irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРЫ САРАТОВА. ТЮЗ КИСЕЛЕВА. Проект с Гете-институтом

        ЧТО ТОТ СОЛДАТ, ЧТО  ЭТОТ…


Для кровожадного бога Марса все едино. Он пожирает молодых, сильных с завидным постоянством.
Все больше ракет, снарядов, автоматов, все изощреннее и  страшнее орудия убийства.  И уже  тихо  игравшая в свои социальные игры Северная Корея размахивает над головой смертоносным оружием, и мир, привыкший за семь десятков  ядерных лет  к новой  реальности, с опаской поглядывает  в ее сторону.
У кого, у кого из обладателей «атомных кнопок» первого  не выдержат нервы, и он пошлет в тартарары «готовый к погибели, тухло и затхло шутами управляемый мир»?…Так  или примерно так в тексте Вернера Фрича . Долго  не могла найти его в Ин –те. Взамен  все время всплывал однофамилец литератора  – генерал-майор вермахта  барон Вернер  фон Фрич. Но  драматург  Вернер Фрич  -  противоположность  тому, давнишнему, из армии он вернулся пацифистом. Это отмеченный многими наградами  писатель, драматург, сценарист. Преподает курс драматургии в Лейпциге.«Каменоломню»   опубликовал в 1989 году, когда еще  казалось вечной  Берлинская стена между двумя мирами. В 1992 году   появилась радиопостановка,  а в  2000 году   текст Фрича  увидел огни рампы.  Это действительно текст, сложный философски, с неологизмами и  полным отсутствием знаков препинания, крайне  экспрессивный,  что  превращает  его «в обвинительную тираду против войны и военщины, все равно о какой стране или о какой границе идет речь».
Начинается  моноспектакль  (а  это спектакль одного актера Юрия Дица- одного солдата) медленно, с нарочито сбитым темпоритмом.Герой бродит по сцене, где много вооружения и боезапасов – куда больше, чем может понадобиться одному! -выискивая среди ящиков и маскировочных сеток   защитную одежду,  противогаз, берцы. Облачившись,  снова снимает, неторопливо переодевается . Видно, что  не салага, ефрейтор у него  над ухом  не гаркнет. Но даже полное облачение: в бронежилете,  при каске, с автоматом наизготовку - не делает  из него бравого вояку.
«Что тот солдат, что  этот», - говорят  военные вербовщики  в пьесе Брехта. Один погибнет – два других  на смену. Солдаты в «Матушке Кураж» толкуют о своей храбрости и удаче,  а   их жены — как мало значат подвиги и награды обреченных на гибель. Матушка Кураж  кормилась  от войны, все трое  ее детей  от  нее и  погибли.
Автор текста  «Каменоломня» ведет   антимилитаристскую  линию Брехта? Так сказать  - почти  ничего  не сказать. Ведь во времена  великого немецкого драматурга мир еще не жил под прессом  «одной-единственной кнопки». Ядерное оружие  тогда только пробовало свою дьявольскую силу.
У Фрича  часовой охраняет границу зимой, на вышке, где внизу  какие-то «чертовы склады». Замерзая от лютого мороза,  согревается «танцами с  оружием » (очень своеобразная пластика),  обряжением «в солдата»   поблескивающий металлом   снаряд -  гигантская пуля?  (учебный муляж торчит среди сцены, как огромный боевой заряд всех земных войск, как тот самый «тухло и затхло шутами управляемый мир»), аппетитным поеданием  картошки из солдатского котелка. Картошка и шнапс - его он не раз хлебнет из походной фляжки - перекур, небольшой антракт в диалоге  часового с командующим  караулом, которого он, сугубо мирный человек, посланный на эту чертову вышку, в одиночество, холод и ночь, люто  ненавидит.
Монолог идет  по нарастающей, и вот это уже страстная отповедь всем  «дурным башкам»,  что понаставили эти чертовы склады, нарыли  бункеры–каменоломни  и  отгородились  колючей проволокой  друг  от друга и  -  от мира. Но  это их  не спасет. Если не перестанут воевать.Весь мир летит в пропасть в одном общем  экспрессе, можно переместиться  по вагону  подальше от  локомотива , но выйти из него  уже нельзя. В устах Дица  (он волжанин,  давно уехавший в Германию, теперь - известный актер и преподаватель актерского мастерства) - это и пламенный призыв к тем, кто  еще слышит: люди, не теряйте последний разум!
Перевод  сложного, неровного, метафоричного  текста дается  не синхронно, голос переводчика с русским вариантом  вносит свою  эмоциональную ноту в происходяшее.В финале мы слышим  обрывки английской речи,  арабской , еще, еще…Как будто   и по ту сторону границ солдаты прониклись абсурдностью происходящего.
Ожесточение человека с оружием доходит  до предела. Кажется, эта пуля-снаряд,зловещая  в неверном красном свете, магнетически действует на  солдата. Выстрел,   пронзительные звуки, пятна крови  на белом снегу…Солдат медленно разоблачается, снимая черную шапочку с мокрой головы, выбираясь из  всех  этих жилетов, касок,  плащ-палаток.Слишком медленно для стрелявшего в своего   начальника.  Как хорошо, что     выстрелы  -  только в его усталом мозгу. Стук  сердца часового слышится   так  громко и тревожно,  как  тиканье часовой мины, которая наверняка  спрятана  в пуле-снаряде…
Что тот солдат, что  этот – появится  третий. Только не   для немцев. Ни один урок Второй мировой войны  не прошел для них   напрасно. Они  не хотят воевать.
На сцене тюза Киселева спектакль  был  показан  при содействии  Гете-института, режиссер/ сценограф - Катрин Кацубко ( они вместе с Юрием  преподают в Мюнхене на театроведческом факультете,  не один спектакль уже поставили)  ассистент режиссера-  Валентин Вальх ,техника и  свет- Вольф Маркграф ,музыка- Вальтер Килльмайер. Перевод на русский язык- Алла Рыбикова. "Каменоломню " Катрин поставила на сцене учебного театра театроведческого факультета Мюнхенского университета им. Людвига Максимилиана.
                                                                                                                                                                 Ирина Крайнова



Каменоломня 046.JPG
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments