irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Из дальних странствий воротясь. ПЕТЕРБУРГ

   
 ГАЛОПОМ  - ПО СЕВЕРНЫМ ЕВРОПАМ

                                                         Часть 1,Петербургская ( окончание)
В чертогах царских золотых

Сын саратовских художников ,тоже художник, работает у Валерия Фокина в Александринском театре.  Александринка – театр царский,с большой историей , с  золотой ложей в центре пышно убранного зала. Первый свой питерский день я провела в театре в  полном смысле слова: спектакль ведущего восточноевропейского режиссера Аттилы Виднянского «Преступление и наказание» идет почти 6 часов.
Видела на сцене две великие версии романа и одну выдающуюся. В театре Моссовета «Петербургские сновидения» Юрия Завадского, где была высокая далекая  декорация ,  Раскольников – Бортников,широко раскрыв  свои огромные черные глаза, шел в  полутьме по помосту прямо  в зал, медленно наклонялся, вынимал топор  (казалось, он сейчас рухнет вниз) и  - отступал назад. На первый план выходил  не убийство , поединки с таким мощным противником, как Леонид Марков в роли Порфирия Петровича . Соню играла неподражаемая  в своей беззащитности Ия Савина.
Любимовский спектакль  смотрела  уже после смерти Высоцкого. Там уже не было неутолимой мужской силы Свидригайлова,но  был слитно двигающийся и существующий  актерский ансамбль Таганки. И -  мистика города-призрака, возникающая из ничего, из скрипа то и дело открывающейся двери, за которой – пустота. Третье   «Преступление и наказание» было московского режиссера  Марины Глуховской в нашей драме,  много было неожиданных ролей, и   было  освоенное  до мелочей  пространство Петербурга, в котором, оказывается, можно жить, мечтать,  любить ,а не только убивать зловредных старух.
Импульсивный мадьяр Атилла распорядился по-своему реалиями романа, мистика у него своя  - с мечущейся толпой, где смешались живые и мертвые, - убиенные живехоньки,   и они  так противно пересмеиваются и  слишком  уж натуралистичную голову Алены Ивановны под мышкой таскают. Возможно, я преувеличиваю, и умные столичные критики  без меня  все давно разложили по полочкам: « проклятые или последние вопросы не только остались, но приобрели еще большую остроту и еще большую беспощадность. Не случайно топор, которым в романе зарубил Раскольников процентщицу и ее безропотную сестру Лизавету, в спектакле обретает гомерический масштаб и зависает в пространстве над всеми без исключения действующими лицами».
Все так, однако буквализм никогда не был сильной стороны режиссуры.И пугают там, как мне показалось, не тех и не тем.Достоевский страшен не  видениями, не  вещими снами своими , а той степенью проникновения к нам в подкорку, которая- то  и  ужасает.Кажется,  он  не только знает про нас все, и дурное, глубоко – глубоко спрятанное, но может предсказать, как это дурное,гадкое,  еще заворочается  и на божий  свет появится. Диалоги с Порфирием это самое дурное из подсознания извлекают, а разговоры с Соней, слабой, всеми презираемой Соней, возвращают  нам свет и надежду.
В спектакле много актерских удач, начиная с центральной пары: Александр Поламишев –Анна Блинова. Достоинства   и правота  больного ребенка есть в Катерине Ивановне ( Виктория Воробьева). Неожиданная  сила -  в Мармеладове (Семен Паршин), трогательность -  в нелепом Разумихине (Виктор Шуралев).Порфирий Петрович традиционно для нашей сцены иезуитничает – Виталий Коваленко ( мощь  харизмы Леонида Маркова ей теперь   лишь снится), а Свидригайлов (Дмитрий Лысенков) непривычно выворачивает все свое  «грязное белье». И нет в нем вообще  ничего, кроме мерзостности.
Спектакль вышел интересный, и  режиссер говорит, что « для венгров до сих пор «Преступление и наказание» – главный иностранный роман, основное произведение зарубежной литературы». Верю,  ведь  текста Достоевского здесь  много, и подан он уважительно. Но так ли уж  нужно, без острой на то  необходимости,  держать нас почти 6 часов у сцены ? Всегда ли оправданы «долгоиграющие» спектакли? Хорошо, что в Питере автобусы ходят до полуночи…
Мы с приятельницей вообще пришли в театр спозаранку, поскольку  с 4-х получили  еще допуск в театральный музей.Александринка была «предметом особого внимания императоров и дирекции императорских театров, особенно при
Николае I».Кто  только  не выходил на ее славную сцену - Асенкова и Каратыгин, Мария Савина и  Дальский, Стрепетова и Комиссаржевская, Черкасов, Толубеев, Николай Симонов… Здесь были впервые поставлены «Горе от ума», «Ревизор», «Гроза». Режиссерами  были Мейерхольд, Акимов,Козинцев,Товстоногов.
В восьми залах  музея русской драмы этого  старейшего театра страны ( более 250 лет) - уникальные сценические костюмы, декорации, мебель, реквизит спектаклей по эскизам выдающихся театральных художников -  Головина, Билибина, Альтмана и др.  Мы видели тяжелые одеяния монархов («Борис Годунов» Пушкина -1934 г. и «Петр Первый» Алексея Толстого  - 1935 г.   и множество костюмов эпохи Эльсинора ( из «Гамлета» 1954 года ),   и пестрый  лубок оформления и одежды героев «Похождений Чичикова». А как богато изубран «Маскарад» Лермонтова 17-го  года в постановке Мейерхольда и художественном решении Головина, сколько там роскошных карнавальных костюмов домино и   карточных мастей…
Поразили меня и совсем неожиданные вещи:  великолепно сработанные соленые огурцы в бочонке и пышный  парад ливрей театральных швейцаров. Нынче они ливреи не носят. Мы долго наблюдали за одним важным господином при белой манишке и бабочке у входа . С победным вид тенора prima он расхаживал перед театром. Оказалось – служитель в фойе..Они все здесь мужеского пола, импозантные, полные внутреннего достоинства.
Театр  не так давно отреставрировали,  царская ложа в центре зала снова заблистала всеми своими златыми украшениями. На мой вкус, ампир  несколько помпезный, хоть и великий Росси руку приложил. Куда изысканней смотрится зал  моего Одесского оперного, построенного австрийцами.

Любопытна  нумерация кресел -  сплошная по всему  по залу, справа налево  и слева направо.Так что  без помощи элегантных служителей в крахмальных  манишках  мы  со своими билетами  не разобрались бы.
                                                                                                             (Продолжение следует)
                                                                                                                                                              Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments