irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. "Мастер и Маргарита". Как рождалась МАРГАРИТА легендарного спектакля

МУЗА МАСТЕРА   и  КРЕСТЫ

«… Она несла в руках отвратительные,  тревожные желтые  цветы. Черт  их знает, как их  зовут,  но  они первые  почему-то  появляются в Москве. И эти цветы  очень отчетливо  выделялись на черном ее весеннем пальто…
— Нравятся ли вам мои цветы?
Я отчетливо помню, как прозвучал ее голос, низкий довольно-таки, но  со срывами, и,  как  это  ни  глупо, показалось, что  эхо ударило в  переулке и отразилось  от желтой грязной стены.  Я  быстро  перешел  на  ее  сторону и, подходя к ней, ответил:
— Нет…
— Вы вообще не любите цветов?..
— Я розы люблю…»
Кто  не помнит  этих волшебных строк  из «Мастера и Маргариты»? Мне повезло, с первой Маргаритой саратовской сцены я встретилась примерно так же.
И я люблю розы.Но  она  тоже несла в руках  эти тревожные желтые цветы. И  они  не так отчетливо, как на черном, но все же выделялись на нежно-оранжевом ее полупальто. И  она в упор глядела  на меня со своей стороны улицы. А я глупо  торчала у столба с одинокой розой на длинной ножке  и не видела ее. А ведь  она осталась все  той же Маргаритой , единственной , для тех , кто видел ее в этой роли. Да еще  держала в руках- для таких непонятливых, как я! – эти семафорные  мимозы.
«Столько  совпадений сразу  не бывает, всё  неслучайно», - успела подумать я  и спросила , чтобы хоть что-нибудь спросить:  «Почему Булгаков  не любил   мимозы?» - «А  он врал, писатели иногда ловко врут», - ответила  она низким , «со срывами» голосом и загадочно посмотрела  на меня.И я поняла, что героини  порой знают  про своих авторов больше, чем  они сами.
Народная артистка России Валентина Федотова   сыграла прекрасную героиню Булгакова в великом спектакле  Александра Дзекуна в Саратовской драме.Светлоокая, светловолосая Маргарита Федотовой навсегда останется  для зрителей символом возвышенно чистой любви,  готовой  ради любимого вытерпеть  все муки -  даже среди нечисти.
Мы  тогда проговорили с Валентиной Александровной почти  три часа  на ее кухне в веселенький ситчик,  я прониклась  еще  большей любовью к замечательной актрисе, которая к каждой  новой роли заводит целую книгу и исписывает  ее своими наблюдениями и мыслями.
На очередной лекции цикла «Легенды Саратовской драмы» завлит  театра Ольги Харитоновой  мы услышали, почему выбор режиссера пал именно  на эту актрису, в которой точно ничего «ведьминского» нет. Недосказанность булгаковского текста наводит на мысль, что Мастер  не просто исчез  на время  - он сидел.И значит,  Маргарита ждала  его  у стен тюрьмы, даже не зная, там  ли он, носила передачи, как тысячи тысяч женщин в те  годы. «Реквием» Ахматовой, тогда только опубликованный, и  о ней тоже.Ахматова стояла у Крестов, где сейчас  тонкой сиротливой фигуркой   застыла  она навек, обернувшись, как жена Лота.Но разве не было таких «Крестов» в Москве,в Сибири, на Волге – по всей  нашей бескрайней стране…
Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,
Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.

Маргарита Федотовой не забыла.
Нам рассказали, как ставился легендарный спектакль в стране, где свобода делала  только первые шаги.  И о  последней жене Михаила Афанасьевича, имя которой связали с прообразом героини романа. И о первой жене Татьяне Лаппа,   к ней в Саратов приезжал совсем еще юный Булгаков . Они прожили в браке  11 лет,   сейчас даже в энциклопедиях пишут,  что « Татьяна Николаевна Лаппа провела с Булгаковым самые тяжёлые годы его жизни. В смоленской глуши Татьяна не дала мужу погибнуть от морфинизма, во Владикавказе в 1920 году выходила Булгакова от тифа, а в Москве провела вместе первый, голодный год»…Но  писатели, как творческие натуры, часто меняют своих муз.
Скорее,  ее – Татьяну  напоминает светлый образ, созданный  Валентиной Федотовой в  спектакле Дзекуна, а  не светскую красавицу, не знавшую горя и нужды жену генерала, как вначале    книги ( да и  в жизни).К сожалению, не смогла найти  для статьи ту  изумительную черно-белую фотографию актрисы в глухом черном платье – на ней плачущая Маргарита. Слезы ли то  освобождения  («Свободен! …Свободен!») или тоска перед Вечным покоем?

                                                                                                                                                                Ирина Крайнова, фото с сайта и из архива театра


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments