irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ГАСТРОЛИ ВОЛЬСКОГО драматического театра.В главной роли РИММА БЕЛЯКОВА



                                               МОД…И СНОВА МОД

Наконец и мы увидели долгожданный спектакль. Его привез Вольский драматический театр (главреж Олег Загуменнов) и показал в тюзе Киселева
Про  даму преклонных лет, графиню даже, которая позволяет себе роскошь говорить, что думает, делать, что хочет. И жить по своим законам. Это право ей  дают не несметные сокровища, как у миллионерши  Бернарда Шоу, не эксцентричный характер, как у  циркачки Жербер Алексея Арбузова.
А ее прошлое. Прошлое   заключенной  концлагеря с   вытатуированном на руке номером (так делали  только в Освенциме!), погибшая там близкая подруга,  без вести  в те годы пропавший муж. Видимо, мадам  Шарден  и раньше не отличалась особой благовоспитанностью.На  пари переплыла морской  пролив, за что проспоривший муж вынужден был  подняться с ней… на Монблан.
Пьеса американцев
Колина Хиггинса и Жана-Клода Каррьера «Гарольд и Мод» - магистерская  работа  Хиггинса и наиболее известное его произведение. Поначалу она не считалась удачной и была снята  с афиши после  четвертого показа. Тогда  известный французский режиссер и актер Жан-Луи Барро адаптировал «Гарольд и Мод» для театра, семь лет подряд  спектакль шел в Париже. Потом уж Каррьер, ныне известный  режиссер, актер и сценарист,  снял  по  этому сюжету  картину ,которая вошла в список  «100 самых смешных фильмов всех времен».
Был еще один фильм на полюбившийся всем  сюжет о 80-летней мадам Матильде, а попросту Мод, которая увозит тюленей из бассейнов зоопарка и деревья в кадках из-под носа блюстителей порядка, раскатывает на чужих «тачках» и с удовольствием ходит  на чужие похороны  с кульком фисташек в корзине. Не  закусить «на шармочка», как делают  иные старики, а  лишний раз убедиться , что мир имеет свои начала и концы, а  встречаются они как раз при  рождении и смерти, завершая положенный круг.
Не удивительно, что угрюмый молодой человек, чья невозмутимая мать озабочена только соблюдением светских приличий,  устроивший уже 18 покушений на самоубийство (ясно, что постепенно  они превратились  в  обыкновенный балаган) – причем  четыре  происходят  на наших глазах! - сначала пугается  поступков экстравагантной графини,  потом становится  горячим их сторонником и… влюбляется в даму, в которой ничего старческого и  близко   нет .
Именно  эту роль преподнес народной артистке России, как роскошную розу в бокале( если по Хиггинсу, то  как подсолнух) ученик Риммы Беляковой и преподаватель ее курса Олег Загуменнов./ В Вольске есть еще   одна Мод  -только  что награжденная Золотым Арлекином  заслуженная артистка России Нина Зверева/.
И тут совпадение:  Римма недавно прошла тот же возрастной  рубеж,  почти его не заметив . Так же  красиво ее породистое лицо, так же лучисты светлые глаза,  пышная шапка волос напоминает  о тяжелых косах ее молодости.И главное – она вся в деле, в работе. Ведет курс  студентов, кафедру в театральном институте, отделение в  СТД России.

За долгие годы в Саратовской драме Белякова  сыграла немало классических  красавиц, страдающих  в жестком мужском мире.И только  две  роли подвели ее  к сегодняшней Мод.  Смешная и жалкая ,   спившаяся, но такая трогательная  жена Валентини в продолжении рощинской пьесы «Валентинов день». В исполнении Риммы Ивановны героиня  начинала  позванивать трагическими  нотками. И   хулиганский выход ( точнее, выбег) в спектакле ее дипломников «Лысая певица». Я даже не сразу поняла, кто эта скачущая по сцене  особа с головой, похожей на гладкую коленку…
Профессор Белякова, которой до смерти надоели ее  «правильные» героини, и в жизни настоящая  "хулиганка",   любитель забавных театральных историй и их блестящий  рассказчик. Однажды, после  вечера ее выпускников, мы с восхищением слушали ее до глубокой ночи. «Бенефис»  актрисы перемежался песнями соло, стихами и  анекдотами…
И вот Мод, обаятельная нарушительница правил поведения, «сотрясательница» устоев в  красиво повязанной белой косынке и свободно струящемся белом платье. У нее  в спектакле немало  нарядов (сценография, костюмы — Татьяна Гарина), но  этот особенно  хорош.
Вообще-то  графиня  ничего  не делает просто так. Увозит тюленя из мутной стоячей воды зоопарка (сколько  видели мы таких измученных зверей!), спасает сохнущее  на солнцепеке деревце. Решив уйти из жизни, пока  не стала в тягость самой себе и окружающим, Мод жертвует свое имущество  больнице и готова подарить какой-то  редкий чайник первой встречной. С цветаевской легкостью расстается с вещами  и, в конце концов, – с жизнью.

Взглянул — так и знакомый,/Взошел — так и живи!/Просты наши законы:/Написаны в крови./Луну заманим с неба
В ладонь,— коли мила…

Конечно, драматург  - не Шоу, и   даже не Арбузов ,не всегда концы у него сходятся   (а в переводе  вообще есть текстовые провалы в нескольких местах). Я так  и не поняла, почему, забрав мебель, полиция еще и Мод  выселяет. Это   что, не ее дом?  Заложен, или она не выплатила  за него кредит? Но забываешь об  этих «концах», когда видишь легкую, комичную игру актрисы в ансамбле  тоже  с легким, органичным, удачно  найденным партнером .Это студент Риммы Ивановны Павел Лазарев.
Блистает еще  ее ученица – одна из  прим Волького театра Арина Володина. Красавица блондинка неузнаваема в очках с большой  черной оправой, в строгих брючных костюмах,  еще и     прихрамывающая, с палочкой. Первая фраза  закаленной  сыновьими покушениями мадам  Чейзен, обращенная  к висящему в петле к сыну,  сразу  делает заявку на   яркую комедийность: «Сколько раз я тебе говорила, что нельзя надевать зеленые носки с черными ботинками?»
Жаль, остальные герои   держатся подчеркнуто серьезно и  нейтрально, как бы  уступая арену сражений этим троим.Я им благодарна, что  не было наигрыша, вкус  и мера не изменили вольским артистам ( в отличие от московских).  Однако  жанр определен как трагикомедия (в фильме – «черная» комедия), и серьез  тоже должен быть «на грани».
Видеоряд  со сменяющимися заставками помогает следить за стремительно развивающимся сюжетом. Застывшие  изображения Мод словно отпечатываются  в памяти  Гарольда, подводя к трагической развязке. Сцене их  прощания пока не хватает  глубины и  многомерности. Но «и это пройдет».
Мудрая, как Соломон, Мод не приходит в восторг  от любви  к ней юноши,   "отпускает"
его  : «Люби еще. И еще. Люби...» Это были последние слова Мод. Надо  ли  говорить, что  ответом  им был гром аплодисментов. Маму Римму в Саратове  любят все .
                                                                                                                                                                                                                                                                Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments