irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

СОБИНОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ - 2018. ДНЕВНИК. День восьмой, русалачий




                                              МЕЛЬНИК ВСЕХ ПЕРЕИГРАЛ
На восьмой день Собиновского фестиваля  прозвучала еще одна великая национальная опера, написанная  на сюжет  пушкинской  драматической поэмы. «Русалка» Даргомыжского.
Мы  шли с подругой с фестиваля и рассуждали о разных видах женской любви    жертвенной до самоотречения и эгоистичной, зацикленной на себе. И Жизель у нас получалась самоотверженной (она  не знала, что встречается с Графом, а как узнала  так сразу с ума   сошла  и умерла, но потом Графа любимого  от злых  вилис  спасла и  на коленях вымолила ему жизнь у  их  грозной  Повелительницы), а Наташа, дочь Мельника   как  бы эгоистичной. Ведь   знает,  что Князь, а  удельный князь  Древней Руси все равно что царь в своем государстве, но  ее это   не останавливает. Женитьбу Князю она так и   не простит, и через много лет, «каждый день о мщеньe помышляя», пошлет    за  ним их  маленькую дочь.
Известно, как заканчивается опера: русалки утаскивают  Князя  на дно. Странно, конечно, что  Александр Сергеевич, любивший сильные характеры и неожиданные драматические повороты, как-то одномерно  решает   образ брошенной девушки… Я открыла томик Пушкина, чтобы освежить в памяти  финал драматической поэмы…О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!...
У Пушкина никто никого на дно речное не утаскивает. У него вообще нет финала. Вот как заканчивается поэма: «Отец несчастный! как ужасен он!/Авось опять его сегодня встречу,/И согласится он оставить лес/ И к нам переселиться…" Владетельный Князь  стремится взять  к себе безумного старика, который ему никто. А при виде Русалочки приветливо к ней обращается: «Что я вижу! Откуда ты, прекрасное дитя?» Всё.
Не такой  уж тут  Князь  «негодяй», снова и снова  тянет его к разрушенной мельнице. И кто знает, «не взыграло бы  ретивое» у его  возлюбленной, не пощадила бы  она отца своей дочери. Тем более, что Наташа теперь – Старшая над русалками  и   всем  наказала: «Да никого не трогайте сегодня./ Ни пешехода щекотать не смейте,/Ни рыбакам их невод отягчать…»
"Русалочий сюжет" проходит через  все  творчество Пушкина (вспомним  начальные строки  «Руслана и Людмилы»).  Сильно занимал его  воображение…    и   вдруг
оборван   перед   наказанием Князя. Да и будет  ли  оно?  В "Песнях западных славян "("Яныш Королевич") поэт  дает  иное  разрешение схожего сюжета. Там  правитель Яныш встречается с прежней  своей любовью, тоже утопленницей, страстно ее зовет: «Нет, не выду, Яныш королевич,/Я к тебе на зеленый берег./Слаще прежнего нам не целоваться,/Крепче прежнего меня не полюбишь", -  отвечает та.
Вот  и   ответ всем "продолжателям" пушкинской поэмы  после его смерти (имя  им легион). В какую бы фурию  ни превратилась женщина, «любовь еще угасла не совсем»…
Замечательный русский композитор Александр Даргомыжский  написал свое либретто с традиционным для того времени финалом. Но в целом к тексту Пушкина  отнесся очень бережно. Словами драматической поэмы, по-русски напевно, начинается и опера, и ария Мельника: «Ох, то-то все вы, девки молодые…». Композитор, следуя  за сюжетом, лишь  увеличивает  число народно-хоровых эпизодов. И – усиливает  драматический накал, как  того требует музыкальное решение. Опера была окончена в 1855 г. Премьеру (май
1856 годаПетербург) аристократия  встретила с презрением,  разночинная публика – с восторгом. Ее даже  окрестили  «незваным гостем русской оперы». Большие сокращения, «чужие» декорации и костюмы привели к тому, что  шла  она недолго…


Потом «Русалку» признают классикой  оперного жанра. Правда, музыковеды оговаривались, что превращение кроткой, любящей Наташи в  беспощадную «немезиду» в последнем действии не совсем   оправдано  драматически. Как видим,  и два "разных" Князя  там в начале и конце   либретто. «Единственный герой «Русалки», который  великолепен без всяких «но» – это Мельник, носитель настоящего, убедительного характера, персонаж, у которого в опере есть своя, личная музыкальная судьба» (Андрей Тихомиров)
Потому Мельники  всегда хороши в постановках. Сошедший от горя  с ума  старик отец был коронной ролью  великого певца и актера Федора Шаляпина, он гримировался в  ужасного, зловещего  старца, исполняя его партию повсюду: в России,  на гастролях  за  рубежом,  в эмиграции.
У нас в Саратовском театре помню двоих Мельников.  Превосходный, низкий бас Владимир Верин и насыщенный, красивый бас-баритон Виктор Григорьев. Пушкинский герой в исполнении Григорьева - образ мощный, трагедийный. Кажется, актер погружается в роль полностью, ничего не видит вокруг. Но именно с Мельником Григорьева связывают одну театральную историю. Я спросила Виктора Сергеевича, правда ли, что на одном спектакле партнерша стала терять сознание и упала  бы  в люк,   но он успел ее подхватить?
Это уже театральная байка, дело было на поклонах: моя «дочь» по сцене почувствовала себя дурно, я схватил ее на руки и унес за кулисы».
На  XXХI Cобиновском   фестивале в «Русалке» (постановка москвича Андрея Сергеева) в ведущих ролях выступило   блестящее трио солистов  Мариинского  театра и  Новой оперы  им. Колобова. Строгая, гордая, красивая Наташа у Ирины Матаевой (солистка Мариинского театра, лауреат Международного конкурса молодых оперных певцов им. Н.А. Римского-Корсакова, Всероссийского конкурса оперных певцов им. Ю.А. Гуляева, лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», лауреат приза зрительских симпатий общества «Театрал» за партию Татьяны). Печальный, потерянный Князь у Сергея Семишкура (солист Мариинского театра, лауреат международных конкурсов им. Н.А. Римского-Корсакова, им. П.Г. Лисициана, дипломант и обладатель специального приза Международного конкурса Елены Образцовой).
Сильные, с богатой модуляцией  сопрано и тенор. Но с первых же нот, с первых  же слов покорил нас огромный, широкий, как утес, Мельник (Виталий Ефанов
солист Новой оперы  им. Е.В. Колобова, лауреат международных конкурсов, сотрудничает с Метрополитен-опера, Национальным  театром Чехии, Израильской оперой).
Он сидел  на лавке  у бревенчатой, уходящей ввысь Мельницы. И казалось,   когда он встанет,   будет вровень с ней. Из корыстного, угодливого, если нужно,  старика,  артист  превращался  в потерянного, несчастного отца. Красавица-дочка – один      светлый луч   в душе прижимистого вдовца.
И вот финальный акт:  Мельник огромен и страшен, нависает горой, ужасная улыбка змеится  на губах, развеваются   полы  накидки, как    крылья,   он  и  вправду сейчас вороном  взлетит  на дуб. «Вас дружно я приглашаю./На пир веселый приглашаем/Сегодня всех», созывает народ бедный   безумец. Его смех продирает  морозом  по коже.  Глубины драматургии образа зияют уже   бездонными пропастями…
Среди  саратовских исполнителей выделялось  крепкое меццо Марина Демидова, серебристо звучал голосок Ольги (Надежда Федосеева),хоровые сцены радовали красивой напевностью.
...Ну а Мельник переиграл и перепел всех  - так уж  он написан у Даргомыжского,  так   выпукло   дан  у Пушкина,   столь  выдающиеся басы  и актеры его обычно исполняют. Какое бы  ни  происходило значительное  событие, всегда в памяти остается  самый яркий  его момент. Для  нас сегодня  это был Старый мельник Ефанова.
                                                                                                                                                                                 Ирина  Крайнова, фото с сайта театра                                                                              


Виктор Григорьев - Мельник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments