталляция «Незаживающий рай», созданная к 100-летию картины Кузьмы  Петрова-Водкина «Полдень». Разбив пространство на квадратики,  живописцы выдавали свое  видение космизма гения серебряного века. Округлость и  вселенский масштаб их яблок перекликались с водкинскими ( кое-где  даже превосходя его в авангардизме),изумрудная зелень гор напоминала  об утерянномнавсегда  Эдеме. Ксему  «Эдему» кисточку приложили Роман Белянин, Виктор Ракчеев , Ольга Пеганова, другие известные художники.
Рядышком Белянин развесил свою уникальную коллекцию кистей от художников ( некоторых уже и на свете нет). Тут же палитры, взятые для  этой экспозиции у живых-здоровых авторов . Вместе они образовали прихотливую композицию « Тайные помощники изобразительного искусства». И затмили  даже  абстрактные  шедевры  своей цветовой  насыщенностью  и выразительностью. Роман водил экскурсии, начиная с почтенной столетней палитры Павла Кузнецова,  и знакомил  с особенностью творческого  почерка друзей-художников.
В зале Людмила Маханькова трудилась над большим панно с голубями в небе, посвященном 100-летию самой великой утопии в истории человечества – Октябрьской.А на стене Геннадий Панферов творил декоративную  многоцветную композицию с  большим эмоциональным напряжением в левой  ее части . Правую расписывала более уравновешенная Елена Панферова.
На центральной стене ученики Владимира Мошникова, почти паря под потолком, создавали картину века. Под странным, казалось бы, названием Ре-эволюция .Но если Революция есть варварский способ прогресса, то Ре-эволюция – это отчасти революционный, отчасти эволюционный процесс, который сказался и на живописи.Здесь мы видим   цитаты из самого что ни есть революционного Малевича, и традиционные  просторы  Нестерова,  и тихую печаль кузнецовских степей, и экзерсизы  соединившего в себе и ре  -, и эво -волны великого Кузьму. Картину творили молодые  -Алена Батраева, Валерия Голубева, Наталья Садовская,Елена Палехина, Анна Мельникова, Елена Шачнева … и выходила она цельной и  могучей, как разноцветное солнце в ее центре, несмотря на  разновеликие силы, ее создающие.А еще была лекция по кубизму от Мастера.
И, конечно, ключевой, стала акция «От Фаюмского портрета до футуризма» работы студентов Мошникова. В написании истории портрета  чуть  не за за два тысячелетия приняли участие  мои любимые художницы Светлана Золина,Светлана Лопухова, Ольга Гудкова,Наталья Леонтьева, создавшая самые большие портреты Алена Черемисова.Весь учебный год  по субботам  они приезжали на архитектурный факультет, где ведет занятия Владимир Александрович,  создавая понемногу   грандиозную летопись жанра.
Фаюмские портреты, где так красивы  восточные лица с огромными глазами (в этот ряд попал и преображенный рукой мастера Алексей Леонтьев)... Возрожденческие лики мадонн, порою без черт, угадываемые по силуэту…Романтизм с его волнуемой ветром гривой волос.. .Парсуна  - последний шаг от русской иконы к светскому портрету…Так называемая "россика", когда наши художники учились  приемам у
западных мастеров , неизбежно вводя свои  черты. Не знаю,  это  ли называлось футуристической акцией «Музей дыбом!!!», но смирную лошадку саратовской живописи на дыбы   они поставить сумели. Словом, выставка эта  невероятная, информационно -энергетически насыщенная, и  - достойна не  одной Ночи, пусть главной в году, а долгой- долгой музейной истории.
                                                    Рыбы как пуп мироздания
Я не стала обивать пороги всех музеев, что  делаю обычно, к тому же зловредный дождь, пожаловавший  на два часа раньше обещанного, расходился все сильнее, и  усадебно-уличные программы  резво сворачивались.Проходя мимо старого трамвайчика, еще увидела остатки проекта косплея и разряженных куклами японских аниме саратовских его поклонниц.А в Саду кузнецовского Дома, среди пьянящих ароматов сирени,- передающие друг другу символический камень   новой галереи завсегдатаи музея, под пестрым разноцветьем зонтиков. Тут  прибыла делегация из дома Баракки на Соляной во главе с Игорем Сорокиным со своим самоваром  - то, бишь ,камнем. Они  провели очередной субботник , а  из руин у  дома Баракки  соорудили  кораблики  -как символ приплытия замечательного итальянца в наш город.
Экспресс-выставка корабликов проходила во дворе другой развалюхи  - на Валовой. Самый оригинальным был кораблик, ловко собранный  из ржавой трухи, а самым симпатичным –с парусом-палитрой от Николая Дубовова.Здесь же с танцами и песнями Армянской общины «Крунк» закрывалась выставка оптимистичной  наивистки Лауры Хачатрян. Зато открывалась , со стихами и байками   -«Антропология саратовского рыбака» Алексея Голицына, Николая Аржанова и Сергея Трунева.И все радостно помчались в  верхотурье мансарды, спасаясь от наглеющего потопа с небес.
Успела  по дороге заглянуть в беседку, где развешены, как сушеные грибы, мощные рыбины и   темно-бордовые гранаты, расписанные  посетителями. Символы  матушки -Волги и южных даров Армении. Матушка, по прихоти индустриального века, давно повернулась к нам задом. Об этом очень живо рассказывал  в мансарде  превосходный  рыбак, редактор журнала «Волга» и завлит Алексей Голицын.Как до появления водохранилища и плотины классно жилось  у нас осетрам и судакам. Как потом запретили всякий лов, кроме банальной  удочки, обрубив по самые плечи руки саратовским рыбакам. И как умудрялись  голодать  люди, жившие у великой,невероятно  богатой рыбой реки.
Орудия труда рыбаков, вплоть до  древнего  деревянного весла с голицынской лодки и старой остроги, вместе с сетями и самоловами, аутентично смотрелись на фоне бревенчатой кладки мансарды. Дух позитива, яркого  солнца , сверкающей волжской воды вносили под крышу картины Николая Аржанова, посвященные, увы, уходящей натуре.Стихи Сергея Трунева и московского гостя – известного поэта Германа Лукомникова к ностальгической ноте экспозиции подсыпали немного здорового юмора. Герман  большой насмешник,  и вообще  - пересмешник великих: «Не позволяй душе лениться/А телу позволяй лениться/Оно обязано лениться/Не позволяй ему трудиться/Душа обязана трудиться».
-Любит меня народ! Только виду не подаёт, -   обронил он как-то. А в Саратове очень даже подаёт! И выставку, и авторов ее  здесь  встретили и проводили аплодисментами.

А самой последней моей точкой был  Ночной показ не  под открытым небом.  Открытое небо по вине небесной канцелярии заменили залом музея, где  телекинофестиваль  «Саратовские страдания»  показал шедевр Армана  Ерицяна  «Привет, Феллини». И я еще раз с удовольствием посмотрела фильм об армянской Кармен, похожей на экзотичную птичку, бьющуюся в клетке жизни,   так и не дождавшуюся своего Хозе.

                                                                                                                                                              Ирина Крайнова, фото Натальи Зотовой







Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments