irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

МОСКВА ТЕАТРАЛЬНАЯ .Гастроли Школы ТАБАКОВА в Саратове

         

                                                                 ПЯТЫЙ


Табаковцы
В Саратовском  тюзе Киселева в эти дни прошли  гастроли Московской театральной школы Олега Табакова
Четвертый раз.  Причем три спектакля они уже привозили  к нам  год назад: «Арт» Реза, «Сиротливый запад» МакДонаха, «Свободные бабочки» Герша. Публика приняла их   тепло, в зале был аншлаг.Что натолкнуло  на мысль показать их опять  - за «пять минут  до выпуска»  курса дать возможность сравнить, увидеть ,как будущие актеры растут на хорошей драматургии. Большим событием  и премьерой гастролей стала инсценировка лучшей  повести Сергея Довлатова «Заповедник», названная  постановщиками  «Лукоморьем». В  новом дипломном спектакле  занят практически весь выпуск-2о18.
Пресс-конференция в тюзе представила участников спектакля, познакомила  с  исполнителем роли  Бориса Алиханова в «Лукоморье» (прообраза самого автора), высоким светловолосым парнишкой.Конечно, речь  зашла  о  невосполнимой  потере,которую понесла российская культура. Первый заместитель художественного руководителя и директора МХТ имени А. П. Чехова, педагог школы Юрий Кравец рассказывал, как тяжело переживали  они уход великого артиста, педагога,  театрального руководителя, собирателя  талантов  по всей Руси. И как ребята, преодолевая себя, подготовили очень  эмоциональную программу  «Ученики – о своем Учителе: студенты МШТ памяти О.П.Табакова».
- К концу  ее плакали все, - признался  Юрий Анатольевич.
- А почему  бы  не сделать  из этого спектакль и  не привезти его потом  нам? – спросили мы. Это  так по-табаковски  - инициатива учеников,ребята  творчески вспомнили Мастера и Учителя.
Юрий Анатольевич   - человек  очень креативный, мы  это знаем еще с его «облминистерской» работы и директорства в  нашей драме. Неожиданно,после показа двум директорам   саратовских театров, в гастрольную афишу колледжа Табакова  добавлен еще один спектакль  - пятый  по счету:  та самая программа  о творческом пути Олега Павловича!
Здесь  и природный   юмор народного артиста Много позже, будучи уже на возрасте, мама призналась, что, поскольку она училась на V курсе медицинского факультета, в ее планы тогда не входило заниматься деторождением. Меня старались, как бы это сказать… извести. Но не тут-то было. Поэтому живучесть, бойкость и развитый инстинкт самосохранения считаю своими врожденными качествами». И редкая его   памятливость. И лиризм,   признательность  своим великим учителям. Наталье Сухостав, Олегу Ефремову, Василию  Топоркову.Мы узнаем, как первый раз попал  Олег в театр.Как влюбился в МХАТ – сразу и весь, в каждого его  артиста – тот как раз был  в эвакуации в Саратове.Как хотел учиться  только на актера и только в Москве, хотя сильно  робел, был  худым и смешным… Книга Табакова «Моя настоящая жизнь» прочитана учениками коллективно, разделена на фразы, фразы  - на слова, и донесена  до нас  - бережно, любовно, без умиления и  глянца  (что важно). И все  это  - с фотографиями   театральных ролей и киноработ Мастера, кусочками его фильмов и спектаклей , под  звуки его удивительного  голоса.
Мы помним, какой блестящий чтец был наш земляк, ему были подвластны все  литературные жанры. Есть   такая перекличка  и в спектакле –  перекличка декламаций. Олег Павлович  начинает с экрана знаменитую «Переправу» из «Теркина» - ученики в зале подхватывают. Давид Самойлов,  Юрий Левитанский, Борис Пастернак, Пушкин…
«Сказку  о золотом петушке»  они не просто читают  - разыгрывают в лицах, показывая ее скрытый комизм, придавая  четкий пластический рисунок. Правда, увлекшись показом, порой  впадают в натурализм.   Ненадолго, к  счастью…
В финале спектакля-воспоминания благодарят  великого актера за  то, что  разглядел, увидел, нашел их из тысяч мальчишек и девчонок ( у Табакова было особое чутье на таланты), что создал Школу, что подарил им любовь к  его родному городу, где они  тоже чувствуют себя своими.Теперь слезы с трудом сдерживают саратовские зрители…
Его любимое детище живет, развивается, опять набирает  таланты  по России. Это и есть лучшая память  выдающемуся человеку.

                                                                                    В свободном полете 
Еще я посмотрела «Свободных бабочек» (тоже на Малой сцене тюза),  и эта работа показалась   мне самой зрелой  из всех, увиденных на  гастролях. Абсолютно органична в возрастной роли Анна Золотухина. Застегнутая на все пуговицы ,  высокая статная миссис в элегантном красном,  на тонких шпильках , она являет вариант матери- воплощенной заботы, матери –  постоянной тревоги , способной своей мелочной опекой свести с ума.
Прелестна в своей открытости, женской  привлекательности  и -  постоянной изменчивости Джил  (Ангелина Пахомова), легко  читается напористость и недалекость Ральфа (Павел Филиппов). Самая трудная задача  была у Максима Тенякова. Показать своего симпатичного, острого на язык,  но слепого  от рождения  Дональда  так, чтобы   мы поверили в его  слепоту и не прониклись к  герою сентиментальной жалостью -  той, что губит его отношения с матерью и чуть не погубит – с девушкой.
«Нас не надо жалеть, ведь и мы  никого  не жалели…». Больше всего  на свете   парень хочет быть  независимым,  идти своим путем, даже если на этом  он проиграет. В постановке  отсутствует «happy end», как в пьесе.Там,  вернувшись и застав его плачущим, Джил, вполне в духе голливудских финалов, садится рядом, берет его руку, целует ее: «Вот что ты делаешь на полу? Дон.Собирался устроить пикник. Джил. Дон!.. Если бы ты только знал - как я хочу есть! Оба смеются. Дон прижимает Джил к себе. Так они и сидят на полу, обнявшись, и смеются...»
В спектакле она опять   «улетает» к своему режиссеру. От полного отчаяния Дона спасает разговор с матерью, которая гораздо тоньше , чем может показаться. Нет, она не возьмет его назад домой! Если он правда  хочет стать мужчиной, пора научиться жить  без нее… «Ты раньше себя не жалел и не начинай…Наступит день - ты встретишь ту, которая останется с тобой, потому что сможет полюбить по-настоящему, навсегда». Лишь  громкая музыка  за  тонкой  перегородкой дает надежду, что если не Джил, то какая-то девушка в его  жизни появится.
Прекрасный  юмор,  узнаваемые  характеры, живые диалоги, крепнущая лирическая нота,  интересные сюжетные ходы – все есть в  этой пьесе, все прочувствовано актерами  -  искренне,  тонко,с нюансами. Как будто  не выпускники театральной школы, а  уже зрелые артисты   проживают  свои сценические жизни (режиссер-педагог заслуженный артист России И. Шибанов).

                                                                                              Заповедник аликов   и дев

Третьим просмотром шло   «Лукоморье». Чинный, аккуратный, с гладко зачесанными волосами  литератор  (такой он у Евгения Матушкина) попадает в заповедник -  дурацкое название, согласитесь! - старых дев, где от безнадеги готовы кинуться на любого мужчину («Они  не вами. Они всеми интересуются…Парни разъехались»). Вереница дев  дана прямо «в яблочко», даже с перебором:  «божьих одуванчиков», в сермяжке, среди них, помнится,  не было.
Зло и точно  высмеян   «поклонений установленный статут», что густо  залил «приторным елеем» веселое имя Пушкин. До последней сотрудницы все  будут изводить героя одним  и тем же вопросом:  «Вы любите Пушкина?»
«Я испытал глухое раздражение.- Люблю. Так, думаю, и разлюбить  недолго». Как ворон  на падаль, набрасывается Турист (он тут в единственном числе) – Андрей Мартынов на «пушкинские дали», «аллеи Керн», прочие культовые места.
Но наиболее выпукло показано беспробудное пьянство окрестных крестьян и примкнувших к ним экскурсоводов,  начиная с колоритного Михала Иваныча  (Павел Чернышев), который   слова-то  в простоте  не скажет  -  лишь шершавым языком нецензурщины. Пьяный разгул,  всюду море разливанное… Видишь это  сборище оборванных, шатающихся «аликов» , и кажется, что студенты  как начали показывать «этюды на алкашей», состязаясь, кто  пострашнее изобразит,  так и   показывают. А ведь Михаил Иванович  - «широкоплечий статный человек. Даже рваная грязная одежда  не могла  его по-настоящему изуродовать… упругий, четкий шаг…». Один из самых сложных образов. Тот самый носитель русского бунта, «бессмысленного и беспощадного. И в чем-то добрый и даже робкий. В книгах Довлатова  нет   праведников и  злодеев, рай и ад каждый носит в себе.
Тема сложных  отношений  героя с женой  намечена в спектакле   еле заметным пунктиром.Татьяна
(Евгения Романова) умна, начитанна и -   нетерпима в  своем желании уехать  из страны.  Сцена их первого знакомства делает  заявку  интересной лирической линии . Борис, которого окружает столько красивых, жаждущих любви женщин,   ведет в заповеднике  жизнь аскета, парится в городской  куртке, не прикасается к спиртному….до поры. Звонок  жены срывает  все клапаны с  его души.  Чего тут больше? - вспышки былой любви, страха одиночества, смертной тоски  ? Метаморфоза героя в спектакле   упрощена.   Жена уезжает, запил – и все тут.
И еще … тут совсем  нет Пушкина.  Лишь его осмеянные всеми кому  не лень войлочные бакенбарды. Но довлатовская книга  - не пасквиль  на Пушкина, как иным  хотелось бы. Скорей, сопоставление  их жизней и судеб. Понимание, которое пришло к большому писателю Довлатову   именно в Пушкиногорье. «Маленький гениальный человек, в котором легко уживался бог и дьявол.. высоко парил, но стал  жертвой обыкновенного земного чувства…». Гения может погубить  любая страсть,  у каждого она своя – женщины, вино, карты…
Глубинные пласты почти хулиганской книжки ,   написанной  безыскусно,  скромной по размеру, не  очевидны пока  для 19-20-летних.И  финал с разбойничьей песней Высоцкого здесь вполне предсказуем. «Я ли ягод не носил?!",- снова Леший голосил,-/"А коры по скольку кил приносил!/Надрывался издаля все твоей забавы для,/А ты жалеешь мне рубля, ах ты тля!!!..Так что значит не секрет / Лукоморья больше нет/,И все, о чем писал поэт - это бред»…
Зато здесь у  «железного» Беляева «из органов» появилась жена, двое пацанят,  все трое мамку слушают беспрекословно,  показывают  забавнейшие  мимические  этюды,  и  только в беседе с «диссидентом» майор  позволяет себе ерничанье, отрываясь  по полной: «Уголовное дело шьется в пять минут. Раз  - и ты уже  на стройках коммунизма…Я бы  на твоем месте рванул отсюда, пока выпускают…» Пластически и актерски блестяще  сделанная сцена  (режиссеры-педагоги заслуженная артистка России Я. Колесниченко и А. Лаптева).
«Лукоморье больше нет» - так можно было назвать   спектакль. Только вот что делать
литератору,барду,поэту со своей  «тоской в груди»? До глубин довлатовских они когда-нибудь   обязательно доберутся. Меня тоже  сначала  интересовал только его  великолепный репортерский дар,  все подмечающий  глаз, острый  как бритва язык.
Лукоморья  нет? Дудки!  Теперь и довлатовский дом-музей  в той  Березовке появился.Еще один миф , и  тоже -  в копилку пушкинских.

                                    Ирина Крайнова, обозреватель по Саратовской области  в Российском тетральном журнале "Страстной бульвар"




  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments