irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

РАДИЩЕВСКИЙ МУЗЕЙ. КРЫМСКАЯ тема



                      ГОЛУБОЕ  НЕБО - РОЗОВЫЕ ПАРУСА
Розовые и сиреневые. Это Крым Павла Кузнецова, замечательного мастера серебряного века живописи,в чью картину я влюбилась еще на выставке в Доме Кузнецова, где были собраны крымские пейзажи  - его и жены-художницы
Есть кузнецовский «розовый парусник»   и на большой выставке в Радищевском музее.Она куда объемней, и охватывает  множество имен живописцев.Как пишут искусствоведы, здесь в работах Кузнецова появляется больше воздуха. «И если «степной» воздух стоит, «кавказско-крымский» воздух движется, наполняя работу свежестью и ясностью. В «Сборе чая» и «Дороге в Алупку» легкие, отрывистые мазки сочетаются с обновленной палитрой, где появляются свежая и изумрудная зелень, нежно-голубой и яркий кобальт, бледно-розовый цвет и мягкая охра»…
Хотела я написать о своих впечатлениях, но прочла музейный пресс-релиз, который с таким лиризмом, с поэтическими реминисценциям,  написала искусствовед Ангелина Ступина, что тут же  решила дать   слово профессионалу  (правда,немного в сокращении; выделения в тексте  мои).  Снимаю шляпу!


овая выставка Радищевского музея «Крым. Край солнца, радости и вдохновенья. Живопись и графика русских художников» представляет музейную коллекцию крымских пейзажей XVIII-XX веков. Интерес художников к природе полуострова вполне понятен – особенно тем, кто воочию видел редкой красоты побережье, рваные цепи гор, раскидистые сосны и стройные кипарисы. Гений места этой древней земли на протяжении многих лет влечет мастеров разных поколений и дарит вдохновение, свободу, радость созерцания…
Пейзажисты XIX века Никанор Чернецов и Алексей Боголюбов в своих произведениях показывают быт местных жителей с его традиционным укладом и неторопливым, словно замедленным, течением времени…Известный советский сценограф Николай Медовщиков в 1927 году издал серию автолитографий «Бахчисарай», в которой в строгой монохромной манере изобразил памятники крымско-татарской архитектуры: дома, мечети, мавзолеи и, конечно, основанный в XVI веке Ханский дворец с Фонтаном слез, воспетым Александром Пушкиным в знаменитой поэме…
Особенности восточной архитектуры, сочетание богатых природных и рукотворных форм давали простор для творческого эксперимента, поэтому в Крыму много и плодотворно работали русские авангардисты, участники объединения «Бубновый валет». Гористый пейзаж в Алупке под кистью Аристарха Лентулова – «кубиста а-ля рюс», как его называли в Париже, – превращается в искрящийся «леденцовыми» гранями калейдоскоп. Роберт Фальк изобразил каменные стены бахчисарайских бань, освещенные слепящим солнцем, так, что зритель видит каждый мазок краски, чувствует движение кисти; нагромождая геометризированные формы, сочетая плоскости контрастных цветов, автор создает образ плотно застроенного восточного города.
Многие композиции саратовского художника XX-XXI веков Владимира Солянова вызывают в памяти живописные фантазии мастеров «Бубнового валета». В его «Коктебеле» те же яркость и динамика цвета, те же причудливые формы, словно растущие из нижнего края картины. Однако пейзаж Солянова холоднее по колориту, в нем больше прохлады морского воздуха, нежели теплого солнечного света.

Красочна крымская красота.
В мире палитры богаче нету.
Такие встречаются здесь цвета,
что и названья не знаешь цвету.

(Ярослав Смеляков)
…Цвета неуловимой мечты, идеала – голубой и синий – любимые в палитре молодого Павла Кузнецова. В пейзажах Гурзуфа, написанных уже зрелым мастером, десятки оттенков голубого и синего выражают красоту окружающего мира: морской глади и сумеречного неба, беспокойных волн и прибрежных камней. В композиции Вячеслава Невского нежные акварельные краски песочного, желтого и оливкового тонов создают иллюзию слепящего солнечного света, залившего поросший кипарисами склон. Андрей Юмашев, знаменитый летчик-испытатель, совершивший в 1937 году беспосадочный перелет из Москвы в Америку через Северный полюс, занимался художественным творчеством. В гуаши «Глицинии» он запечатлел одно из самых красивых растений Крыма.
Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем,— и через плечо поглядела.
(Осип Мандельштам)

«Непарадный» Крым с хрупкими, словно игрушечными домиками у подножия гор и медленно ползущими по земле тенями встречаем в камерных пастельных рисунках Зои Мостовой-Матвеевой. Наталья Нестерова увидела оборотную сторону курортной жизни – однообразие и скуку. Ирония автора направлена против господствующего в 1970-е годы социалистического реализма, предписывавшего показывать явления советской жизни лишь в позитивном свете. Изображая в примитивистской манере парки Алупки и Жуковки, художница выбирает условный серовато-зеленый колорит. Ее Крым слишком правильный: аккуратные дорожки, прямые стволы деревьев, ровно подстриженные кусты, чинно вышагивающие отдыхающие.
…Героиня романа Людмилы Улицкой гречанка Медея, живущая в Феодосии, не переставала удивляться «странным для человеческого глаза», «неземным» пейзажам Крыма и в такие моменты вспоминала художника Константина Богаевского, картины которого «отталкивались от этих скальных причуд, черно-зеленых обрывов и розовых разломов Карадага». Монументальные панно феодосийского мастера «Ночь у моря» и «Старый Крым» принадлежат к новому для начала XX века жанру – историческому пейзажу. Еще один представитель «киммерийской школы живописи» – художник и поэт Максимилиан Волошин – после революции поселился в своем доме в Коктебеле, где принимал многочисленных друзей. Его жемчужные акварели полны гармонии и покоя, которых так не хватало людям в это тяжелое время.
Петр Уткин, Павел Кузнецов и Александр Матвеев, мастера-символисты из Саратова, именно в Крыму воплотили в жизнь свою мечту – создание синтетического произведения, объединявшего разные виды искусства. Им стало имение петербургского коллекционера Якова Жуковского Новый Кучук-Кой. Друзья-саратовцы на протяжении нескольких лет работали над оформлением архитектурно-паркового ансамбля и создали прекрасное подобие античных вилл, пристанище тоскующей души…
Лишь запах чабреца, сухой и горьковатый,
Повеял на меня - и этот сонный Крым,
И этот кипарис, и этот дом, прижатый
К поверхности горы, слились навеки с ним".
(Николай Заболоцкий)


                подготовила Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments