irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ЯПОНИЯ в СЕРДЦЕ. Год Японии в Москве - выставки, музей Востока, спектакль по японским легендам



                         МОЯ ЯПОНСКАЯ МОСКВА
Эти пять дней вышли у меня чисто японскими, с небольшими антрактами на театр и живопись.
Начали с тануки
Хотя  и живопись Японии, и  спектакль по японским легендам   тоже  потом увидела. Но начиналось все  очень  спонтанно -   неожиданным предложением  сыновей пообедать в японском ресторанчике. «Тануки»  ресторан сетевой, не эксклюзивный . Но  -  сильно напоминающие  анфиладу  тории красные ряды у входа, но  большие круглые камни за стеклами витрины, но  перегородки между столиками из широкого бамбука , и  даже  такая милая подробность, как мелкие камешки  для  палочек хаси… Все    выглядело так по-японски. Понравилось мне   и название заведения, отсылающее в богатый мир  мифологии.
Тануки - традиционные японские звери-оборотни,  но без негатива,  они символизируют счастье и благополучие. Принято изображать тануки в виде енотовидной собаки,  этаким добрячком с брюшком.  Ну как тут было  не заказать  блюдо с названием тануки когасэ? Фирменный ролл с опалённым лососем, угрём и мягким сыром очень  даже хорош.
К нему я добавила  ниннику эби, хрустящие креветки со сливочно-чесночным соусом.  Не обнаружила в меню свои   любимые тэмпура с разнообразным наполнением (овощи и морепродукты, обжаренные в кляре), но  нашла что-то похожее на  эби тэмпура.
Год Японии  продлится  почти два  года,   в столице одна  за другой открываются  тематические выставки. Я  сразу  отправилась  на Красную площадь, где новая  японская экспозиция  в Историческом музее.Выставка "Очарование Японии" из собрания музея и коллекции Егорова  содержит более 100 образцов декоративно–прикладного искусства XVII–XX вв. -   почти все экспонируется впервые. Настоящим раритетом  считается  внушительных размеров  лаковый сундук Корнелиса ван дер Лейна XVII века со сценами  японских классических произведений.   Принадлежал  генерал–губернатору голландской Ост–Индии.  В мире только несколько подобных вещей. Например,  сундук кардинала Мазарини в музее Виктории и Альберта в Лондоне.
Японская коллекция музея  представлена изделиями из фарфора и  резной кости второй половины XIX века  из  частных собраний Щукина  и  Бахрушина. Чудны миниатюрные нэцки (4–5 см)  людей, животных, мифических существ. Как  брелки, их  носили на шнурке  пояса. Но меня восхитили окимоно — скульптурки для украшения интерьера, выполненные в манере «японского реализма». Мастера создавали  развернутые сюжеты,  так ажурно   вырезая кость, словно  перед ними тонкая бумага. Динамична, полна экспрессии  сценка поединка.
Ее комментирует  чудесная девушка-волонтер музея Востока Наташа Бакина : «Это Омори Хикосити, самурай
сёгуна Асикага Такаудзи. История такая: он переходил реку, встретил красавицу, которая  попросила перенести ее  на ту сторону. Посадил он ее на плечи, нес-нес, глянул в воду,  а там отражение демона. Самурай не растерялся, скинул ее и зарубил на месте. Мастер показывает   момент схватки с ведьмой».
Искусство создания цветных эмалей японские умельцы  довели  до совершенства. На выставке  они очень красивы. Глаз  не оторвать  от элегантной черной  вазы с белыми,  словно трепещущими хризантемами и    бледно-зелеными  листьями. В основе ее   - медный сплав, эмаль перегородчатая, поливная, живописная и  ковка.
…продолжили с сиси
Мой небольшой «антракт» по Японии  выдался в вечер понедельника и   во   вторник. Тут я  попадаю  благодаря  нашему земляку  чудному актеру  Рустэму Юскаеву в  любимый театр Мастерская Петра Фоменко, и  заботами замечательного актера и педагога Алексея Зуева  -  в театр Пушкина. А  между   театрами   был АЗ ,дивный маленький музей Анатолия Зверева, в котором люблю бывать в своих набегах  на столицу: а)   находится  в самом центре -  на Тверской-Ямской; б) компактный -   всего три небольших  зала; в) современный, креативный, всегда  неожиданный.
Новая выставка АЗ называется «Атака Дон Кихотов»,   нас действительно атакуют –ювелирно выписанные Дон Кихоты Густава Доре  со страниц фолиантов позапрошлого века; напористые, яркие, как их автор,  герои Сальвадоре Дали  и его графики,   воздушные, стремительные, словно случайно  сорвавшиеся с кончика пера или кисти, Рыцари и Оруженосцы  Анатолия Зверева. «И литературный герой, и наш любимый художник – каждый своим существованием доказывает, что и один в поле воин…Чем их больше, тем больше шансов, что зло будет побеждено милосердием, благородством, бескорыстием, смелостью и, конечно, смехом», - сообщает  нам  пресс-релиз.
Ну и я  посмеялась  немного -  правда, в основном, над собой. Мои  сложные  отношения   с лифтами как таковыми   вылились в   затянувшуюся остановку и «бегающие дверцы» прозрачного, насквозь техничного и вроде   неуязвимого лифта. Чудо-машину исправили, я отправилась  на лифте в подвальный этаж,     и тут он снова застрял…   Подвернувшийся, на мое  счастье ,сотрудник долго  выводил  мою   «антилифтную» особу  на свет  божий  по грязной «черной» лестнице, через морозный двор, через вестибюль…Главное,  что вывел.
Япония была  у нас еще  весь  день  7  марта. Сначала  -  в музее Востока.  На ловца  и зверь бежит!  Там как  раз  открылась выставка к популярному японскому празднику–Хина мацури (Праздник девочек).
Как пишут кураторы выставки, «особое искусство создания этих кукол, впитавшее в себя методы и приемы буддийской скульптуры, театральных масок, классической японской гравюры, делают их гораздо ближе к произведениям декоративно-прикладного искусства, чем к народному творчеству». Самому празднику более тысячи лет, он возник   из мистического обряда пускания по  реке бумажных кукол (нагаси-бина) и «сакральных игр в «дочки-матери», где дети переносили в свою игру церемонии и особенности придворного быта».

Теперь  это общенациональный праздник,  и в каждой семье, где есть девочка,  устраивают  кукольную выставку на ступенчатой  подставке хина дан. Шесть ступенек насчитывает лестница с роскошно одетыми куклами  императорского двора на выставке «Праздник кукол». Отдельно за  стеклами витрин – куклы, отнесенные к разделу  укиё нингё, которые  выставлялись  не только  на праздник девочек ,  вообще служили   украшением дома . Легендарные герои, популярные актеры,   изящные танцовщицы, тигры, львы. Что касается льва, то  его упрощенная  фигурка   помещена и на  хина дан. Как считают   ученые, этот мифический зверь, скорей всего, пришел,  в Японию из Китая через Корею, в VII- VIII веке нашей эры.    Японский шиши  (собака-лев) сочетает элементы корейской кома-ину (собака) и китайского кара-сиси (лев).
Сопровождающая  нас  Наташа, специалист по кимоно, помогла, наконец, разрешить  спор, возникший еще  на  экспозиции «Самураи  и красавицы» в Саратове. Гид   утверждала, что  на кимоно  изображен лев (  странно, что  на женском),  посетительница  же считала, что  это дракон – зеленый, с длинным хвостом. Нет, все же собака-лев,  защитник  от злых духов,   вышивался (или рисовался)   и  на женском кимоно. Хвост  кажется длинным из-за  того, что   он как бы распушен.
…и закончили с  цуру
Японских экспонатов в музее приблизительно  9 тысяч, вполовину меньше, чем китайских. Экскурсия рассчитана часа   на полтора, но Наталья, увлеченная самой маленькой страной Дальнего Востока  не меньше нас двоих, подогретая  нашими вопросами  и подлинным интересом, водила по экспозиции два с половиной часа.  Мы услышали  немало  интересного.
О проникновении буддизма в Японию, о синтоизме, дзэн буддизме  и  «природоцентризме» их мира, где человек  хочет достичь гармонии, слиться с природой , будь то    дерево или камень. О  невероятной  сложности церемониала  чайной церемонии, в которой может быть использовано  до трехсот чашек. О бумаге, которой устилали дорогу сёгуна к чайному домику. О «сосне, которую задевают плечом »
сосны росли около дорожки и цепляли за рукав, проходящий чуть не рухнул, и теперь это знак к смирению, чтобы под ноги смотрели. Даже если  уж не сосна посажена,  все равно дерево сосной зовут. О чисто японской культуре полутонов («луна, которая не  за облаками,  вульгарна»).
Самые редкие экспонаты  показывались с объяснениями. Вот ширма с обезьянами  - монохромная, лишенная декоративности. Одна из трактовок сюжета: обезьянки связаны с  земной суетой, а это мешает приблизиться, увидеть истину.А она совсем рядом –луна дана в виде отражения. Истину нужно  искать  внутри себя. Не случайно лунолики сами обезьянки. («Обезьяны, ловящие отражение луны в воде», конец XVII в).Вот  еще один раритет:  средневековый деревянный Будда Амида. Дерево, резьба, лак, позолота.Здесь  - инкрустация по бивню мамонта (!) Кофейник   и тазик для бритья сделаны уже по заказу  европейцев  и как бы  не в  японской эстетике (фарфор, металл, рельеф, роспись, позолота). Таких предметов в Японии и  не видывали в то время. Скульптура  добродушного Дарумы- того  самого монаха, который превратится потом в «фигурку желаний». Женское кимоно с очень своеобразным  рисунком: ловля рыбы  при помощи бакланов…Не преминула Наталья  рассказать  и о самом пышном экспонате коллекции - белом орле на сосне  в полный рост ,на фоне ширмы с бушующим морем. Подарок японского императора  на коронацию последнего нашего. Орел виртуозно собран из более чем полутора тысячи деталей, вырезанных из слоновой кости.Ни  одна  из  них не повторяет другую!

Достойный  этого дня  обед в  ресторане Дома  журналистов – подвал с красным кирпичом интерьера, пышный банкетный зал,  чрезвычайно декоративно  оформленные яства…  Завершился наш японский день в театре АпАРТе, где ожила японская сказка – одна  из многочисленных  легенд о женщине-журавле. Режиссер  Елена Озерцова, большая поклонница страны Восходящего солнца, сплела прихотливый узор из сказаний и легенд  про  журавля, который  обратился в прекрасную девушку и поселился в бедной хижине.Надо сказать, что именно  из-за спектакля «Журавль»  ехала я  в Москву. Много слышала об  этом поэтичном  зрелище со щемящими нотками света  и печали. Ведь в спектакле не  только звучит неповторимый голос  бамбуковой флейты  сяхукати,  но  и грациозно танцует, поет тоненьким  голоском, любит, тоскует ,радуется своей любви изящная как статуэтка Цуру –японка и  актриса Томоми Орита.
Ее взгляд порой  был  так далек, что она казалась обитательницей иных миров, инопланетянкой, случайно заглянувшей в наши палестины. Возможно, так  оно и есть. Японцы   частенько напоминают мне   «пришельцев».
О журавле в Японии есть  сказки,  сказания,  поэтические произведения, но все  они  грустные и заканчиваются именно так: «Ах, да ведь  это журавль. Тот самый журавль. Курлычет, кружится  над  домами. Тяжело  так летит»…Надо ли говорить, что   по пути в Саратов  я читала  изысканнейшую  японскую  прозу  с тонким ароматом в самом   названии  (один из  вариантов перевода) - «Многоцветные краски осени».

                                                                              Ирина Крайнова,  пресс-секретарь Саратовского  отделения общества "Россия-Япония",фото с сайта  и автора

                                                                                              
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments