irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРЫ САРАТОВА, Саратовская оперетта, премьера в конце сезона



                            ДУБРОВСКИЙ И  ДВОРНЯ. С прологом без эпилога
Часть1
«Как не так», — сказал Архип, с злобной улыбкой взирающий на пожар. «Архипушка, — говорила ему Егоровна, — спаси их, окаянных, бог тебя наградит».
               Пролог. Что накипело
Я, наверное, страшная ретроградка. Но особого свойства. Готова принять все  сценические новации (кроме физиологии  без нужды и  «лексики»  для куражу), все театральные провокации, если… за ними  не стоят великие имена. Ради  бога, сочиняйте свои пьесы, придумывайте  какие угодно сюжетные коллизии.  Классику переписывать  на что?..
А делать  это легко и удобно, поскольку наследники свои  права давно утратили. О, это  позволяющее  любые вольности  и искажения «по мотивам»! Где  проходят  границы такой «переписи», да   есть  ли  они?
Вот совсем недавно был прецедент  с хорошим режиссером, который поставил два рассказа Шукшина и бережно отнесся к тексту, но   сделал переклички рассказов.    Послали  сценарий дочерям  Василия Макаровича.   Вето наложила самая первая его дочь… Ау, где вы, наследники Гоголя, Пушкина, Грина?.. Нет,я не говорю  о "сокращении"  героев и сюжетных линий   большого произведения или  "соединении" двух персонажей. Если это оправдано психологически, почему нет?  А если  герои совершают поступки, прямо противоположные тем, что задумал автор ( и не последний в своем деле автор, заметим в скобках)… И  тогда   Черт Гоголя  уже не  чинит препятствия ненавистному Вакуле (а ведь  он  боролся за его бессмертную душу!), похищая луну   и «организуя» метель, а  всячески  ему помогает.  Лонгрен  Грина   превращается из трудолюбивого мастера игрушек  в горького пьяницу, а  добрая няня пушкинского Дубровского Егоровна  становится  женой Архипа, этакой бандершей, «бессмысленной и беспощадной».
Какое там «спаси их, окаянных!»… Она и подговаривает  Архипа заживо сжечь подьячих, строит  «женушка» и  другие ужасные  козни.Если кто помнит из школьной программы, Дубровский не спас Машу, потому что кольцо, которое она  просила положить в дупло, не попало вовремя  к русскому Робин Гуду. Он опоздал. В мюзикле по мотивам повести  вместо кольца   фигурирует …черная роза, нет ,не «в бокале» -   на подоконнике ( прямо шаржированная  цитата  из «Семнадцати мгновений весны»).
А  не появится роза в нужное время   в нужном месте не из-за случая, который у Пушкина «бог изобретатель» (неслучайных случайностей  не бывает), а из коварства все  той же резво помолодевшей Егоровны.
Вот такие метаморфозы происходят с пушкинскими героями в либретто  драматурга Карена Кавалеряна к мюзиклу «Дубровский», поставленному   в Саратовской оперетте. Крестьяне, ушедшие вместе с барином в разбойники   по нужде (Троекуров, напомним, разбойничьи отнимает   имение  Дубровского), превращены в холопов, злых и лукавых, что  отличало вообще-то  дворню (домашнюю прислугу  при крепостниках -  негативный оттенок слова тут присутствовал),  а не мужиков.
Автор  придумывает  и образ Рассказчика,    и добро  бы он говорил прозрачной пушкинской прозой. «Несколько лет тому назад в одном из своих поместий жил старинный русский барин, Кирила Петрович Троекуров. Его богатство, знатный род и связи давали ему большой вес в губерниях, где находилось его имение. Соседи рады были угождать малейшим его прихотям; губернские чиновники трепетали при его имени…»
Читать ее  - одно удовольствие. А  послушать чтение вслух, как  это умеют только актеры, удовольствие двойное. Автор решил  посостязаться с Первым поэтом ,  вот как звучит  отрывок  из переложенного на стихи   «Дубровского». «Суров он был к своей прислуге, /Их взглядом повергая в дрожь,/ Да и дворян, и тех в округе /Совсем не ставил он ни в грош». Что   за загадочное «тех в округе»,  остается догадываться .  Что  там Пушкин, в финале либретто  мы   замахиваемся на "Вильяма нашего Шекспира»,  звучит его переделанная фраза  про  повесть,  что печальней нет   на свете.
Скажу  непривычно  о «нашем всём»: Дубровский  - не  самое лучшее  произведение Пушкина. Реализм (поэту  рассказали историю бедного помещика Островского) переплетается здесь с романтизмом, шлейф которого тянется от разбойничьих романов Скотта, от  драматургии Шиллера. Но Александр Сергеевич  блестяще показал помещичью  жизнь и сумел  увлекательно завернуть  сюжет.Вот же, ставят и ставят, пишут и пишут   «по мотивам».
Роман (повесть?) не  был закончен.  И вот что осталось в черновиках «Кн<язь> Вер<ейский> visite (зачёркнуто) — 2 visite (зачёркнуто). Сватовство — Свидания. Письмо перехвачено. Свадьба, отъезд. Команда, сражение. Распущенная шайка — Жизнь М. К. — Смерть к. Верей<ского> — Вдова. Англичанин — Игроки. Свидание — Полицмейстер — Развязка». Никаких  «хеппи-эндов».
Но Князь  не убивал Дубровского в лесу, иначе был бы   тут же казнен дворней, которую  от расправы  удерживал  только  барин ( «Речь молодого Дубровского, его звучный голос и величественный вид произвели желаемое действие. Народ утих, разошелся — двор опустел»). В мюзикле   же Верейский   не только отберет возлюбленную, но и    застрелит беднягу Дубровского. Сочинения на вольную тему, а классики, увы,  бессильно почивают в своих гробах.  Смежили очи гении, и стали слышны  наши имена.
Ну а теперь  вернемся к музыке и  собственно постановке  «Дубровского» в  оперетте.
«Не бойтесь, государь милостив, я буду просить его. Он нас не обидит.
                                          Ирина Крайнова, обозреватель в Российском театральном журнале «Страстной бульвар» (орган СТД России)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments