irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ОДЕССОС . К родным берегам



ЗАПИСКИ ИЗ ОДЕССКОЙ ГОЛУБЯТНИ. Часть 1

Знакомый, «как имя собственного ребенка», одесский вокзал с  его характерным шпилем встретил    на велике, с флажком Одессы–накануне город  радостно  отпраздновал свой день
       Литературный уголок
Флажок торжественно   мне   вручили  -  и   в моем домашнем музее нет теперь дороже экспоната.
Ну как было  не приехать? Лучшая  подруга тревожила звонками,  море Отрады звало  даже во сне   бледно-зелеными, с вкраплениями  мелких водорослей волнами,   блестящий журналист и вице-президент Всемирного клуба одесситов  написал кратко, но выразительно : " Только преодолей пространство и время!"
Билеты взяты заранее, хатку для моего в ней  поселения однокурсница Галя  нашла в родном Приморском районе ,рубли на цветные веселые гривны уже поменяны… Недели за три до поездки века  вдруг звонит  бывший родственник и сообщает, что с 1 сентября могут ввести биопаспорта, регистрацию на сайте и т.п. Билет у меня аж  на 2 сентября, я уже готова   была идти по шпалам до родного города, начиная  с середины августа.Удержал разумный старший ребенок: «Будем посмотреть, время еще есть!».И точно: новые таможенные правила вступят в силу  1 января, пока  же мне хватило вызова от  моей Галинки.
Галя и ее сверхспортивная дочь Леся на  велосипеде  торжественно препроводили меня  в переулок Веры Инбер, утекающий к морю от  моей наскрозь литературной  Белинского ( теперь Леонтовича). Раньше он звался Стурдзовский,  еще раньше -  Купальный переулок.
На Белинского-Леонтовича церковь, где крестили соавтора «романов века» Евгения Петрова, здесь жил Багрицкий,  за углом на Чижикова (Пантелеймоновская) провел детство Корней Чуковский,  на месте музкомедии стоял дом, где жила будущая жена Набокова. Переулочек Инбер упирается в улицу Черноморскую –  одесский адрес Паустовского. Старенький дом поэтессы, увы, снесли, заменив его свечкой «небоскреба» (когда-то  и девять этажей в катакомбной Одессе считалось «небоскребом»).
Сгустилась непроглядная южная тьма, когда мы причалили к типичному одесскому дворику  - с ажурными воротами, наружными лестницами , широкими виноградными листьями ,заплетшими   все окна и пристройки. Мои земляки добавили колорита к своим дворам,  встроив у отдельных входов летнюшки, мазанки, скворешни, отгородив  их чем бог на душу положит  от остального двора. В ход шли фанера, пластик, рабица, прочая, прочая.
Моя хозяйка выгородила себе  остов бывшей… голубятни, разделив его на две клетушки   и снабдив   «в шаговой доступности» туалетом с душем. Туалет стационарный, душ круглосуточный ( и это в Одессе, где раньше  ночью отключали воду!),с одним незначительным изъяном .Эти  блага цивилизации скрываются  за колеблемой  всеми  нордами и вестами клеенчатой занавесочкой без дверей. И «до  витру»   приходится  идти не тока кой-куда, но и в душ.Посему мылась я с утречка, не решаясь на такой аттракцион    ощутимо прохладными осенними вечерами.
    Мадам - мсье
В моей голубятне помещались стол, стул и просторная тахта с двумя целующими лебедями над ней. Кустарный промысел в духе  базарных умельцев  «Операции «ы».
За переборкой – трудно назвать ее стенкой – ходили, шептали, дышали другие постояльцы. Слышно было не только их – за открытыми окнами и дверями ходила, шептала, дышала  вся ночная дворовая жизнь. Дородные одесские красавицы  под навесом из виноградных листьев пили молодое вино, ели вымоченные в кислом соусе мидии и соленую одесскую брынзу, белозубо  улыбаясь своим черноглазым кавалерам . Не всегда  законным мужьям, но кому какое дело? В дворике  на Инбер даже собаки брехали интеллигентно, не мешая спать и бодрствовать любителям поздних застолий. Да и надпись на воротах, обращенная к гостям, призывала к выдержке  и спокойствию при открывании кодового замка.
Хозяйка Марья Андреевна,  крупная  одесская  мадам с высоко поднятыми пышными  седыми волосами, появлялась утром на капитанском мостике  второго этажа, и, не спускаясь,  с высоты шезлонга , неторопливо  обозревала окрестности   своим орлиным оком.  Властно  вызывался из глубин домика Жан,  смуглый красавец   породы «вечных мужей» ( и среди таких  красавцев они  случаются), заглядывая в рот любимой жене, ждал дальнейших указаний.
Марья Андреевна  всегда распекала Жана за одно и то же  - выкуренную тайком сигаретку. «Он курит! Упал уже  дома -     он курит! Кто будет  его поднимать? Я?!!.. Что он мне делает?.. Он моей смерти хочет! Курит он!..» Жан  робко переминался с ноги на ногу, не смея  поднять  глаз на грозную жену. Воспользовавшись краткой паузой в потоке  восклицаний, рысцой   бежал  выкидывать мусор.
Приходила такая же  холеная и   пышная, со взбитыми вверх волосами дочь  (копия матери, но  в молодости),  и они уже вдвоем покрикивали на беднягу Жана.Видимо, тайное курение было его главным пороком.Вечный муж покорно отправлялся  с дочкой «делать базар» , тащил с Привоза необъятные мешки с цибулей,  забывая замкнуть калитку, за которую ему тоже влетало.
Курил мсье Жан  ночью,тихо, у нашего голубятника, удостоверившись, что благоверная на своей верхотуре  уже  отошла ко сну. И  -  ранним утром, для виду обсудив с нами метеопрогноз: небо шота  «хмарится»,хотя  «не обещали».
Марья Андреевна родом из Балты под Одессой, она  русско-украинского происхождения, и как дитя  разных кровей, роскошно  красива,  с  большим, точеным телом.Прибавила себе как-то  годок в паспорте, чтобы  только уехать в   нашу  южную столицу. Ее удачно пристроили в парикмахерскую  в центре («Девочки, парикмахеры и мясники в Одессе - лучшие профессии, туда можно было попасть тока по большому  знакомству!»), и всю жизнь Муся стригла, завивала, душила тройным одеколоном пол-Одессы.Там  и  высмотрел  ее   Жан,   тока вернувшийся из армии шикарный брюнет.Жанина мама чуть не легла на рельсы, узнав о  намерениях сына . У Муси   был уже  ребенок от первого брака, и в ее ясных голубых очах  и  тогда  нетрудно было прочесть  властную силу.Но обычно    кроткий Жан взбунтовался и сказал, что сам ляжет на рельсы и вообще повесится, ежели шо.Всю жизнь он пылинки сдувал с красотки жены.Да и  в старости пара   эта колоритна.
Друзья- одесситы
После всех попыток  «свыше» нас  разделить и разобщить настоящих   друзей  осталось немного. Зато  все  они проверенные и надежные.  Моя Галка с ее осиной талией и  спортивной фигуркой  до сих пор сохранила  энергию юности.И каждый день наматывала километры,  таща ко  мне  то   затейливые овощные одесские  деликатесы ( кухни в нашей голубятне не наблюдалось), то полные  рюкзаки теплых вещей ( я прибыла  налегке, ни о чем особенно  не думая), то  тяжеленький ноутбук, чтобы я связалась таки  со своими детками.Зная мои проблемные колени, та высчитывала и выверяла наши уличные  маршруты, как лоцман  морские карты : лишь бы ее  Ируся не делала лишних движений.
Леся, отважная Галина дочка, прошла  самыми труднодоступными горными тропами, прыгала  со скал, занималась другим экстримом.Но мама Галя..несмотря на свою девичью фигуру и белые одежды,  девушка даже не бальзаковского возраста!…Я повезла ее кататься в довольно бурном море. Когда  катамаран «Аладдин» поднял  благородно красивый белый-вишневый стаксель ,  капитан разрешил скупнуться с качаемого во все  стороны трапа. При всей моей любви к  морским купаниям    я  на такой аттракцион   не отважилась. Галка не тока поплыла  следом за качающимся на волнах «Аладдине», но   пошла на полный  риск- плыла за включенным мотором яхты, держась за спасательный круг на длинной веревке.Я ,холодея,видела, она  таки глотнула  водички, но с дистанции не сошла, уступив в конце   только накаченному молодому парню. Вот таких наш одесский истфак выпускает девчонок, со знаком качества!
Леся показала нам   недорогие уютные кафушки,  мы провели не один вечер у  понравившихся нам «Двух Карлов», в привычном  виноградно-увитом  дворике, жуя  молдавские колобки из мамалыги,  они оказались не только очень большими, но и очень вкусными. Угадывая топонимику места, мы вспомнили пролетарских Карлуш – Маркса и Либкнехта. Менее политизированная Леся  назвала третьего  виновника торжества– того самого, который  у   Клары стибрил кораллы.
Обряд хождения в краеведческий музей к нашему однокурснику   мы повторили   с теми же подробностями, что  и четыре года назад: еле-еле  вызвонили его по телефону и словно отвечая на  незаданные вопросы сотрудников,  представились сами . Но  это нас не спасло. Наша встреча с Игорем, как и 4,  и 5 лет назад, происходила в маленьком внутреннем дворике  музея, под  бюстом  прежнего памятника Екатерине и…  под более чем любопытными взглядами  надвигающейся на нас с метлой тетички и  замедленно закрывающей ставни барышни. Дамский коллектив, шо  тут скажешь!
Фейсбук сдружил меня  со многими одесситами. Удалось перевидаться с симпатичной  Наташей Дижевской ,  я  попала благодаря ей на презентацию в Всемирный клуб  одесситов. Получили   мы  приглашение  и в легендарный дом Голубовских на  Большой Арнаутской.Здесь побывали все без исключения выдающиеся  "соплеменники".
Лабиринты  длинных коридоров – и вот я уже в объятиях милейшей Валентины Степановны – мягкой, светлой  души этого  удивительного сплава двоих, думающих и чувствующих в унисон.
В таких домах главное место общения – кухня, большая,   просторная , наполненная  уютом и теплом старинных вещей. Настенные тарелки отсылают то к роскоши ампира, то к экспрессии агитационного фарфора. В ковровой развеске комнат – история одесской живописи прошлого и нынешнего века. Глаз  легко выхватывает из  многоликости стен два портрета – русоволосой девочки с недетски серьезными глазами на фоне ананасов и бананов,   не замечающей их приглушенной пышности.И – пластичную  фигуру наклонившегося  вперед мужчины с выразительно изогнутыми бровями. Засунув руки в карманы брюк, он точно чуть- чуть раскачивается, погруженный в свои мысли.
Сразу признала эти портреты на невозможном богатстве – подаренными мне хозяевами  дома книгах: «Глядя с Большой Арнаутской» и «Мама купила книгу». Дарственные надписи выдают характер  дарителей. Мы пьем китайский чай со спелой  одесской «фруктой», балуемся отменным коньячком,ВС вспоминает  студенческие годы в Репинском институте.На ее страничке в фейсбуке –всегда великолепные Стихи  (юбилеи, памятные дни,  поток ассоциаций)  и Картины.
Галинка  во второй раз  чувствительно жмет мне  ногу, пока до меня как до того жирафа доходит:  да, пора и честь знать .ЕГ невероятно занятый человек: ВКО, редактирование  газеты, литературного альманаха «Дерибасовская угол Ришельевской», предисловия к бесконечным книгам коллег. Выкроил время  - написал  и собственную  книгу с чисто одесским  названием. И слава Богу!!! Мы ретируемся столь быстро, что я даже не успеваю  поздравить ЕГ с орденом Маразли*. ПОЗДРАВЛЯЮ!..В длинном  коридоре нас настигает добрая душа ВС  -  щедро оделяет своей книгой   и Галю. Друзья мои, прекрасен ваш союз!
                                                                                                                                                                                   Ирина Крайнова
                                                 
     
                                 (Продолжение следует)

---------------------------------------------
    *
Почетная награда Одесского городского головы имени Григория Маразли  вручается за весомый вклад в развитие Одессы в экономической, научно-технической, социально-культурной сфере, активную гражданскую, благотворительную деятельность и меценатство .Выполнена в виде ордена                                            
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments