irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ОДЕССОС . Блеск и нищета нашей жизни



ЗАПИСКИ ИЗ СТАРОЙ ГОЛУБЯТНИ.Часть 4. ( окончание)
Добро пожаловать, или посторонним…
Далее по тексту, как   у Элема Климова.Мы добрались  до  знаменитейшей студии страны с парусником-символом, страстно желая попасть в  нее и в ее музей. И нас пропустили! Потому что  на Одесской киностудии был День открытых дверей. Мы даже увидели за металлическим ограждением  фотостенд, где Боярского гримируют в мушкетера, и Высоцкий настраивает свою гитару,и шота  кричат в мегафоны  помрежи великих киномагов эпохи.   Еще  мы проникли в киношный парк ,трогательно  старомодный , с афишками фильмов – просто золотого запаса исчезнувшей страны. Весна на Заречной улице и Робинзон Крузо,Вертикаль и Долгие проводы, Зеленый фургон и Место встречи изменить нельзя. Ясно, как божий день, что афишек было куда больше  -  поклонники разобрали на сувениры.
Хотели  еще прогуляться на  ребячьи голоса –какое-то барабанное шоу устроил детский фестиваль. Не тут-то было: молодой человек решительного вида преградил дорогу: вход по билетам. А как же День открытых дверей?!
Прокатил нас и охранник  в собственно здании киностудии .В ответ на вопрос, где здесь музей истории кино, молча подвел к объявлению, где указан телефон экскурсии по киностудии, не дешевой, кстати. Ну что ж– в следующий приезд всенепременно!
Памятник Высоцкому у входа в  киностудию в свете предыдущих событий  (не пустили  вольготно гулять по парку, не показали, где  музей) нам  не сильно понравился. Шота куцый он, дробный какой-то. Но погибавшая киностудия  как будто очнулась, посдавала в аренду помещения, открыла в бывших павильонах  студии и танцлкассы.Видели в парке   даже  каскадерский уголок с  остовом горевшей машины.
Где мы тока ни побывали с моей Галинкой-малинкой в золотые осенние денечки  (всегда хороша ранняя приморская осень), где нас тока не видели…На пляжах и на улицах, в музеях и парках, в недорогих кабаках и элитарных театрах…Добрались до порта, но там ремонт,  к кораблям  пробиться сложно.  Возвращение на  зеленом фуникулере  не сильно вдохновило: стояли, как лошадки в стойле ( в красных вагончиках моего детства  все же  были скамеечки) под пронизывающим взглядом контролерши - с забытым Галей дома пенсионным билетом!  Но Галюня умудрилась переговорить контролершу и вывести нас наружу  без финансовых потерь . Повторять  сей эксперимент я бы  не хотела…
В бывшем кинотеатре«Уточ- кино»  в Городском саду   мы  плотно пообедали, любуясь  большим макетом фанерного самолета  первого воздухоплавателя Одессы. Сергей Уточкин разорялся на своих полетах и прочих экстримах, но на подмогу  всегда приходили братья, они  и  открыли на лестнице Сада первый в Одессе кинотеатр.
В музкомедии  им. Миши Водяного ( знать бы, что откроют ее потом прямо на моей улице!) мы  посмотрели старую добрую «Веселую вдову», с  очень певучим и «игручим», но каким-то низкорослым мужским составом. И это на фоне роскошных, фигурных одесских красоток! На Белинского же ( тьфу, с языка сорвалось- Леонтовича!)   заглянули в музей современного искусства, которому  отдан весь   просторный двор  и особняк  с деревянными украшениями, похожий на купеческие начала прошлого века.  Нынче здесь биеннале  - срез   художественной жизни города  с  отрешенным парашютистом над  высоким столбиком с именами и названиями.
А на Пушкинской   попали в музей западного и восточного искусства, где  уникальная выставка памятных мест города на  старых фотографиях.Потемкинская лестница , доходившая до самого моря, Рыбный ресторанчик у памятника Дюку, о котором подробно  сообщал нам Губарь, старый фуникулер, эскалатор на его месте, новый спуск в порт… Все забавные изменения Екатерининской площади: памятник Матушке, фонтан на это месте ,   один тока постамент, временный памятник Марксу, снова постамент, памятник потемкинцам, возвращенная Екатерина…И вот в    таком любопытном историческом срезе - все достопримечательности .
В домике Паустовского на Черноморской пробыли совсем не долго –особенно нечего смотреть в двух его комнатушках. Я вспоминала наш визит шестилетней давности, когда жив был еще основатель музея Виктор Глушаков.Моряк, влюбленный в книги писателя, 25 лет он собирал все, с ним связанное .Притащил  и бюст никому не нужного уже лейтенанта Шмидта, мемориальную доску с дома, где жил Грин.Мы шли тогда на  море с другой  моей Галей и просто  заглянули в музей по дороге….Виктор Иванович два с половиной часа увлеченно  рассказывал нам о Паустовском, об экспонатах и подарках музею, а мы, два историка, две   великовозрастные дурынды, выразительно поглядывали  на часы. Если бы знать, если бы знать…
А еще мы обнаружили Art club галерею  на улице Отрадной. Там  неплохое  частное собрание  живописи, есть даже «Девятый вал» в  удачном повторении ученика Айвазовского. Много интересной  абстрактной живописи в исполнении самой галеристки. Два раз удалось попасть  в любимый одесский театр На чайной. Театр живой, как они о себе пишут, с живым дыханием и молодым зрителем,   обязательным чаем на обсуждении.
Они поселились на бывшей чайной фабрике, выпускавшей когда-то неплохой чай в грубой серой бумаге с нечетким рисунком горы. Но   это здание решили  снести, ребята уходят в безмерный бывший Дворец студентов, который  даже  не отапливается. Очень надеюсь, что они окажутся  живучими , не даст пропасть своему лучшему театру  и  зритель.
А пока мы посмотрели две превосходные постановки  - «Стриптиз» и «Странный спектакль»  на ту же вечную тему:  индивидуум – общество –власть.
                                                      Ира,  шо так рано?
Закончили  мою одесскую десятидневку, как и  начали – ударными темпами.После моря – музей, после музея  - ВКО ( куда  меня ни за что пускать меня  не хотела  строгая дама и предъявляла Рукману, как директору,а он меня не  признавал, хотя сам   же и принимал в члены клуба -  прямо прибытие  любимого сына лейтенанта Шмидта в Старгород!).Но в конце концов я была  опознана и допущена  подвальчик, где происходила увлекательная презентация увлекательной книжки Аркадия  Хасина , стармеха  Черноморского флота, писателя и журналиста, -  о море, о дальних странах, о замечательных морских людях.
Правда, не все там  были замечательные – кто-то «заложил» автора, купившего в Италии запрещенного тогда «Доктора Живаго» и отправившего его за борт в Одесском порту. Но, в основном, это был крепкий народ, проверенный  и  валящими с ног океанскими  штормами, и идеологическими бурями. Не без острого юмора рассказывал автор, как капитан его судна наотрез  отказался брать на борт  в эпидемию холеры высланных из  нашей страны «за политику» непривитых англичан.
Немного подискутировав по поводу рисунка на обложке книги - черемуха вместо акации ( пошли вслед за песенником с его культовой фразой : «Фонтан черемухой покрылся…»?), друзья тепло поздравили писателя, выпустившего уже ( по   некоторым данным)  два десятка книг.
Аркадий Иосифович давно живет в Германии, но каждое лето его неудержимо тянет  домой.  Дом у одессита один  - неповторимая Мама.
Я смотрела на город  без розовых очков ( доведется ли еще приехать?)  и  видела разваливающиеся старинные здания рядом с  бережно восстановленными, мусор на морских  склонах по соседству с фешенебельными пляжами.Но заметила и  сильную нежность к нему коренных жителей (  тока-тока отстояли уникальный "плоский" дом в Воронцовском переулке, к которому расторопные  предприниматели  стали пристраивать уродскую четвертую стену!), и возникшую  буквально из руин Сторожевую башню, где за дело взялись реконструкторы, и вежливый тон молодежи, охотно  уступавшей мне  место ( неожиданно  приятный  штрих для Одессы),и многое  еще … Была я и на Куликовом поле, откуда когда-то  папа  привез меня из роддома.Читала стихи и надписи на новой Стене плача. Одесса все помнит.
Это мой город, «куда б нас не забросила судьбина».И где бы  еще с такой легкостью, да на больных ногах, после моря я  шла  в музей, из музея – на презентацию, оттуда в театр, и  вечер заканчивала  в «Гоголе-моголе» или  «Карле». И ранним утром, после нескольких часов некрепкого сна в распахнутой всем ветрам голубятне легко вскакивала,  едва завидев за занавеской могучий дамский   торс и заслышав вместо приветствия : «Ира,и шо ты так рано встала?!»Я получила доверха  и сполна  порцию  теплого, дружного, бродившего, как хорошие дрожжи энергией и юмором, одесского двора - то, чего была лишена в моем чинном детстве  почти что с фрибеличкой - двоюродной бабушкой, уводившей нас в парк Шевченко или в Лермонтовский . Царский подарок от Мамы.
Мы уходили на вокзал, сгибаясь под тяжестью подаренных мне книг, под аккомпанемент пленительной одесской речи: «У тебя завтра нет английского, ты поняла?...Нет,она не поняла! Да английского нет у тебя , и  шо   ты топчешься у ранца? Нет,  посмотрите на это сокровище , оно  смерти моей хочет!..»


... Я вернусь. К Маме всегда возвращаются...
                                                                                                                                                                                 Ирина Одесская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments