irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

Из дальних странствий воротясь. Путешествия



                ГАЛОПОМ  - ПО СЕВЕРНЫМ ЕВРОПАМ
Да еще на «Титанике» , как негласно прозвали эти  гигантские паромы, бороздящие нынче моря-окияны.Наш, с гламурным  именем «Принцесса Анастасия», ходит  по неспокойным, хмурым водам Балтики.
    Петербург- Хельсинки – Таллинн – Стокгольм – Хельсинки – Таллинн… Но поскольку начала я с нашей северной столицы,  расскажу  и о Питере.
                                      Часть 1,Петербургская
Когда поет сакура
Моя подруга Фумико, член двух японских обществ, которая и встретила меня на Московском вокзале, и проводила в гостиницу на Васильевский остров ( за что ей большое спасибо!), пригласила на другой день в  Ботанический сад Петра Великого на фестиваль сакура мацури.
Сад основан , конечно же,нашим вездесущим царем, и находится на Петроградской стороне, где я жила в детстве. Праздник японцы и волонтеры- любители Японии устроили замечательный. На каждом шагу что-нибудь происходило - на полянке, в палатке, или в павильоне. Девушки нарядились в кимоно и  давали всем у входа значки. Парни среднеазиатского вида пытались выдать за сакуру цветущие сиреневые кусты с крупными, броскими цветами.Но мы-то знаем, как  выглядит главный японский символ  –нас  на мякине  не проведешь.
За углом, у главного шатра,   плавно кружились в  хороводе стройные девушки, увлекая за собой детвору,  а в высоких вазах стояли скромные веточки с едва раскрывшимися розоватыми бутонами. Но были они прелестней и милей самых пышных тропических цветов. Сакура мацури! Звучала тихая,  мелодичная музыка, и временами казалось, что   сами тоненькие веточки вишни пели свою  негромкую короткую  песнь.
Фестиваль любования сакурой собрал таких же поклонников Японии, как я. Мы  с восторгом  наблюдали и   поединки обладателя черного пояса с необстрелянными новичками, которых он учил приему «открывать дверь» и  укладывать противника одним захватом (правда, на  татами летели только обучаемые), и магию варения японским поваром  знаменитой приправы карри,в которую, можно много чего добавлять,и выставку икебана, состоящую из очень  простых деталей, лаконичную и неповторимую, и бережное выписывание посетителями иероглифов своего имени на обычных  газетных листах.
Мастер-классов было столько, что прямо глаза разбегались.В малом шатре ребятишки складывали нежные розовые лепестки бумажной  сакуры, нанизывая их   на  тонкие ниточки. Все здесь уже порхало и летало бабочками, цветами, журавликами. В Зеленом домике женщины занимались комоно -  миниатюрами  из японского шелка тиримен.Ткань  эта применяется и  для дорогих кимоно,  и для множества мелких вещичек -игрушки, брелоки, амулеты, сумочки, кошельки, шкатулки.А рядом авторские юката  (короткие халатики  типа кимоно) - себе и маленькой дочке – показывала художница.
В белой палатке на наших глазах готовили тайяки в форме рыбки и такояки с вареным осьминогом. Мне надоели очереди, и я взяла охлажденный, и  не менее вкусный онигири с крабовой ножкой внутри.Казалось,в этот день можно было научиться всему: красиво упаковывать подарок ( фуросики), делать кандзаси ( женские украшения для волос), завязывать мидзухики ( декоративные узлы) , вышивать  -сасико…А над всем человеческим муравейником, прилежно трудившемся в разных уголках сада, царили просыпающиеся бутоны японских сакур, подаренных Петербургу  на 300-летие города ,и уже набравшее силу  это привезенное самолетом из Токио розовое махровое великолепие в вазах.
Минула весенняя ночь.
Белый рассвет обернулся
Морем вишен в цвету, - конечно же ,Басё, мой любимый хайдзин. А у Японского домика с  его характерным изгибом крыши  пускали стрелы цветов белые роскошные магнолии. А на лужайках сада  дружно лиловели мохнатки,  желтели подснежники , белели первоцветы, празднуя запоздалую северную весну.И  какое  ж голубое небо    ласково   улыбалось  городу Петра… ну,как будто где-нибудь под Саратовом. А Саратов, кстати,   в эти же   дни оккупировал жуткий ледяной дождливо-ветреный циклон, и на стоянке в Ртищево я вышла  из поезда,  погружаясь в  ноябрьскую ненастную мглу.Петербург махнулся не глядя
с нашим солнечным краем.
Зачем-то зашла я и в оранжерею сада - там много дивных пальм и гигантских кактусов, но стоит  такая тропическая влажная жара, что  выскочила я оттуда, как из парилки.
                                  (Продолжение следует)



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments